Все остается в семье

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Все остается в семье

"Сомнений в том, что Вяхирев должен быть уволен, нет. Вопрос состоит лишь в том, не следует ли посадить его в тюрьму"

***

Оригинал этого материала
© The Washington Post, origindate::20.05.01, Перевод Inopressa.ru, "Ключевая российская битва"

Питер Бейкер

Converted 11633.jpgСеверные олени привередливы в еде, по крайней мере, именно это обнаружил Рэм Вяхирев, купив для своего поместья нескольких представителей этого вида животных - они отказались есть траву. Для главы крупнейшей российской компании решить эту проблему - пара пустяков. Он просто послал корпоративный самолет в Арктику набрать нужной им травы.

Эту историю Вяхирев рассказал за обедом остальным членам совета директоров компании несколько месяцев назад. Однако это не первый раз, когда Вяхирев использует российскую газовую монополию в нетрадиционных целях. По словам критиков, Вяхирев и его менеджеры управляют "Газпромом" как собственным поместьем, выводят из него активы и подрывают интересы инвесторов, игнорируя всех тех, кто пытается ограничить их свободу[...]

***

Оригинал этого материала
© Frankfurter Rundschau, origindate::21.05.01, Перевод Inopressa.ru,

Все остается в семье

Флориан Хассель

О том, как менеджеры "Газпрома" разворовывают богатейшее предприятие, нанося ущерб государству и таким зарубежным акционерам, как германский "Рургаз"

Если речь заходит о персонале "Газпрома", то его глава, Рэм Вяхирев, не скупится. Хорошие оклады и приличная медицинская страховка для всех 298 000 сотрудников - дело само собой разумеющееся. Служащие из шикарного центрального офиса на юге Москвы играют после работы в теннис на газпромовских кортах. Даже в Новом Уренгое, который находится всего в семидесяти километрах от полярного круга, дети сотрудников "Газпрома" ходят в детские сады, оборудованные бассейнами и саунами.

Такая щедрость дается Рэму Вяхиреву, заядлому курильщику, которому уже за шестьдесят, достаточно просто. "Газпром", продолжатель дела советского министерства газовой промышленности, получает ежегодно от продажи газа, в основном, в европейские страны, до 40 миллиардов марок, занимая около восьми процентов экономического сектора страны в целом.

Но здесь думают не только о подчиненных. Отпрыски Вяхирева и его зама Шеремета могут не заботиться о хлебе насущном, как впрочем и детки бывшего премьера Черномырдина. Так, например, дочь Вяхирева, Татьяна Дедикова, дочь Шеремета, Елена Дмитриева, и сын Черномырдина, Виталий, вкупе с родственниками других менеджеров высшего звена заплатили всего 940 марок за фирму, которая занимается импортными поставками промышленного оборудования для "Газпрома". Еще дешевле обошлась детям высшего руководства компания, контролирующая десятую часть экспорта газа в Венгрию, общий объем которого исчисляется миллиардами. Эта компания также участвует в доходных импортных операциях и осуществляемом "Газпромом" строительстве современной оптико-волоконной телефонной сети. Эту компанию они купили за четыре марки, что доказывают документы, имеющиеся в распоряжении газеты.

Реконструкция тех или иных событий свидетельствует о том, что нынешние руководители - как и директора советского периода - считают "Газпром" своей вотчиной, разворовывают богатейшее предприятие, нанося тем самым ущерб государству, которому принадлежит 38 процентов акций "Газпрома". Ущерб причиняется и зарубежным акционерам, в первую очередь, германскому "Рургазу", который владеет 5 процентами акций "Газпрома" и собирается увеличить свою долю до 10 процентов.

"Аналитики считают, что "Газпром" ежегодно теряет от двух до трех миллиардов долларов вследствие коррупции, семейственности и обыкновенного воровства", - рассказывает бывший министр финансов Борис Федоров, который летом 2000 года прошел в совет директоров "Газпрома" как представитель меньшинства, несмотря на упорное сопротивление руководства концерна. "Возврат контроля над "Газпромом" - это показатель того, насколько президент Путин готов проводить реформы", - считает Федоров. "Если мы сможем осуществить необходимые реформы в "Газпроме", это будет сигналом для всей страны. Но пока все остается по-прежнему".

История счастливых руководителей и их детей началась 15 июня 1989 года. За несколько месяцев до падения Берлинской стены некоторые советские директора еще не могли себе представить, что и у них с социализмом скоро будет покончено.

Вот пример Михаила Рахимкулова, заместителя директора "Союзгазавтоматики", партнера и поставщика "Газпрома". Рахимкулов предусмотрительно зарегистрировал в Будапеште совместное предприятие "Интерпроком". Рахимкулов, которому сейчас уже за пятьдесят, со светлыми, волнистыми, зачесанными назад волосами, в очках в квадратной металлической оправе сделал не одну, а две карьеры. В начале ноября 1996 года Венгрия и Россия подписали долгосрочное соглашение, согласно которому "Газпром" за период до 2015 года должен поставить 225 миллиардов кубических метров газа. Это соответствует трети от сегодняшней потребности Венгрии. К осуществлению сделки в Будапеште готовы следующие компании: "Панрусгаз", совместное предприятие, основанное "Газпромом" и венгерским газовым монополистом MOL. Банк "Atalános Értékforgalmi Bank", купленный "Газпромом". И Михаил Рахимкулов, которого "Газпром" поставил во главе как фирмы "Панрусгаз", так и своего нового банка.

Сейчас "Газпром" в России - это государство в государстве. Бывший глава "Газпрома" Черномырдин в течение четырех лет находился на посту премьер-министра. В 1993 году, при президенте Ельцине, Черномырдин настоял на приватизации "Газпрома" и превращении его в акционерное общество, где высшее руководящее звено смогло купить на льготных условиях значительные пакеты акций.

Состояние Черномырдина, считающегося крупным акционером "Газпрома", по данным ЦРУ, оценивалось в 1997 году в пять миллиардов долларов. Когда в июле 1997 года премьер представил свою налоговую декларацию, она не вызвала ничего, кроме смеха. Черномырдин продекларировал свой годовой доход в объеме чуть более 8000 долларов, а его жена оценила свое имущество всего в 46000 долларов. При этом здоровый как бык и неразговорчивый Черномырдин известен своими дорогостоящими увлечениями: охота на медведей, водные мотоциклы и снегоходы, дорогие антикварные часы. К его шестидесятилетию благодарные российские промышленники подарили ему "Мерседес" - его ровесник - стоимостью 750000 долларов.

Преемник Черномырдина в "Газпроме", Рэм Вяхирев, имеет не только прямую телефонную линию в кабинет премьер-министра, но и выпивая с премьером, охотно произносит под водку любимый газпромовский тост: "За вас, за нас и за газ!" Это чувство вседозволенности делает понятными следующие финансовые махинации.

В деле с Венгрией глава "Газпрома" ничего не отдал на волю случая. Правой рукой Михаила Рахимкулова, заместителем директора фирмы "Панрусгаз" на критическом этапе ее становления был никто иной, как сын Вяхирева Юрий, ныне - глава "Газэкспорта". "Панрусгаз" начал свою деятельность с необычного решения. Считающаяся фирмой "Газпрома", действующей на внешнем направлении, но, будучи на самом деле фирмой со стопроцентным частным капиталом, "Интерпроком", зарегистрированный Рахимкуловым в 1989 году, получил десятую часть фирмы "Панрусгаз". Рахимкулов оценивает объем газовой сделки за период до 2015 в 22-23 миллиарда долларов. Такое решение помогло не только Рахимкулову, которому согласно протоколу собрания участников от 30 декабря 1994, на тот момент принадлежала половина фирмы "Интерпроком". Из этого извлекла свою пользу также сестра Юрия Вяхирева, Татьяна, которая с 1992 года владеет 3 процентами капитала.

У Рахимкулова есть и другие причины радоваться жизни: "Газпром" передал в "Панрусгаз" девять процентов капитала руководимого им банка - мелочь, на первый взгляд: в итоге же банк "Atalános Értékforgalmi Bank" (АЕВ), после его приобретения в августе 1996 года, оказался в руках "Газпромбанка", принадлежащего концерну. Глава "Газпромбанка", Виктор Тарасов, до сего дня пребывает в наблюдательном совете АЕВ наряду с заместителем председателя правления "Газпрома" Сергеем Дубининым, бывшим главой Центробанка. Уже через год после его покупки "Газпромом" убыточный ранее банк стал приносить прибыль. В январе 2000 года зафиксированная в отчете прибыль составила 31 миллион долларов. Рецепт успеха: через АЕВ проходят все платежи "Газпрома" за экспорт газа в страны Центральной и Восточной Европы.

Члены наблюдательного совета Тарасов и Дубинин внимательно следят за деятельностью банка. Чем шире влияние АЕВ, чем больше его прибыль, тем большая его часть продается "Газпромбанком" неизвестным холдинговым компаниям и Михаилу Рахимкулову. На сегодня "Газпромбанк" уже расстался с тремя четвертями принадлежавшего ему капитала венгерского банка.

Установить настоящих собственников - это дело для детективов. По данным контрольного финансового органа Венгрии, уже к маю 1997 года "Газпромбанк" передал половину от АЕВ: 20 процентов - зарегистрированному в Сингапуре холдингу "АСМА Investments" и его дочерней компании "Citycom Holdings". Примерно десятая часть перешла фирмам "Интерэнерго" и "Интергазпром-Инвест холдинг", которые принадлежат фирме "Undall Ltd.", зарегистрированной на Виргинских островах. Такая же часть отошла в мае 1999 года фирме "IGM Kereskedelmi", находящейся в собственности у зарегистрированной на острове Мэн "Cubbaren Ltd.". Акционером АЕВ является также директор Рахимкулов. 21 декабря 2000 года "Газпромбанк" продал ему 8,5 процента своей доли в этом банке. Во сколько ему обошлось это приобретение, он не пожелал сообщить нашей газете, как, впрочем, ответить и на другие вопросы, переданные ему в письменном виде.

Кент Мурс, глава инвестиционного фонда "Asida", специализировавшегося на странах бывшего Восточного блока, уже в течение нескольких лет анализирующий утечки российского капитала, так охарактеризовал необычную манеру ведения сделок: "АЕВ - это малая часть разветвленной по всему миру системы оффшорных компаний и иностранных участников, при помощи которых руководство "Газпрома" делает деньги за границей или хранит их там".

Деятельность Рахимкулова не ограничивается банком АЕВ или фирмой "Панрусгаз". Осенью 2000 года банкир выступил в качестве представителя зарегистрированной в Дублине эстонской фирмы "Milford Holdings". Согласно торговому реестру Дублина, номинальными собственниками "Milford" являются зарегистрированные в Лимассоле (Кипр) компании "Greepeak Consulting" и "Outbreak Consulting". Несмотря на то, что собственный капитал "Milford" составляет всего два фунта, в 1999 году эта фирма по данным издания "Irish Independent", заявила, что ее прибыль (до уплаты налогов) составила 33 миллиона, а банковские активы - 184 миллиона долларов. Когда в Будапеште стало известно, что никому неизвестная фирма тайно приобрела четверть второго по величине венгерского химического концерна, Рахимкулов признался в конце октября 2000 года, что "Milford" находится "в сфере влияния "Газпрома".

На вопрос о том, принадлежит ли "Milford" "Газпрому" или руководство "Газпрома" передало это сокровище в частное владение, Рахимкулов, как и центральный московский офис "Газпрома" отвечать отказываются. Непонятно также, кто стоит за разветвленной сетью участников "Итеры". "Итера" - единственное предприятие в России, получившее право на полную катушку использовать трубопроводы, принадлежащие "Газпрому", так что она в течение нескольких лет превратилась из "пустого места" во вторую по величине газовую компанию России. Сейчас на нее работают 7000 служащих в 24 странах.

История с принадлежащей Михаилу Рахимкулову фирмой "Интерпроком" также заслуживает более пристального внимания. Участие в капитале "Панрусгаз" - это только шаг на пути к построению многомиллионной империи при активной помощи "Газпрома". Так, "Газпром" выдавал перед таможней частное предприятие "Интерпроком", которое с 1997 по 1999 год официально ввезло в Россию товаров на 102 миллиона долларов, за собственное дочернее предприятие. Это подтверждается тремя телеграммами заместителя начальника таможенной службы от 25 декабря 1997, 10 декабря 1998 и 5 октября 1999 года, которые имеются в копии у нашей газеты. На этом основании "Интерпроком" был освобожден от части таможенных пошлин.

Еще интереснее ответ на вопрос, почему и по какой цене "Интерпроком" приобрел в 1996 году десять процентов только что основанного дочернего предприятия "Газпрома" - "Газтелеком" - доля, которая осенью 2000 года после дополнительной эмиссии акций, сократилась до 1,5 процентов, и, тем не менее, этого оказалось достаточным, чтобы превратить в следующем году владельцев этой доли в миллионеров. "Газтелеком" проложил вдоль газопровода, идущего в Европу и Турцию, мощные оптико-волоконные кабели и создал тем самым основу для возникновения гигантской компании в сфере коммуникации. Лишь по кабелю, идущему вдоль газопровода "Ямал-Европа" во Франкфурт-на-Одере, можно передавать объем данных соответствующих 37 миллионам телефонных разговоров. В течение долгих лет генеральный директор "Газтелекома" Александр Гордеев клялся в том, что кабель прокладывается для внутренних нужд. В конце марта 2001 года он открыл тайну. "Мы готовы предложить Европе обширный пакет услуг по конкурентоспособному тарифу", - сказал он газете "Moscow Times".

Несмотря на радужное настоящее и блестящее будущее фирмы "Интерпроком" Михаил Рахимкулов и Олег Вейнеров собрали в Москве совладельцев "Интерпроком". Собравшиеся продали свои доли московскому предприятию "Хорхат".

Продажа и дальнейшие сделки служили, очевидно, для сокрытия конечных собственников. Фирма, купившая "Интерпроком", принадлежит жене Рахимкулова Галине и Ирине Кравцовой, которая, по всей видимости, является спутницей жизни Вейнерова. Но уже 2 ноября 1998 года обе дамы встретились с пятью покупателями, среди которых были сын Рахимкулова Руслан и дочь заместителя председателя "Газпрома" Вячеслава Шеремета Елена Дмитриева. А также Татьяна Дедикова, дочь Рэма Вяхирева. Семья Черномырдина была представлена Виталием, сыном вроде бы как бедного премьера. Дамы продали своим визитерам по 18 процентов доли в фирме "Хорхат" каждому. Это была добровольная сделка, нотариально заверенная и зарегистрированная Московской регистрационной палатой: за девять десятых доли в предприятии, которое стоит десятки, если не тысячи миллионов долларов, дети руководителей заплатили 40,5 рублей - по тогдашнему курсу это 4,2 марки.

Коли они все равно собрались вместе, то они и приступили к дележу следующего пирога - фирмы "Интергазкомплект", крупного импортера оборудования для транспортировки газа. В случае с этим предприятием, которое на момент своего основания в 1992 году более чем на треть принадлежало "Газпрому", была применена уже отработанная схема: доля "Газпрома" уменьшалась, а доля Рахимкулова увеличивалась, пока к концу 1997 года "Интерпроком" полностью не перешел в руки близкого родственника Михаила Рахимкулова - Гаяра Рахимкулова.

2 ноября 1998 года Гаяр Рахимкулов продал 18 процентов "Интергазкомплекта" Тимуру Рахимкулову. Стоимость неполной пятой части - 1620 рублей, или 170 марок. Дочь Вяхирева, Татьяна, дочь Шеремета, Елена, и Черномырдин-младший опять-таки получили свои доли. Глава "Газпрома" Вяхирев уклоняется от ответа на письменные вопросы нашей газеты, а также от любых комментариев по поводу приобретений, совершенных отпрысками заместителя председателя Шеремета, главы "Газпромбанка" Тарасова и экс-премьера Черномырдина.

И это не единственная сделка, о которой руководителя предпочитают не распространяться. Уже осенью 2000 года английская газета "Financial Times" узнала, кому принадлежит строительная фирма "Стройтрансгаз", которая, по собственным данным, только от "Газпрома" получила заказы на 1,2 миллиарда долларов. Более половины этого высокодоходного предприятия принадлежит высшему руководству "Газпрома" и его деткам. Семья Черномырдина представлена сразу двумя отпрысками: детям Виктора Степановича, Виталию и Андрею, принадлежит по 6 процентов каждому. Еще в 1995 году "Стройтрансгазу" было позволено приобрести пять процентов акций "Газпрома" всего лишь за 2,5 миллиона долларов. При их тогдашней стоимости - 191 миллион долларов.

Список можно было бы и продолжить: скандальными сделками бывшей "дочки" "Газпрома" - "Роспан" или сделками нефтяной фирмы "Сибнефтегаз", в которой высшее звено руководства "Газпрома" зарезервировало за собой значительную долю. Бросается в глаза, что ни в одном из случаев российская Генеральная прокуратура не проявила подобающей активности - какой контраст по сравнению с ситуацией вокруг оппозиционного медиа-магната Владимира Гусинского! Опасаются ли в Кремле того, что станут известными новые отвратительные подробности или того, что руководство "Газпрома", со своей стороны, подстраховалось компроматом против Кремля, знает только Владимир Путин. Российский президент, по-видимому, не вытащит на свет правду об этих сделках. Спустя три года после его увольнения с должности премьера Виктор Черномырдин вновь у Кремля в фаворе. На позапрошлой неделе Путин назначил его российским послом на Украине.

О том, как бывший министр финансов Борис Федоров борется в наблюдательном совете "Газпрома" за гласность, Флориан Хассель расскажет в следующей статье.

***

Оригинал этого материала
© Moscow Times, , origindate::22.05.01, Перевод Inopressa.ru,
"Настала пора распрощаться с Вяхиревым"

[...]Сомнений в том, что Вяхирев должен быть уволен, нет. Вопрос состоит лишь в том, не следует ли посадить его в тюрьму.