Все о деле "Гранда" и "Трёх китов": версии, схемы, факты

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Вслух.Ру", origindate::16.08.2006, Фото: masterceramic.ru

Все о деле "Гранда" и "Трех китов": версии, схемы, факты

Аналитики называют дело о контрабанде "войной между таможней с одной стороны, Генпрокуратурой с другой и ФСБ – с третьей"

Валерий Ушаков, Анастасия Мельникова, Андрей Кулешов

Converted 22017.jpg

Ни одно громкое уголовное дело в нашей стране не возбуждается «просто так». Почти всегда уголовное дело возбуждается «для чего-то», а не «против кого-то», почти всегда уголовное дело является рычагом воздействия на «клиента» или на высокопоставленных чиновников, представителей правоохранительных структур, прокуратуры – короче, кому что нужно.

Дело о контрабанде мебели в ТК «Гранд» и «Три кита», по разным оценкам, возникло не для того, чтобы нейтрализовать Сергея Зуева, по сути всего лишь наемного менеджера торгового центра. Причины этого скандального дела намного глубже, люди, стоящие за ввозом контрабандной мебели в Россию, намного серьезней, а число загадочных смертей в этой истории давно перевалило за все мыслимые пределы. Некоторые наши коллеги предполагают, что история «Гранда» и «Трех китов» связана не только с контрабандой, но и имеет отношение к отмыванию денег через «Банк-оф-Нью-Йорк», затрагивает первых лиц ФСБ РФ, других силовых структур, российский оружейный бизнес и Администрацию Президента.

Срок для следователя и пуля для брокера

А началось все с того, что 7 сентября 2000 года было возбуждено уголовное дело о контрабанде мебели через торговые центры "Три кита" и "Гранд". Инициатором расследования тогда выступил Государственный таможенный комитет, а непосредственным расследованием занимался СК при МВД РФ. По данным таможенников, через зарегистрированную на утерянный паспорт подставную фирму «Лига-Марс» без должного оформления прошли большие партии мебели, реализованные затем в крупных торговых центрах. Началось расследование.

Как только межведомственная оперативно-следственная группа из разнородной мозаики сложила финансовую и товарную часть схемы поставок мебели в Россию, уголовное дело затребовала к себе Генеральная прокуратура.

Спустя пару месяцев Генпрокуратура дело по контрабанде закрыла, и для участников межведомственной группы начались большие неприятности.

Для начала Генпрокуратура возбудила уголовное дело против следователя МВД Зайцева — за превышение должностных полномочий. Зайцев так некстати во время очередного обыска умудрился найти и изъять некие весьма любопытные записные книжки. Фамилии и информация, хранившиеся в этих книжках, могли привести следователя очень далеко. Фактически — вывести его на конкретных членов международной организованной группы контрабандистов... Сразу после этого уголовное дело у Зайцева было изъято, а ему самому предъявили обвинение в превышении служебных полномочий.

Одновременно с делом следователя Зайцева ведомство Владимира Устинова предъявило обвинение в превышении полномочий сотрудникам ГТК Александру Волкову и Марату Файзулину. Они, по версии Генпрокуратуры, требовали от владельца "Трех китов" Сергея Зуева, чтобы тот уплатил таможенные платежи и штрафы (всего $5 млн) за фиктивную фирму "Лига-марс", через которую шла контрабандная мебель. Примечательно, что на суде по делу таможенников также всплыла фамилия брокера Саенко. Подсудимый Файзулин при допросе на суде заявил: "Сергей Васильевич Зуев – очень сложный человек. Он же мне сам рассказывал, как организовал контрабанду мебели. А помогали ему известные нам черные брокеры Стрепков и Саенко, о своих претензиях к последнему он тоже мне поведал".

На этом же судебном процессе на стороне подсудимых таможенников выступил в качестве свидетеля гендиректор ЗАО "ТПК 'Диском'", президент ассоциации "Мебельный бизнес" Сергей Переверзев. Он сказал суду, что сам ранее работал в мебельном центре "Гранд" вместе с его владельцем Зуевым и поэтому точно знает: как бы ни притворялся господин Зуев лишь арендодателем торговых площадей мебельных центров "Гранд-Три кита", на самом деле он мебельный импортер. Спустя четыре с лишним месяца после дачи этих показаний господина Переверзева застрелили прямо на больничной койке госпиталя имени Бурденко. Это преступление так и не раскрыто.

А летом 2003 года получил две пули в спину и чудом выжил «черный брокер» Саенко. Его Mercedes 600 был обстрелян киллером при выезде из его дома в подмосковном поселке Селятино. Это покушение тоже остается нераскрытым; одна из главных версий следствия – расправа с весьма информированным подозреваемым по делу "Гранда-Трех китов".

В материалах прослушки фигурировали сотрудники спецслужб

Чтобы понять, кто стоит за лицами, организовавшими контрабандную поставку мебели, прежде нужно выяснить все о тех, кто ее организовал. В этом могут помочь материалы уголовного дела, расследуемого в 2000-2001 годах следователем МВД Зайцевым.

Сразу возникает самый главный вопрос: зачем Генпрокуратура так резко и безапелляционно приняла меры к передачи дела о контрабанде мебели в ТК «Гранд» и «Три кита» в руки прокурорского следствия? Неужели все дело в той взятке в размере 2 млн. долл., которую якобы получили высокопоставленные сотрудники Генеральной прокуратуры? Думается, что нет. Ряд офицеров МВД, оперативно сопровождавших по поручению следователя Зайцева то уголовное дело, подвергают сомнению утверждение о том, что главной целью Генпрокуратуры было закрытие уголовного дела. По их мнению, кому-то было важно, во что бы то ни стало изъять материалы оперативного сопровождения уголовного дела – а это и сводки прослушивания телефонных переговоров фигурантов дела и их окружения, и результаты наружного наблюдения. Именно в этих документах имелась такая информация, которая заставила Генеральную прокуратуру буквально силой вытаскивать эти материалы из стен следствия МВД.

Напомним, как развивались события. Сразу после допроса следователем Зайцевым Владимира Буркова, в следственный комитет МВД прибыл надзирающий за расследованием дела «Гранда» и «Трех китов» прокурор Генпрокуратуры Николай Горшков. Первым же его требованием было немедленно отдать ему материалы уголовного дела, при этом никаких соответствующих бумаг он с собой не привез. Зайцев, как впоследствии оказалось, сразу заподозрив неладное, отказал Горшкову в такой «услуге». Но Горшков, решив не сдаваться, начал названивать начальству. Спустя некоторое время, из Генеральной прокуратуры по факсу от начальника отдела по надзору за расследованием особо важных дел Шинакова приходит указание, немедленно передать материалы дела Горшкову.

Далее, по сложившейся традиции, расшитые рабочие тома уголовного дела свалили в коробки из-под ксерокса и доставили в Генпрокуратуру. Разумеется, такая поспешность и неряшливость в изъятии в нарушении всех установленных законом норм была сознательна. Не зря же через некоторое время выяснится, что из дела таинственным образом исчезли аж 65 страниц важнейших доказательственных документов, в том числе и сводки «прослушки».

Не обошлось в этом деле и без участия сотрудников ФСБ России. Именно они после возбуждения в отношении следователя Зайцева уголовного дела, запросили из МВД и получили в свое распоряжение материалы оперативного сопровождения уголовного дела по «Гранду» и «Трем китам». Подпись на запросе поставлена одним из руководящих сотрудников ФСБ России полковником Мирошниковым.

Хотелось бы поинтересоваться у него дальнейшей судьбой этих документов. Причем не понятно, почему такого вопроса к сотрудникам ФСБ не возникает у нынешнего следствия Генпрокуратуры в лице Лоскутова? Хотя, вероятнее всего, судьба этих материалов уже тогда была предрешена, и об этом сегодня прекрасно знают, или предпочитают не связываться. Весь этот хаос, устроенный высокопоставленными покровителями контрабандистов, наводит на мысль о том, что содержание материалов оперативного сопровождения явно указывает на коррупционный характер отношений фигурантов с отдельными представителями силового блока, ГП и таможни.

Главной целью прокуратуры было заставить Зайцева замолчать навсегда

Напомним, что основным получателем документов оперативного сопровождения был следователь Зайцев, который впоследствии сильно пострадает за свое чрезмерное усердие. Разумеется, следователь СК МВД РФ Павел Зайцев и материалы дела «Гранд - Трех китов» просто не могли не заинтересовать ФСБ. Особенно «прослушка» телефонных переговоров. Тем более что в протоколах допросов по уголовному делу стали всплывать фамилии чиновников центрального аппарата ФСБ РФ — и не последних лиц, а тех, кто тесно связан с руководством спецслужбы, — тот же полковник Евгений Жуков.

Вряд ли Жуков мог проявить подобную самодеятельность. Миллионное, а по неофициальным данным, миллиардное долларовое дело «Гранда» и «Трех китов» с отмыванием денег через «Бэнк-оф-Нью-Йорк» и связями, которые тянутся к Администрации Президента, это не уровень чекиста-помощника на полковничьей должности. Возможно, даже не уровень ФСБ РФ.

Итак, материалы уголовного дела находятся в Генпрокуратуре, а дотошный следователь Зайцев больше не портит жизнь «честным» людям. Казалось бы, дело сделано, все довольны. Однако кому-то понадобилось не только завести уголовное дело в отношении Зайцева, инкриминируя ему превышение должностных полномочий, но и добиться того, чтобы он был действительно осужден.

Весьма примечательна реакция заместителя Генпрокурора Юрия Бирюкова, особенно поражает цинизм и сухость его ответа на депутатский запрос: «В ходе расследования уголовного дела, возбужденного по признакам контрабанды, причастность руководителей ООО «Лига-Марс» и торгового центра «Гранд» и «Три кита» к совершению преступления не установлена. При этом выявлены факты превышения должностных полномочий со стороны следователя Зайцева П. В. Ему предъявлено обвинение. Обстоятельства дела Зайцева исследованы всесторонне, полно и объективно. Каких-либо нарушений уголовно-процессуального законодательства не допущено». А спустя несколько лет тот же самый многоуважаемый господин Бирюков так же цинично и бессовестно подписывает постановление об аресте тех, кто, по его мнению, не совершал этих преступлений в 2000 году. Чудеса человеческой памяти, да и только!

Интересно, чем руководствовался господин Бирюков, возбуждая уголовное дело в отношении следователя Зайцева, который, получая угрозы от неизвестных в адрес жены и детей, которых ему обещали сгноить в чеченских подвалах, получил еще и жестокий удар от «коллег по цеху» в лице Генпрокуратуры?

Судя по всему, главной целью возбуждения дела против Зайцева, по словам многих экспертов, являлось запугивание и подавление – необходимо было закрыть ему рот навсегда, не дать возможности рассказать о том, что он узнал в ходе расследования дела «Гранда» и «Трех китов». Сделать это можно было, только дискредитировав его как профессионала перед лицом общественности и коллег. Но в дело вмешались совершенно неожиданные силы, и устранить Зайцева не удалось.

Судьи в России выполняют желания прокуратуры

К изумлению многих, на сторону опального следователя встал тогдашний глава МВД Грызлов, направлявший соответствующие запросы в Генпрокуратуру, пытаясь отстоять честь офицера и ведомства. Не смогла взять грех на душу и судья Мосгорсуда Марина Комарова. Она быстро разобралась в сути дела и предъявленных обвинений, и оправдала Зайцева по всем пунктам.

Однако в Генпрокуратуре, видимо, посчитали, что произошло досадное недоразумение – кто же в здравом уме мог пойти против одного из самых могущественных ведомств?! Положение решили исправить, опротестовав решение первой инстанции. И опять дело попадает к не менее принципиальному и безупречному профессионалу судье Ольге Кудешкиной. В ходе процесса поведение представителей Генпрокуратуры не выдерживало никакой критики. Поняв, что все их обвинения рассыпаются как карточный домик, они заявили отводы председательствующему, потом народному заседателю, а в порыве отчаяния и всему составу суда. Контроль над непокорным судом был установлен, несмотря на отклонение всех отводов.

После отклонения отводов Кудешкину неоднократно вызывает к себе председатель Мосгорсуда Ольга Егорова, требовавшая объяснений от судьи по поводу ее поведения. Позже станет известно, что Егорова отчитывалась перед вездесущим Бирюковым о происходящем в суде, а также об обстоятельствах разговора с Кудешкиной. И все это становится достоянием общественности, Кудешкину регулярно показывают в самых рейтинговых программах, а Бирюков продолжает «контролировать» дело «Гранда» и «Трех китов», будучи уверенным в том, что с его должностью можно вытворять все, что душа пожелает. И никто не посмеет ничего сказать. Иллюзий у понимающих людей давно нет – мы живем в государстве, контролируемым криминальными структурами, но когда все это вылезает на всеобщее обозрение… Самим-то не противно?

Спустя некоторое время положение становится и вовсе абсурдным. Самоотвод заявляет народный заседатель Иванова и ряд других заседателей. Несмотря на давление Егоровой, все самоотводы удовлетворяются. Причиной самоотводов указано давление Генпрокуратуры. Егорова отстраняет от рассмотрения дела Кудешкину, предав дело другому (более сговорчивому) судье, а спустя некоторое время квалификационная коллегия судей Москвы досрочно прекращает полномочия Кудешкиной, лишив ее 1-ого квалификационного класса судьи.

С некоторой долей уверенности можно выделить двух лиц, каким-то образом заинтересованных в исходе дела о контрабанде в ТК «Гранд» и «Три кита» и всего, что с ними связано – это заместитель Генпрокурора Бирюков и председатель Мосгорсуда Егорова. Кроме того, таинственный запрос Мирошникова и исчезновение документов стенах ФСБ не позволяет отделаться от мысли, что в этом деле замешаны и отдельные сотрудники ФСБ. Как и каким образом?

Кстати, наравне с вопросом об исчезнувших документах прокуратуре нелишне было бы поинтересоваться, как под носом у Патрушева его же сотрудники позволяют марать честь мундира, участвуя в откровенном криминале? Понятно, что Саенко, Зуев и вся компания, упрятанная сегодня за решетку, всего лишь звенья в длинной цепи, функционирование которой было бы немыслимо без почти открытой поддержки нужных людей в силовых ведомствах. Вот к этим «неизвестным героям» - сотрудникам таможни и ФСБ должны быть настоящие вопросы следствия.

Смерть Щекочихина напрямую связана с делом о контрабанде

Дело «Гранда» и «Трех китов» опасно (для участвовавших в этом криминальном бизнесе) не раскрытием цепи контрабанды, а тем, что за каждым новым эпизодом потянется ниточка к высокопоставленным сотрудникам ФСБ, Генпрокуратуры, а оттуда к делам, которыми (помимо контрабанды) занимались отдельные представители закона.

По мнению некоторых журналистов, Юрий Щекочихин вплотную приблизился к этому змеиному клубку и даже попытался его размотать, за что и поплатился жизнью. В отдельных материалах, посвященных смерти журналиста, весьма правдоподобно описываются обстоятельства его внезапной болезни, которая, по мнению врачей, могла быть следствием отравления.

Симптомы болезни, унесшей жизнь здорового, не страдающего никакими видами аллергии человека, очень похожи на действие препаратов, используемых спецслужбами. Большинство «достоверных» историй о безграничных возможностях таинственных спецслужб, как правило, красивая сказка, но загадочная смерть Щекочихина как раз исключение из этого правила.

По информации «Новой газеты», в дело о контрабанде мебели оказались вовлечены даже первые лица государства. В протоколе прослушивания телефонного разговора, который состоялся в одну из суббот ноября 2000 года, ясно говорится о том, что главному герою дела «Гранда» и «Трех китов» Сергею Зуеву обещали встречу с президентом Владимиром Путиным (прослушка велась по решению Мосгорсуда), и более того, весной 2006 года Зуев всем своим знакомым с гордостью декларировал, что у него в мае-июне будет встреча с Президентом России на тему мебельной промышленности России, а организаторами встречи он называл высокопоставленных церковных служащих.

За разговором, зафиксированным на пленке, последовало громкое заявление президента, который на одном из совещаний с силовиками пообещал взять расследование под свой «личный контроль».

Речь идет как раз о тех документах прослушки, которые впоследствии были изъяты и исчезли бесследно. ФСБ настолько часто упоминается в связи с делом о контрабанде, что совершенно очевидно – сотрудники этого ведомства играют в нем не последнюю роль. Вернемся к допросу следователем Зайцевым свидетеля Владимира Буркова. Именно он дал показания о том, что с фигурантом дела Андреем Саенко его познакомил Евгений Жуков, в то время помощник ДЭБ ФСБ Заостровцева Ю.Е., по некоторым сведениям, лично осуществлявшим курирование Одинцовской таможни. Через эту таможню и шел поток контрабандной мебели. По словам Буркова, Саенко был старым знакомым Жукова, который просил его помочь в решении некоторых проблем, возникших у него в бизнесе с органами внутренних дел. Жуков.

Отец самого Заостровцева Ю.Н. является владельцем ЧОПа, осуществлявшего охрану до 2004 года в ТК «Гранд» и «Три кита». Лучше не придумаешь, таких совпадений просто не бывает. Кстати, сюда же можно добавить и то, что вверенные Заостровцеву подразделения курировали не только органы внутренних дел, таможню, МЧС, Минюст, но и все те же всесильные органы прокуратуры. Мирошников, тот самый, истребовавший документы из МВД и «потерявший» их, является теперь начальником ДСТМ МВД России. Учитывая, что сотрудники прокуратуры, тем более Генеральной, лица процессуально самостоятельные, опять же возникает вопрос, почему «под раздачу» попал один Зайцев? Почему другие продолжают спокойно работать, когда их имена известны не только журналистам, но и прокуратуре? Неужели боитесь?

О РУБОПовских и чеченских крышах

Любой человек, организующий бизнес в «дикой» России, стремится обзавестись покровителями в правоохранительных структурах, спецслужбах, а лучше всего в прокуратуре. Общеизвестно, что прав не тот, кто работает и живет по закону, а у кого «крыша» круче. Уровень доходности бизнеса равно пропорционален уровню и широте связей. Бизнес, организованный Зуевым, Латушкиным и Саенко приносил баснословные доходы. Все больше и больше людей вовлекались в их схемы, все больше средств уходило на обеспечение безопасности бизнеса.

Безопасность ТК «Гранд» и «Три кита» в то время обеспечивал некто Коптев, глава службы безопасности Зуева. В настоящее время задержаны основные участники дела о контрабанде, в том числе и бухгалтера, проводившие незаконные сделки, а человек, который в первую очередь обязан был знать о всех операция своего шефа, почему-то до сих пор на свободе.

Личность Коптева формировалась в стенах РУБОПа, и сегодня эта личность может похвастаться приближенностью к таким фигурам как Рушайло и Орлов. Связи в МВД и прокуратуре, наработанные за годы службы отечеству, неоднократно помогали ему в гражданской жизни.

Именно этот человек в 2000-2001 годах по просьбе самого Зуева активно участвовал в закрытии проблемного вопроса по контрабанде в «Гранде» и «Трех китах». Чувствуете, какие надежные и достойные люди работают в наших силовых ведомствах?

Основную помощь в закрытии дела Зуева Коптеву оказывал в то время сотрудник центрального аппарата Генпрокуратуры господин Паркин. В интернете широко гуляли документы прослушки, где Коптев интересуется ходом дела и сроками его закрытия, Паркин же в свою очередь просит успокоить Зуева, ссылаясь на некие обстоятельства, затягивающие процесс окончательного решения по делу. Подобные разговоры происходили практически ежедневно.

Из анализа разговоров становится ясна и связь Коптева с отдельными высокопоставленными сотрудниками Генпрокуратуры, с которыми он не только поддерживал отношения, но и регулярно встречался в то время, когда велось уголовное дело. Вот так вот запросто любой бывший сотрудник (причем еще неизвестно, по какой причине уволенный) может «контролировать» и «направлять» следствие в нужное русло. Один только этот эпизод позорит всю нашу правоохранительную систему – о каком справедливом правосудии может идти речь, если вопрос о прекращении или продолжении уголовного дела решает начальник охраны торгового центра?!

Небезызвестна связь Коптева с братьями Халидовыми, захватившими неизвестным образом торговый центр «Гранд» во время череды «черных» событий вокруг Зуева. Та давняя история теперь уже позабылась, но менее загадочной не стала. Судя по всему, и в тот раз правоохранительные органы предпочли не связываться с «авторитетными» людьми.

Торговый центр «Гранд» также был одним из цепей контрабанды, а дело Зуева в прессе всегда именуется не иначе как «дело «Гранда» и «Трех китов». В то время, когда дело о контрабанде было в самом разгаре, совершается таинственная сделка по передаче торгового центра из фактически полноправного владения Зуева (которого те же СМИ называют «фактическим владельцем ТК «Гранд» и «Три кита», хотя на самом деле это не так, почему станет понятно позже) в не менее полноправное владение братьев Халидовых.

Тогда в 2003-2004 годах фактически на глазах правоохранительных органов произошел передел собственности, принадлежавшей главному фигуранту дела о контрабанде Зуеву.

Кстати, 30% ТЦ «Гранд - Три кита» из ранее 100%, принадлежавших Зуеву, оказались во владении РОСПО, а впоследствии и все 100%, но только уже одного ТЦ «Три кита». Ну с этой конторой все ясно: кому, как не им было помогать Зуеву улаживать конфликт с братьями Халидовыми. Тем более, что у Зуева был долг как перед Халидовыми, так и перед РОСПО (кстати, не только перед ними), и по всем законам бизнеса единственным, правильным решением было бы разделить имущество Зуева в счет погашения долга. Что и было сделано, и видно с Халидовыми удалось договориться.

Что делать с внезапно свалившимся «счастьем» в РОСПО не знали, не всем же уметь торговать. В итоге было принято решение, о котором им очень скоро пришлось пожалеть. Генеральным менеджером, по сути управляющим, было решено оставить Зуева. Да и со слов Зуева, все проблемы с уголовными делами он решил.

Но как будто РОСПО не знали, что человек, попав в поле зрения правоохранительных органов, всегда будет на «особом счету», тем более человек, подобный Зуеву. Решив, что проблема с уголовным деле о контрабанде надежно закрыта, и почувствовав себя в безопасности за широкими плечами новых акционеров, он, Зуев, принялся совершать такие действия, которые опять привели его пред светлые очи следствия, теперь уже надолго. А реальным владельцам «Трех китов» приходиться сегодня винить себя за то, что пожалели и поверили Зуеву, и из-за него оказались невольно втянутыми, хоть и косвенно, в это безобразное дело.

Зуев и Коптев рассматривают вопрос об уничтожении свидетелей всегда вместе

Однако вернемся в 2004 год. После того, как заварилась вся эта каша с «Грандом», Зуев и его родственники пишут письмо на имя директора ФСБ Патрушева с жалобой на братьев Халидовых. Был ли в это мутном деле замешан гражданин Коптев, так и осталось невыясненным, тем более что никто не старался. Возникает вопрос – почему не старался? Однако с тех пор, по информации источников, близких к следствию, Коптев находится в недружественных отношениях с Зуевым, наладив при этом отношения с Халидовыми. Да и сейчас господин Коптев остается на свободе…

В одной из статей наших коллег высказывалась версия о причастности Коптева к гибели Переверзева, одного из главных свидетелей по делу «Гранда» и «Трех китов». Еще в марте 2001 года руководителю следственной бригады Лоскутову лег на стол рапорт одного из подчиненных. В нем сообщалось следующее: «По имеющимся данным, руководитель ТЦ «Три кита» и «Гранд» С. Зуев и начальник службы безопасности Н. Коптев (бывший зам. начальника РУОП Москвы) рассматривают вопрос организации «исчезновения ключевых свидетелей» по уголовному делу, вплоть до их уничтожения. По информации оперативных источников, для решения данной задачи могут привлекаться руководимые Н. Коптевым сотрудники охраны С. Зуева, состоящей из высококвалифицированных бывших сотрудников КГБ-ФСБ-ФАПСИ и наиболее подготовленных, имеющих опыт боевых действий бойцов сергиевопосадского ОМОНа. В их числе имеется квалифицированный снайпер». Но эта информация осталась без внимания. И произойти это могло (учитывая все остальные «странные» обстоятельства дела о контрабанде) только умышленно.

События того времени развивались трагически и молниеносно.

В феврале 2002 года в госпиталь после нападения неизвестных доставлен начальник Центральной оперативной таможни Воробьев. Он возбуждал уголовное дело после выявления фиктивной фирмы «Лига-марс», в адрес которой шла контрабанда.

Март 2002-ого. В Риге жестоко избивают Павла Полякова – руководителя фирмы «ФМ-групп». Именно эта структура занималась доставкой мебели для ТК «Гранд» и «три кита» из-за рубежа. Поляков был очень опасным свидетелем: он знал все детали контрабандных схем. И самое страшное – готов был дать показания. Выйдя из больницы, Поляков уезжает из Латвии, в Россию больше не приезжает и откровенничать теперь не хочет.

На другой день после «профилактики» Полякова нападению подвергается сотрудник оперативно-поискового управления ГТК капитан Юхименко (у него даже отбирают табельный «макаров»). С черепно-мозговой травмой он попадает в госпиталь. Таможенник выполнял задание по наблюдению за Зуевским объектом.

В ночь с 16 на 17 марта 2002 года взорван милицейский автомобиль, в котором ехал следователь ГУВД МО Ненахова, принимавшая участие в расследовании дела в отношении сотрудников «Лиги-марс».

В январе 2002-ого неподалеку от дачи зампреда ГТК Бориса Гутина – еще одного злейшего Зуевского врага – остановились две автомашины. Из окна высовывается объектив видеокамеры, и неизвестные принимаются снимать участок с разных сторон. Журналисты так не работают, да и зачем? На самом деле этих людей интересовал не дом, а подходы к нему. На следующий день сын Гутина замечает, что около дачи крутится зеленая «девятка» со скрученными номерами. Он выбежал на улицу, но машина, взвизгнув покрышками, укатила в неизвестном направлении. Естественно, никого не нашли. Зато вычислили операторов-любителей. Ими оказались сотрудники одной частной конторы, которых на дело (в этом они признались под протокол) посылал лично Зуев. Зачем? В ГТК на этот счет сомнений не было, недаром, Гутину была выделена личная охрана.

Апрель 2002-ого. Поздней ночью сгорают два грузовика, принадлежащих ГТК. Они стояли на складе, где находилась арестованная мебель Зуева.

2003 год. При таинственных обстоятельствах на своей даче в Истринском районе погибает Александр Кокорев. До недавнего времени он работал вместе с Зуевым и даже руководил «Тремя китами», но потом пути их разошлись. Тоже, по всей видимости, знал слишком много.

В том же 2003 году убивают Сергея Переверзева – одного из крупнейших импортеров мебели, генерального директора ЗАО «Диском» и президента ассоциации «Мебельный бизнес». В качестве одной из версий, которую рассматривало следствие, был конфликт среди крупных поставщиков мебели.

Мебельного магната застрелили в больничной палате. В правоохранительных органах не вызывает никаких сомнений, что Сергей Переверзев стал жертвой наемного убийцы. Киллер действовал профессионально и хладнокровно. Без проблем миновав охрану военного госпиталя им. Бурденко, он расстрелял предпринимателя прямо в больничной палате и скрылся незамеченным.

В прокуратуре предполагают, что убийство так или иначе связано с бизнесом Переверзева. Тем более что этот род деятельности весьма криминализирован.

Однако в то время были и более конкретные предположения. В частности, Переверзев долгое время не мог найти общего языка с Сергеем Зуевым. Некоторые даже утверждали, что именно они являются основными конкурентами на мебельном рынке. Зуева называли человеком, который всегда желает быть первым. Конкуренты ему были не нужны, и даже весьма опасны.

По информации «Газеты», в 1999 году Зуев, отказав Переверзеву в аренде, практически лишил его сбытовой сети. Размолвка произошла из-за того, что Зуев якобы предложил Переверзеву некие схемы поставок мебели. Гендиректор «Дискома» отказался и в итоге остался без сбытовой сети.

Где-то в это же время Переверзеву удалось наладить тесный контакт с Государственным таможенным комитетом. В итоге он добился упрощенной схемы растаможивания, проводя практически все свои операции через компанию «Ростэк-таможсервис», фактическим владельцем которой являлся ГТК. Естественно, никаких задержек с поставками импортной мебели у Переверзева не возникало.

Любопытное совпадение, вскоре - в 2000 году - у Зуева начались серьезные проблемы с таможней.

Одновременно с возбуждением дела по факту контрабанды мебели и предъявлением обвинения сотрудникам ГТК Волкову и Файзулину, появилась информация о связях Переверзева с первыми лицами таможенного комитета и о его особенных способах растаможивания ввозимой мебели. Кстати, убийство Переверзева произошло за несколько часов до того, как Дорогомиловский суд Москвы собирался огласить приговор Волкову и Файзулину. Вынесение приговора было отложено. На том судебном процессе Сергей Переверзев выступал свидетелем. Причем в суд его вызвали по ходатайству адвокатов Волкова и Файзулина. Несмотря на то, что Сергей Зуев, считавший себя на том процессе потерпевшим, утверждал, что Переверзев «дал нейтральные показания», адвокаты сотрудников таможни назвали его выступление «очень важным для защиты». На одном из заседаний Переверзев заявил, что у него нет никаких сомнений, что истинными владельцами мебели являлись подконтрольные Латушкину и Зуеву юридические лица.

Замешан ли в этом деле Коптев – не нам решать. Зато очень хотелось бы получить ответ на вопрос: кто ответит за все эти жертвы и будут ли наконец найдены виновные? Обнадеживающие сигналы уже поступают из правоохранительных органов, например, возобновлено дело об убийстве Переверзева, но будет ли продолжение?

Вряд ли такие люди как Коптев, братья Халидовы, Саенко, Зуев успокоятся и остановятся на вышеперечисленном списке жертв. Тому подтверждение события в Астрахане в феврале - марте прошлого 2005 года. Хотя, так и остались неизвестными причины такого поведения, но ясно одно, в прокуратуре Астрахани находится ружье, изъятое у Зуева в момент, когда он этим ружьем, угрожал всем кто попадался на вид, рядом с кораблем, на котором так любит отдыхать Зуев. Более того, очевидцы утверждают, что и не раз выстрелил, и спасибо реакции местной милиции. И опять вопрос, почему дело не получило ход? Вряд ли потому, что его дочь написала заявление, что её папа находится в психическом расстройстве и ему требуется медицинская помощь, и кстати, его действительно доставили в «Ганнушкина», где он и находился несколько дней прячась от астраханских следователей. А ружье до сегодняшнего дня находится в Астрахане в прокуратуре. И что?

Рука руку моет

«Таинственных» обстоятельств в этом деле очень, даже чрезмерно много, и это ужасно раздражает. Следствие ведется почти 6 лет, десятки томов уголовного дела, а самые ключевые эпизоды до сих пор остаются «таинственными» и «невыясненными». Если за 6 лет прокуратуре так и не удалось ничего выяснить, то напрашиваются два вывода: либо прокуратуре не дают работать (тогда что же это за беззубая прокуратура и зачем она нужна?), либо в прокуратуре есть некие люди, заинтересованные в скорейшем закрытии дела (как и было в прошлый раз). Тогда зачем вообще было вытаскивать на свет божий это неудобное и неугодное дело? На волне всеобщей эйфории? Из-за желания в очередной раз выслужиться перед президентом? Или дело в модной нынче борьбе с коррупцией?

В последнюю схему очень удачно вписываются многие события, происходящие сегодня вокруг дела о контрабанде.

Тот факт, что контрабанда мебели стала возможной только при участии высокопоставленных сотрудников ФСБ, по всей видимости, не требует доказательств. И так все ясно. Но есть некоторые эпизоды, которые, на первый взгляд, как бы и не связаны с делом Зуева и Ко, но в то же время как нельзя лучше описывают причины происходящих сегодня событий.

Дело о контрабанде мебели, как мы уже упоминали, имело много предпосылок. Тогда, в 2000 году, судя по всему, действительно разгорелась настоящая война между ГТК и прокуратурой, и в этом смысле дело о контрабанде было очень кстати. Чем оно тогда закончилось, мы тоже уже знаем. Сегодня в числе прочих причин эксперты рассматривают и личное вмешательство президента, и подготовку к 2008 году, и желание каким-то образом объяснить последние кадровые перестановки в высших эшелонах власти.

После заявления следователя Владимира Лоскутова, ведущего дело о контрабанде о том, что без личного участия Владимира Путина дело бы не сдвинулось с мертвой точки, многие поспешили связать арест Саенко и управляющего ТК «Три Кита» Сергея Зуева с недавними перестановками в таможенной службе и в Генпрокуратуре, и даже придать этому делу явную политическую окраску. Но если бы все было так просто.

Возвращаясь к непосредственным фигурантам дела, мы можем разделить их на несколько групп. Так Зуев, Латушкин и Леладзе имели непосредственное отношение к ТК «Гранд» и «Три кита», кроме того в эту группу можно включить и супругов Подсодских, которые в настоящее время также находятся под стражей. «Черный брокер» Саенко прямого отношения к «Гранду» и «Трем китам» не имел, однако активно пользуясь своим служебным положением и положением своих друзей Стрепкова и Прущака в РОСТЭКе, и еще ряде товарищей в ФСБ, имел соответствующее влияние на потоки контрабандной мебели.

Стоит отметить, что ООО «РОСТЭК», по мнению некоторых специалистов (экспедиторов), имела непосредственное отношение к контрабанде мебели для ТК «Гранд» и «Три кита». Кстати, многие аналитики называют дело о контрабанде «войной между таможней с одной стороны, Генпрокуратурой с другой и ФСБ – с третьей». Правоохранительные органы пытались доказать злонамеренность друг друга. Политические аналитики даже связывали скандал с разборками внутри кремлевской администрации.

5 миллиардов долларов — проходит через таможню, минуя бюджет.

В ГТК определили основные таможни, которые участвовали в контрабандных мебельных схемах. В результате Одинцовская таможня была расформирована. В Зеленоградской таможне прошла кадровая чистка. Но когда дело коснулось Балтийской таможни и Северо-Западного таможенного управления, руководителей назначали и снимали по несколько раз кряду (в итоге — сняли). Дело вышло, очевидно, на политический уровень.

Что в принципе не удивительно. Ведь таможня собирает до 40% бюджета. Контроль за такими финансовыми потоками впрямую дорогого стоит. Особенно, если учесть, что значительная часть денег — по некоторым оценкам, около 5 миллиардов долларов — проходит через таможню, минуя бюджет.

За такой сладкий кусок готовы вцепиться друг в друга и разорвать на мелкие куски не только таможенники, ФСБ и прокуратура. Обидно другое, что их главной целью являются, эти чертовы куски, а не наше с вами благополучие и безопасность. Ради вожделенных зеленых бумажек эти люди (заметьте, не банальные преступники, не коммерсанты, не олигархи, которые по сегодняшней моде единолично виноваты в развале России и обнищании населения), находящиеся на высших государственных должностях, открыто «крышуют» и «разводят», в исключительно личных интересах. А такие мелочи, как ввоз в страну нелегальных партий оружия (или чего они там ввозят), их не волнуют, или волнуют, но гораздо меньше. Бронированный автомобиль пуля не возьмет. На людей им плевать, за дом на Рублевке и Бентли ручной сборки можно и мать родную продать, не то, что Родину. Главное, чтоб подороже.