Вся история "Медиа-Моста" история "наездов" и "откатов"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Вся история "Медиа-Моста" - это история "наездов" и "откатов". Парфенов- интриган, Малашенко- бездельник, а Гусинский- рэкетир

© "Стрингер", март 2000

Кредитная история

Павел Домосед

Converted 11449.jpg

Приговор «Медиа-Мосту» был вынесен 31 декабря 1999 года. И вовсе не потому, что в этот день произошла фактическая коронация Владимира Путина на царство в России. Сегодня широко бытует мнение, что все беды Гусинского оттого, что он сделал неверную политическую ставку и проиграл в предвыборную рулетку свой медиа-холдинг. Доля правды во всем этом есть. Но доля - это всего лишь часть правды.

Юридически свое президентство Путин оформил только на мартовских выборах прошлого года. У Гусинского было достаточно времени, чтобы подкорректировать информационную политику холдинга и подойти к выборам в составе президентской команды. Случись это, и никто, скорее всего, не стал бы требовать сегодня у «Медиа-Моста» возврата кредитов. Деньги списали бы втихую, а «империя Гусинского» продолжала бы свое благополучное существование.

Если бы Владимир Александрович хотел сохранить свой бизнес, он так и поступил бы. После победы «Единства» на парламентских выборах и досрочной отставки Ельцина даже младенец мог с уверенностью предсказать исход выборов президентских. Гусинский не младенец, однако он продолжил курс на жесткую конфронтацию с властью.

Почему? На этот вопрос до сих пор существовало только два варианта ответа, циркулирующих из публикации в публикацию на тему сегодняшнего конфликта вокруг «Медиа-Моста».

Первый озвучил сам Владимир Гусинский в интервью газете «КоммерсантЪ». Общий смысл в том, что свобода слова и личное мнение журналистов для Владимира Александровича дороже всего на свете. Дороже денег. Дороже, чем сохранение бизнес-проекта под названием «Медиа-Мост». Эта версия старательно поддерживается НТВ и всеми изданиями холдинга.

Второй озвучивается штатными политологами. Его суть: в конце 1999 года Владимир Александрович испытывал очень сильную личную неприязнь к Борису Абрамовичу, которая и помешала ему войти в президентский информационный пул.

Оба эти варианта ответа из области романтики. Но ни один бизнесмен не будет ссориться с властью и ставить под удар свое дело исходя из романтических побуждений. Тем более если это дело аффилировано с политикой напрямую. А то, что Гусинский - бизнесмен, сомнений ни у кого не вызывает. За прошедшие десять лет Владимир Александрович всех убедил, что, когда речь идет о деньгах, он действует цинично и жестко. Порой - жестоко.

После 31 декабря 1999 года в очередь к Путину, чтобы засвидетельствовать свое почтение, выстроились все олигархи и бывшие губернаторы-фрондеры. Даже Анатолий Чубайс наступил на горло собственной песне и поддержал действия Российской армии в Чечне.

Смешно было смотреть, как человек, положивший свою жизнь и карьеру на разрушение этой армии, не краснея рассуждает о подъеме боевого духа в войсках. Смешно, но понятно - хочешь сохраниться во власти и в бизнесе, поддерживай президента.

А вот то, что на поклон к Путину не пошел Гусинский, непонятно. Не гражданин Гусинский или журналист. А бизнесмен Гусинский. Значит, у бизнесмена Гусинского были на то веские основания.

С точки зрения бизнеса (а у бизнеса есть своя логика поведения) объяснение столь самоубийственному поведению Гусинского может быть только одно.

31 декабря 1999 года Владимир Александрович Гусинский вынес приговор «Медиа-Мосту». И приговор этот был: «Продавать!»

Как все начиналось

Кем был Гусинский до того, как к нему пришли журналист Киселев и Добродеев с предложением создать НТВ? Обыкновенным российским бизнесменом с весьма сомнительной репутацией в московском деловом сообществе.

Converted 11450.jpg

Разумеется, он не был бандитом и никого не прижигал утюгом. Но у Гусинского была целая армия крепких и умных профессионалов (которых он сначала скромно называл «своей охраной», а затем «службой безопасности «Моста»). А также особо тесные отношения с московским мэром, что в середине 90-х годов заменяло любому бизнесмену дружбу со всеми лидерами столичных преступных группировок, вместе взятыми.

Еще в 1994 году по московской бизнес-среде прокатился слух, что группа «Мост» предоставляет помимо кредитов «надежный крышак», беря за это всего 10 процентов от прибыли и решая проблемы с докучающими бандитами молча и навсегда. Лучшей рекламы и придумать было нельзя - в «Мост» потянулся московский средний бизнес, измученный невзгодами и уголовными авторитетами. Практически все мешочники из Лужников и ЦСКА находились на обслуживании в «Мосте».

НТВ вывело Гусинского на качественно иной уровень. В совет директоров новой телекомпании помимо Киселева и Добродеева вошли философ и эстет Игорь Малашенко, известный киночиновник советских времен Владилен Арсеньев и еще одна «правая рука Гусинского» Михаил Шмушкович, которому была поручена высокая миссия заведования всеми финансовыми вопросами в свежеиспеченной телекомпании.

Любопытно, что, за исключением Шмушковича, остальные четверо «акционеров» имели одну интересную общую черту: многие люди, которым посчастливилось общаться с Киселевым, Добродеевым, Малашенко и Арсеньевым в прежние тоталитарные времена, были уверены, что каждый из этой великолепной четверки так или иначе связан с КГБ.

Например, Малашенко в середине 80-х годов однажды вместе с группой советских ученых совершал ознакомительно-развлекательную поездку в США. Когда деятели советской науки отбыли на родину, что, разумеется, соответствовало графику поездки, Малашенко решил, что погулял мало и остался в Штатах еще на некоторое время. Не нужно, наверное, объяснять, что подобные выбивания из запланированного графика во время зарубежных поездок в советские времена были позволены только особым гражданам, которым не нужно было потом ехать на Лубянку и объясняться.

Итак, дело помаленьку пошло: Киселев с Добродеевым взяли на себя заведование информационным блоком. Арсеньев увлеченно закупал зарубежное кино и руководил дирекцией программ. А Малашенко отвечал за вопросы глобальные - общение с властью и создание положительного образа телекомпании в массах - называемые обычно «связями с общественностью». Тем не менее Малашенко долгое время был любимчиком Гусинского и на первых порах - реальным гендиректором НТВ.

Несмотря на почти домашнюю внутреннюю обстановку в первые годы существования компании, между пятью директорами НТВ противоречия возникли практически сразу. Киселев дружил с Добродеевым, который играл первую скрипку в этом тандеме. Им не очень нравилось положение, которое занимал «бездельник» Малашенко, и крайне не нравился Арсеньев, который довольно быстро развел удивительную даже для 90-х годов кумовщину в опекаемых им отделах.

Киселев с Добродеевым старательно создавали «лучшую информационную службу страны», повсюду выискивая качественных репортеров. Арсеньев же в это время занимался по большей части тем, что устраивал к себе на работу многочисленных друзей по славному городу Тбилиси, где он когда-то проживал. А в перерывах закупал довольно странные телесериалы вроде безумного «Голубого дерева» по ценам, завышенным раза в три (называют сумму в 25 млн. долларов при реальной стоимости в 4 тысячи. - «!»).

Малашенко продолжал дружить с властью, а заодно взял к себе в союзники Арсеньева, чтобы противостоять киселевско-добродеевскому тандему на заседаниях совета директоров.

Однако Киселев с Добродеевым все-таки взяли верх. Гендиректором компании якобы временно стал Добродеев. Малашенко поручили руководить призрачным холдингом НТВ, который в итоге благополучно зачах. Но тяжелее всех пришлось Владилену Арсеньеву, которого последовательно лишили должности директора дирекции программ НТВ, гендиректора «НТВ-плюс» и неформального главного продюсера телеканала.

Новым директором стал добродеевский протеже, блестящий репортер Владимир Кондратьев, а официальным генеральным продюсером - Леонид Парфенов. С возвышением Парфенова на телеканале началась новая жизнь.

Никто и предположить не мог, что за мягкотелой внешностью Ленечки скрывается матерый волчище, который разведет Гусинского на баснословные деньги и создаст кучу совершенно непотребных телепроектов (речь не идет о его личных талантливых телевизионных фильмах, созданных позднее).

«Империя страсти» (шоу на раздевание) с Николаем Фоменко и «Про это» (публичная беседа с сексопатологом об интимных проблемах) с Еленой Ханга стали образцом безвкусицы и пошлости. Путешествие команды НТВ в форд Баярд на их фоне – просто шедевр продюсерской деятельности Леонида Парфенова.

Свою деятельность, правда, Парфенов одним продюсерством не ограничивал. Одновременно со своим должностным повышением Парфенов начал плести изощренные интриги с целью если и не стать равным Киселеву и Добродееву, то хотя бы подравняться с ними.

Парфенов привел с собой огромную команду «телеспециалистов», с зарплатами на уровень выше, чем у остальных сотрудников. Достаточно сказать, что оклад его секретарши составлял 2000 долларов США. В отделе по подбору роликов до Парфенова работало два человека с зарплатой по 1,5 тысячи долларов.

Новый генеральный продюсер НТВ расширил этот отдел до 15 человек с зарплатой по 1000 долларов. Плюс 5 тысяч начальнику отдела (старый знакомый Парфенова) и 3 тысячи - заместителю. С роликами на НТВ начались сбои.

Апогеем продюсерской бездарности талантливого журналиста стала программа «Голова профессора Понизовского» со старым другом Парфенова Антоном Понизовским в главной роли головы. Программа выходила почти в прайм-тайм и имела рейтинг в 0,01%. За каждую из таких передач Гусинскому выставлялись бешеные счета, которые он сначала беспрекословно оплачивал, а потом, к возмущению парфеновских сотрудников, перестал.

На ниве интриг Парфенов преуспел не меньше, чем в вымогании денег у Гусинского. Он «съел» Владимира Кондратьева, который вернулся обратно в информационную службу, и окончательно «убрал» с НТВ Арсеньева, ради которого специально создали компанию «НТВ-кино».

Взгляд изнутри

По понятным причинам НТВ ассоциируется в народе с такими персонами, как Киселев, Миткова или, например, Новоженов. На самом деле заметные НТВшные фигуры не определяли никогда лицо канала - костяк его, сердцевину и хребет составляли совсем другие персонажи.

Начиная с 1995 года в журналистских кругах почему-то считалось, что НТВ - образцово-показательная структура, где все заняты своим делом и крайне профессиональны. Но так думали только те, кто плохо знал, что в действительности происходит внутри компании. А происходили там вещи весьма занимательные.

Уже в 96-м году штат административных сотрудников разросся настолько, что распределение обязанностей между ними выглядело просто смешным. Например, почти в каждом отделе было по два, а то и по три администратора. В обязанности администратора входило: вынести пропуск (один раз в день), скопировать документик (пару раз в день), отнести кассету с этажа на этаж (три раза в день) - и все. Было забавно наблюдать, как двое администраторов делили между собой последовательность совершения этих нехитрых операций.

Зарплата администратора телекомпании НТВ составляла, между прочим, в 95-м году (отнюдь не самый зарплатный период в истории демократической России) от 500 до 600 долларов США. Помимо армии администраторов и референтов существовала не меньшая, а то и большая армия всевозможных ассистентов, редакторов и режиссеров. У большинства из них рабочие функции сводились к тому, чтобы несколько раз за день произвести «склейку» кадров на бетакамовской паре либо отсмотреть пару-тройку эфирных передач или фильмов.

Converted 11451.jpg

Эта когорта насчитывала порядка ста-двухсот человек, каждый из которых ежемесячно получал от щедрот Владимира Александровича 800-1500 долларов. Зарплату на НТВ не задерживали фактически ни разу за все годы существования компании.

Словом, сотрудников своих Гусинский любил, а они платили ему той же монетой. В задушевных разговорах даже самые младшие и незначительные НТВшные клерки отзывались о Гусинском с исключительной теплотой. Можно было не любить Киселева, Арсеньева или Парфенова, но имя Владимира Александровича всегда было священным.

Элиту канала составляли лучшие репортеры. Они были на особом счету, вкалывали в отличие от остальных с утра и до ночи, но и поток вознаграждений в их адрес измерялся другими цифрами. Любимчиков отмечали не только банальными дензнаками. Так, например, любимый корреспондент Добродеева Евгений Ревенко получил однажды от Киселева весьма интимный подарок - золотой перстень с дорогим камнем.

В общем, денег на зарплаты и благоустройство сотрудников «Медиа-Моста» Владимир Гусинский не жалел (таблицы №2 и №3). И, наверное, правильно делал. Творческая работа достойна хорошего вознаграждения.

Мы публикуем эти таблицы (кстати, они [page_10592.htm появились в интернете] [...] после обыска Генпрокуратуры в Имидж-банке. - «!») не для того, чтобы лишний раз позлорадствовать. Просто кредитные ведомости вкупе с бардаком, который царил внутри НТВ, - очень хорошая иллюстрация того, насколько огромными были издержки, закладываемые в основу строительства «Медиа-Моста». Сегодня эти издержки лежат уже в основе проблем холдинга.

А вот «Медиа-Мост». Кому «Медиа-Мост»?

Надо отдать должное бизнесмену Гусинскому, он в очередной раз принял безошибочное решение.

К началу прошлого года «Медиа-Мост» практически завершил ряд инвестиционных проектов. Был создан полный (с запуском собственного спутника) цикл «НТВ-плюс», запущен в действие Интернет-проект, отлажена структура вещания регионального канала ТНТ, выстроена и переоборудована сеть современных кинотеатров...

Иными словами, Владимир Гусинский создал всю материальную базу для производства некоей комплексной услуги. Но услуга в полном объеме не находит своего сбыта, а, значит, затраты на строительство материальной базы не окупаются.

Что в таких случаях делает бизнесмен? Пытается выгоднее продать свое дело, чтобы как минимум окупить затраты и как максимум остаться с прибылью. В противном случае - банкротство со всеми вытекающими последствиями в виде испорченной кредитной истории. Сегодняшний скандал вокруг «Медиа-Моста» вызван тем, что Гусинский не согласен на минимум.

Владимир Александрович в вопросах бизнеса всегда был максималистом. Но при том объеме кредитных обязательств, который существует у «Медиа-Моста» (см. таблицу №1), получить прибыль от его продажи - задача практически невыполнимая.

Любой инвестиционный проект начинается с кредитов. Кто-то их берет в банке, а кто-то - выпускает свои акции и заимствует средства на фондовом рынке. Но и в том, и в другом случае надо убедить кредитора (банк или покупателей акций) в будущей прибыльности проекта. Его окупаемости и возвратности вложенных средств.

«Медиа-Мост» брал кредиты на совершенно других условиях. Обеспечением этих кредитов был не будущий объем продаж, а политическая лояльность информационного холдинга к «Газпрому», «Росвооружению», государству, московскому мэру и т.д.

Converted 11452.jpg

Вся история «Медиа-Моста» - это история «наездов» и «откатов». А началось все с создания в начале 1993 года НТВ.

У истоков НТВ, помимо Мост-банка, стояли банк «Столичный» и Национальный фонд спорта. Гусинскому и НФС, как писала в 1997 году «Московская правда», удалось выбить льготы на ввоз в Россию табака и алкоголя. Но очень быстро Гусинский понял все преимущества единоличного владения информационным холдингом в ельцинской России и избавился от «соучредителей» НТВ.

Первым отошел в сторону «Столичный». НФС держался дольше. Но после серии публикаций в газете «Сегодня» и сюжетов НТВ про банк «Национальный кредит» (основной расчетный центр НФС. - «!») вынужден был сдаться. А вскоре у здания Мост-банка прошли выездные гастроли маски-шоу.

Потом была целая серия мелких кредитных операций в виде информационных атак на «Газпром» и «Росвооружение». За каждой такой атакой следовал очередной перевод счетов «потерпевших» на обслуживание в Мост-банк. Но истинный расцвет бизнеса Гусинского начался после 1996 года.

Президентские выборы 1996 года стали звездным часом бизнесмена Гусинского и позором НТВ. Гендиректор «Независимого телевидения» до сих пор, потупив глаза, говорит, что они поддерживали не Ельцина, а демократию. Демократия обернулась «семибанкирщиной» и безудержным информационным рэкетом со стороны «Медиа-Моста» и перешедшего под контроль Березовского ОРТ по отношению к остальным бизнес-структурам.

Одна только история со «Связьинвестом» чего стоит. Мост-банк даже не пожалел своей репутации и передал в прессу информацию о счетах Чубайса. Закончилось все крахом «золотой пирамиды» ГКО и дефолтом. А к власти последовательно (сначала - Примаков, потом - Путин) пришли люди из спецслужб.

Почему же в 1996 году Гусинский наплевал на свободу слова и пошел на сговор с властью, а в 2000 году - нет? С точки зрения журналистики этот шаг не объяснить. С точки зрения бизнеса Гусинского - никаких проблем.

Выборы Ельцина на второй срок повышали ликвидность основных активов «Медиа-Моста», под которые он брал кредиты. То есть цена информационной дружбы с Гусинским неуклонно росла. А приход к власти Путина разрушил исправно работавшую систему кредитования медиа-холдинга Владимира Александровича.

Даже если Гусинский примкнул бы в 1999 году к информационному пулу президента и продался власти, благополучной жизни у «Медиа-Моста», вернее, у Владимира Александровича, уже никогда не было бы. Кредиторы все равно рано или поздно предъявили бы счета к оплате, а платить Гусинскому нечем, кроме собственно структуры медиа-холдинга.

В этих условиях Владимир Александрович и принял решение о продаже за границу своего последнего нематериального ликвидного актива - свободы слова. Антикремлевская пропаганда, конечно, стоит того, чтобы западные медиа-магнаты оплатили долги «Медиа-Моста». Но платить сверху никто из них за банкрота не собирается. Однако вариант, предложенный Тернером и Соросом, позволяет Гусинскому сохранить контроль над НТВ. Что не устраивает «Газпром-медиа», который также рассчитывает на контрольный пакет НТВ.

В любом случае структурам «Медиа-Моста» придется жить по средствам, если, конечно, финансирование НТВ не будет прописано отдельной строкой в бюджете США.

По данным «Гэллап Медиа», рейтинг НТВ за прошлый год упал на 40 процентов. Из сетки вещания стали пропадать одна за одной рейтинговые передачи. И хотя по доле рекламного времени НТВ по-прежнему занимает первое место, рекламщики говорят, что это только благодаря увеличению скидок.

Сохранение рекламной доли при снижении расценок прибыльность канала не увеличивает. Зато это увеличивает видимость привлекательности НТВ для потенциальных покупателей.

Проблема Гусинского в том, что под строительство своего медиа-холдинга он брал кредиты при одном режиме власти и под политические обязательства. А продажа выстроенной структуры пришлась на момент смены режима, когда прежние политические обязательства потеряли свою ликвидность. С чисто коммерческой же точки зрения проект «Медиа-Моста» не имел никакого обоснования.

Естественно, что в таких условиях кредиторы («Газпром» - основной инвестор проекта. - «!») захотели взять продажу «Медиа-Моста» под свой контроль.

Видимо, Кох и Гусинский изначально не сошлись в цене, и началась свара. Вмешалось государство, которое тоже числится в кредиторах.

Что оставалось Гусинскому? Только борьба за свободу слова в надежде на финансовую помощь из-за рубежа. Жаль только, что в борьбе этой используют носителей свободы слова - журналистов, которые в итоге и окажутся самой пострадавшей стороной.