Все свободны

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Сенсационное решение Верховного суда по "крабовому делу"

1093410560-0.jpg Это громкое дело появилось в ходе расследования убийства губернатора Магаданской области Валентина Цветкова, застреленного в Москве 18 октября 2002 года. Тогда в числе прочих рассматривалась и версия, связанная с распределением квот на вылов крабов и других дорогостоящих морепродуктов в Охотском море. В феврале 2003 года был арестован руководитель МагаданНИРО Александр Рогатных, а в апреле — приехавшая на лечение в столицу Виктория Тихачева. Под следствие попал и замглавы Госкомрыболовства Юрий Москальцов. Последнего решено было не арестовывать, ограничившись подпиской о невыезде. Судебный процесс в Мосгорсуде занял всего два с небольшим месяца и проходил в закрытом режиме. В итоге суд счел вину Тихачевой и Москальцова в мошенничестве (статья 159 УК РФ) доказанной. Юрий Москальцов также был признан виновным в злоупотреблении должностными полномочиями (статья 285 УК РФ). Каждый из них получил по 4 года лишения свободы в колонии общего режима.

Москальцова арестовали в зале суда. Александр Рогатных был осужден на 3 года лишения свободы в колонии-поселении по статье 201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями».

Приговор гласил, что Виктория Тихачева и Юрий Москальцов в составе организованной группы совершили мошенничество, похитив в 2002 году существенную часть водных биоресурсов, добытых в северной части Охотского моря. Подсудимым при помощи губернатора Магаданской области Валентина Цветкова удалось «путем введения в заблуждение должностных лиц правительства РФ и Госкомрыболовства незаконно получить дополнительные квоты на научно-исследовательский и контрольный лов морепродуктов», в результате чего были похищены принадлежащие государству «168 тонн синего краба, 1066,2 тонны краба-стригуна опилио и 972 тонны трубача в ходе их добычи в период с 23 сентября по 31 декабря 2002 года». Адресованную Госкомрыболовству просьбу о выделении дополнительных квот на отлов краба подсудимые мотивировали необходимостью изучения биоресурсов северной части Охотского моря. «В результате под видом научных исследований производилась промышленная добыча в промысловой зоне», — констатировал суд. В то же время, как отмечалось в приговоре, добиваясь выделения квот, Цветков и Тихачева неоднократно ссылались на «необходимость проведения лова в малоизученных и перспективных районах». В итоге «весь улов был присвоен судовладельцами — частными коммерческими компаниями», а не передан МагаданНИРО для финансирования научно-исследовательских работ, оснащения и модернизации, проведения выставочной, издательской и другой деятельности. Квоты, в частности, достались ЗАО «Дальрыбфлот», ООО «Магаданрыбфлот» и ООО «Магаданская база промысловых судов», принадлежавшим Тихачевой. А также судам ОАО «Дальрыба», одним из собственников которого являлся Москальцов. Причиненный действиями подсудимых ущерб суд оценил в 234 млн. 997 тысяч рублей, не согласившись с расчетом суммы похищенного, произведенным Мосгорпрокуратурой, — 1 млрд. 200 млн. рублей.

Между тем суд фактически посмертно оправдал Валентина Цветкова, отнесенного следствием в состав преступной группы. Суд констатировал, что все свои действия он «осуществлял в интересах Областного государственного предприятия по добыче и переработке морепродуктов» (оно получило бесплатные научные квоты на добычу биоресурсов), владельцем которого являлась Магаданская область.

Осужденные не смирились с приговором и обжаловали его в Верховном суде России. Все без исключения настаивали на отмене приговора и прекращении дела. «Не было самого события преступления, в действиях подсудимых отсутствовал состав преступления», — заявил перед началом заседания адвокат Виктории Тихачевой Григорий Красновский.

Журналистов в зал не пустили — слушание, как и в Мосгорсуде, решено было проводить в закрытом режиме. «В деле ничего секретного нет, лишь рапорты сотрудников ОБЭП! Да и те нельзя считать секретными!» — возмутился защитник Юрия Москальцова Василий Семец.

Москальцов и Рогатных согласились участвовать в заседании посредством конференц-связи, установленной между СИЗО и судом. Виктория Тихачева же, несмотря на серьезное заболевание позвоночника и проблемы с сердцем, пожелала лично присутствовать на слушании. Одетая по-спортивному в голубые джинсы и футболку, несмотря на очевидную усталость, она старалась держаться бодро и на вопрос корреспондента о самочувствии, с оптимизмом ответила: «Лучше всех!»

В течение следующих четырех часов в зале суда шла бурная дискуссия — до припавших с обратной стороны к двери зала родных и друзей осужденных долетали возмущенные реплики. «На счета российских госпредприятий поступило 10 млн. долларов от реализации квот, то есть деньги поступили в собственность государства, поэтому говорить о причинении ущерба нет ни малейшего основания, — заявил во время короткого перерыва Григорий Красновский. — Защита представила в Мосгорсуд эти документы — выписки по счетам. Однако суд тщательно уклонялся от оценки этих документов и так и не дал им оценки в приговоре. Мы указали на предвзятость рассмотрения дела, поскольку ни суммы, о которых идет речь, ни показания свидетелей, которые передали суду финансовые документы и давали по ним пояснения, в приговоре не приведены». «Это было сделано умышленно, — заключил защитник. — Если бы суд дал оценку доказательствам, то стало бы очевидно, что уголовное дело не следовало возбуждать в виду отсутствия правовых оснований».

«Ни один финансовый документ по данному делу, в частности распоряжение правительства о выделении научных квот МагаданНИРО, до сих пор никем не отменен», — отметила в свою очередь адвокат Москальцова Зинаида Батракова. «Рогатных действовал законно! Ему вменяют, что он подписывал часть рейсовых заданий для судов, арендованных МагаданНИРО для лова, а он с 23 по 30 сентября 2002 года вообще находился в отпуске! Ему инкриминируется также, что он якобы определял цены на добытые биоресурсы, и передал в собственность предприятий-добытчиков принадлежащие государству морепродукты. Но это бред! Цены определяло Нацрыбресурсы», — также отметили адвокаты.

Судебная коллегия совещалась не более 20 минут. Кратная часть определения ВС гласила, что уголовное дело в отношении Александра Рогатных «подлежит прекращению за отсутствием в его действиях состава преступления». Приговор в отношении Виктории Тихачевой и Юрия Москальцова был изменен. ВС исключил из него фразу о том, что действиями подсудимых была нарушена «социальная справедливость». И хотя и Тихачева, и Москальцов остались осужденными по тем же статьям УК, по которым их признал виновными суд первой инстанции, суд счел возможным заменить назначенный им срок на условный, а меру пресечения в виде содержания под стражей — отменить [...]

Мария Локотецкая

Оригинал материала

«Газета»