Все дороги ведут в липки

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Особенности национальной торговли испанской мебелью

«Да ты что, расследователь, обалдел? Там же кругом черный нал идет, контрабанда», — не унимался он. После этой фразы я покорно согласился проехаться по нескольким магазинам…Мой приятель собрался обзавестись новой мебелью. Работа у него такая — «менеджер по снабжению» в одном из частных отелей. Гостиничное дело — бизнес хлопотный. Конечно, в далеком Хабаровске даже скромный антураж местного Дома колхозника обеспечивает стабильный приток клиентов. В столице требуется более основательный подход. Скажем, отечественная мебель совершенно не годится для приличных московских отелей. Для столичного клиента, располагающего лишней «пол-тонной» американских рублей и справедливо считающего, что за эти деньги комната должна хоть отдаленно напоминать спальню на его испанской вилле, купленной недавно за полмиллиона долларов, нужно нечто особенное. Вот моего приятеля и «нагрузили» ответственным заданием: закупить для родной фирмы четыре спальных гарнитура. Желательно подешевле. И без «нарушений отчетности», то есть в полном соответствии с российским законодательством. Как выяснилось, последний пункт был невыполним. Меня приятель призвал в свидетели…Операция «Мебель»Перед выездом — традиционные «наркомовские». Вместо политруковской «эмки» казенный «пятисотый» «Мерседес». Последняя проверка: деловой костюм, в кармане выданные «под честное слово» доллары, да еще распечатанный на принтере список покупок. В команде мой приятель и двое его друзей — на случай, если будут бить. Выдвигаемся по первому адресу: магазин «Мир мебели», что на севере Москвы в Восточном Дегунино.В целях конспирации придумываем легенду: зять (наш корреспондент) с тестем (один из сопровождающих) покупают спальню. Это свадебный подарок, поскольку невесте по статусу не положено спать на чем-то отечественном. Тесть соответственно выступает в роли контролера-аудитора, который следит за целевым использованием собственноручно выданных трансфертов — толстой пачки вкусно пахнущих стодолларовых купюр. У тестя на плече неприметная сумочка-планшетка, в которой притаилась цифровая видеокамера — для фиксации передового опыта дорогих покупок. Необложенные мебеледоллары»Мир мебели» напоминал классическое «сонное царство». Продавщицы, несколько теток доперестроечного вида, прямо в торговом зале пили чай. Появление первых покупателей их совершенно не заинтересовало.Для вида осматриваю один из экспонатов: диванчик, очень похожий на главную деталь советского гарнитура «Москвичка». Я такой, с позволения сказать, дизайн еще по пионерскому детству помню. «Тесть» недовольно хмурится: спальни, по его мнению, выставлены несолидные и для гостиничных целей абсолютно непригодные.Затрапезный вид персонала навел одного из моих приятелей на логичную мысль — поговорить с магазинным начальством. Помните, как в старые добрые времена повального дефицита некоторые пронырливые покупатели добивались невозможного одной только фразой «Я от Иван Иваныча»?..Нам, правда, ни на кого ссылаться не пришлось. Как-никак капитализм. Подходим к скучающей женщине, выделяющейся среди прочих тружеников «Мира мебели» беленькой табличкой «менеджер» и спрашиваем «что-нибудь приличное». Глаза собеседницы немедленно вспыхивают довольным огоньком. По ее мнению, «приличное» никак не могло стоить меньше новых «Жигулей»: «Вам в пределах шести тысяч испанские подойдут? Есть, к примеру, «Давиния»…». «Давиния» была только в каталоге, но нам это не важно. Дело принципа — мы уже решили для себя, что берем.- Есть, правда, проблемка, — осадил засуетившихся продавцов суровый «зять». — У нас, видите ли, рублей нет. Одни доллары. А обменника мы поблизости не видели…- Какой обменник?! Зачем обменник?! Мы сейчас все организуем. У нас тут как раз недавно молодожены такую же спальню покупали — так ничего, расплатились валютой, — запричитала менеджер тоном обиженного ребенка. Подозрительный «тесть» сразу заподозрил подвох.- А это настоящая Испания, не совместная с Урюпинском? А то знаете, какая у меня дочь привередливая. Потом хлопот не оберусь, если привезу фуфло.В небольшом закуточке, подальше от любопытных глаз, уже кипела работа. Гарнитур «организовывали»: наша покровительница звонила неизвестной нам Маше, диктовала артикулы заказанных нами тумбочек, кроватей, комода и шкафа, а та бесконечно ее переспрашивала. «Зять», вспомнив о правилах стамбульского базара, заикнулся о скидке. Менеджер, хмыкнув, цену сбавила. Стоимость спальни, указанная в прайс-листе, с легкостью весеннего ветерка упала на весомые три процента. К слову, при цене почти в 6 тысяч долларов сэкономленная «зятем» сумма равнялась, пардон, средней российской зарплате.Сам процесс покупки мебели отдаленно напоминал сцену продажи партии наркотиков в третьеразрядном западном боевике: темная подсобка, пачки валюты, взрезанный полиэтилен упаковки «товара». Вот только деньги мы доставали не из аккуратного кожаного кейса, а из собственных карманов. Доллары не спеша пересчитывались нами, затем менеджером, а потом складываются в ящик письменного стола. Все просто — без проверок, обменников и квитанций. Мы получили на руки бумажку с перечнем шкафчиков-комодов и корешок «приходника» (кстати, основную часть менеджер даже не заполняла). А еще — схему проезда на таинственный склад «Липки», расположенный, по заверениям менеджера, «в тихом месте»: в 350 метрах по грунтовке от МКАД, поворот под кирпич — и вы на месте…Товар при этом надо было забрать в течение 10 дней, в противном случае нам обрисовали неприятную перспективу «заплатить по 0, 5 процента от стоимости заказа в сутки». Ни нормального товарного чека, ни уж тем более кассового нам вручено не было. Приятель матерится, вспоминая о необходимости отчитаться перед бухгалтерией, которая, как пить дать, порекомендует ему сходить с этим приходником в свежеотремонтированный гостиничный туалет…Ладно, думаем, наверное, это случайность: магазин попался несолидный. Может, касса сломалась, а менеджер просто решила подзаработать на купле-продаже долларов…Америка начинается за МКАДВторой остановкой в нашем плане значился широко разрекламированный торговый комплекс «Крокус-Сити» — огромный такой ангар вроде «Рамстора», только с огромными воротами на входе. На воротах камеры, отслеживающие личность всяк туда входящего. «Налоговиков вычисляют», предположил, осмотрев аппаратуру, бывалый «тесть».На территории комплекса томно курили рабочие-строители интернационального вида. Вместе с «тестем» заходим внутрь. Пачка условных единиц приятно оттопыривает карман пиджака. Сразу направляемся в отдел испанской и итальянской мебели. В отделе ни души, за исключением парня-интернационалиста, налаживающего освещение. Ассортимент впечатляет: есть все, кроме верхней планки цены. Мы скромно изучаем «выставку», громко общаясь.- А где бы это, Иван Иваныч, нам найти ту спальню, которую ваша дочка-вредина велела ей привезти? — риторически вопрошал я заскучавшего приятеля.- Ну не знаю, сынок… А мы вот сейчас у молодого человека спросим, — меланхолично отвечал «тесть».Молодой человек, то есть менеджер, был невероятно услужлив, сразу проводив нас к искомому гарнитурчику работы итальянских мастеров. «Тесть», почувствовав его неподдельную заинтересованность в таких клиентах, как мы, пошел в атаку.- А-ааа, можно… — он даже не успел доспросить о порядке оплаты, надеясь, что уж тут-то бухгалтерия не докопается, магазин-то известный.- Долларами? Естественно, можно.- Оформляйте, но только с четырехдверным шкафом, — тоном, не терпящим возражений, заявил «тесть».Позвонив некоей Маше, молодой человек обрадовал нас хорошей новостью — облюбованный нами гарнитур имеется в наличии и подлежит продаже. Вот только ехать за ним придется на склад. Адрес простой: Липки, в 350 метрах от МКАД по грунтовке. Тихое, спокойное место…Сели за столик — оформляться. Менеджер, услышав трогательный рассказ о недавней свадьбе, дает нам скидку аж в 2% и выписывает бумажку, вроде накладной.- 6556 долларов США с вас. Вообще-то доллары брать незаконно, но идем навстречу клиенту, — оправдываясь, объясняет менеджер, ловко пересчитывая наши деньги.Дело сделано. На руках снова та же схема проезда, опись приобретенного и приходник. Кассовым аппаратом, который стоит сейчас в каждой маршрутке, в разрекламированном торговом центре даже не пахло.Едем дальше. Опасаясь, что в третьем месте нас тоже пошлют на «тихий» склад, добавляем в наш состав нового игрока — знакомую девушку, которая на время становится моей женой.Безналоговый городВ «Мебель-Град» мы приехали к обеду. Народу в общем-то немало, подкачал только отдел испанской мебели. Оно и понятно — тут снова выставка достижений баскских плотников по запредельным ценам.Осматриваемся. «Жена», заметив изукрашенную залихватскими крендельками кровать, кричит на весь отдел, что нашла то, что нужно, добавляя при этом столь ненавистное всем мужчинам слово «купи». На ее восторженные вопли к нам моментально сбегаются продавцы. Вперед выдвигается симпатичная девушка-консультант:- А-а, ну вы понимаете? — этих слов было достаточно.- Думаю, Ольга Михайловна все решит.Действительно, менеджер Ольга Михайловна решила все, причем в пользу «условных единиц». Узнав, что мы молодожены, нам дают скидку аж в 5%, звонят Маше и выписывают накладную, корешок приходника и вручают схему проезда… в Липки. Черт возьми, неужели все спальни на одном складе лежат? Три с половиной тысячи наших долларов перекочевывают в стол Ольги Михайловны. Сдачу нам выдают уже рублями, естественно, без кассового чека. Послушав пожелания «любви и долгих лет совместной жизни», уезжаем. На новую точку.Нерусский магазинВ последний пункт нашего путешествия прибываем после обеда. На парковке магазина «Твой дом» толчея: загружают шкафы, стройматериалы и прочую хозяйственную лабуду. Заходим. «Испанский» отдел можно найти сразу — по минимальному количеству посетителей. Как потом узнаем из разговора с работниками, солидные клиенты приезжают по выходным. Нужного нам гарнитурчика в наличии нет — видимо, уже кто-то купил. «Жена» громко расстраивается. Прибежавший на шум услужливый продавец Михаил с удовольствием помогает нам выбрать «что-то похожее».- Берем! Только вот проблема: где бы тут баксы разменять?- Зачем?! Вы что, там ведь курс плохой! Это же неудобно! Давайте долларами, — запричитал Михаил.- Ну ладно, считайте.Камера в сумочке жены, как и в других магазинах, фиксирует процесс. Сидя прямо по центру отдела на каком-то «гамбсовском» стульчике, достаю доллары и начинаю отсчитывать три с небольшим тысячи долларов. Михаил, посоветовавшись по телефону с директором, сбрасывает нам, как молодоженам, 5% стоимости.- Нет, давайте рассчитаемся там, — Михаил машет рукой в направлении подсобки. — Мы ведь все-таки не в американском магазине, а российском…Набор документов тот же, что и всегда: псевдонакладная, корешок приход-Ника и нарисованный от руки маршрут поездки в Липки. Плюс к этому сдача в семьдесят долларов и 200 рублей. Наши «условные единицы» аккуратно помещаются в кошелек менеджера, а я еле сдерживаюсь от того, чтобы самому не рассказать ему про «350 метров по грунтовке» и «тихое место».Сеанс магии с последующим ее разоблачениемПо пути домой приятель долго рассуждал на тему «как это все назвать».- Представляешь, как ребята работают, — кипятился он, — без кассового аппарата по левым приходникам (они, наглецы, даже основную часть не заполняют), проводят такие суммы. Да еще и валюту наличную берут…Понять механизм московской мебельной торговли довольно просто. Для этого достаточно просто обобщить результаты нашего покупательского эксперимента.Итак, в четырех торговых центрах, в том числе двух специализированных, широко распространены расчеты наличными долларами, что запрещено валютным законодательством РФ. Причем распространены они настолько, что менеджеры и представить себе не могут, что можно расплачиваться рублями. Ни в одном из них покупки не проводятся по кассе. Там ее просто нет. И все это происходит в то время, когда работать с кассовым аппаратом обязывают даже мелких рыночных торговцев.Отсутствие кассового аппарата — признак характерный. Означать он может только то, что магазин практикует полный уход от налогов и нарушение налогового законодательства. Поскольку продажа товара в документах не показывается, торговая компания не платит ни двадцатипроцентный НДС с суммы покупки, ни 5-процентный налог с продаж, ни налог на прибыль. Но самое главное, раз факт продажи товара документально не регистрируют, это значит, что на учет не поставлен и сам товар. Иными словами, тот факт, что в мебельных магазинах открыто принимают валюту и предпочитают не давать чеки, а если и дают, то весьма сомнительные, говорит о том, что большая часть шикарной мебели, продающейся в этих магазинах, является обыкновенной контрабандой. Ну, а покупатели платят свои денежки за продукцию чужой экономики без всякой пользы для российской. Обеспечивают, иным словом, спокойную и безбедную старость жителям Италии, Германии.Во всех точках действуют правила рынков: цифра на ценнике может не совпадать с фактической, причем это не отражается в накладных. Все комплексы принадлежат разным владельцам (условную связь между «Крокус-Сити» и «Твоим домом» можно не считать). И тем не менее везде нам выдали накладные на получение мебели на «тихом» складе в Липках.Обобщая эту информацию, невольно возникают вопросы:1) Если в раскрученных торговых центрах сделки совершаются без кассовых аппаратов, то почему этим не интересуются соответствующие органы?2) Если в накладных не указывается скидка, а сразу идет конечная цена, то как выдача товара происходит на складе, ведь там, в складских документах, указывается цена по прайс-листу? Это еще раз подтверждает, что вся хранящаяся там мебель, а может, и не только мебель — неучтенка. Почему правоохранительные органы и таможня не интересуются содержимым таинственных складов «Липки-1″, «Липки-2″… «Липки-6″? А если интересуются, то почему безрезультатно?Знают ли сотрудники правоохранительных органов о творящемся в разрекламированных торговых центрах «мирового уровня»? Если не знают — мы подсказываем. А если знают?..P.S. Имена сотрудников магазинов изменены. Газета будет следить за развитием событий.