Вся правда о том, как принимают в пенсионеры

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Вся правда о том, как принимают в пенсионеры И ВОТ НЕСКОЛЬКО МЕСЯЦЕВ БАБКИ КРУТЯТСЯ В ПЕНСИОННОМ ФОНДЕ…


"О маленькой пенсии сказано много, но никто не говорит о том, что есть старики пенсионного возраста, которые вообще не получают пенсии. Никакой. Их в стране миллионы. Пенсионный фонд Российской Федерации — похоже, самая богатая полугосударственная структура мира. Он, наверное, богаче даже наших нефтегазовых фирм, которым деньги достаются все-таки тяжким трудом. Пенсионный фонд пополняется менее хлопотно. В этот бассейн вливается «вода» из миллиона труб: с каждого предприятия, с каждой индивидуальной выплаты — с зарплаты, аванса, гонорара, премии… Бурный поток отчислений не остановишь. Наличку остается только оприходовать. Откуда же берутся беспенсионные пенсионеры? Закон «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (ст.19, пункт 3) уклончиво, прибегая к туманной формулировке, провозглашает, что «днем обращения за трудовой пенсией считается день приема заявления о назначении трудовой пенсии». День-то днем, однако в исключительных случаях закон позволяет не давать пенсию сразу. Та же статья и тот же пункт отпускает людям, которые ведают распределением пенсионных средств, ровно три месяца для более внимательного всматривания в трудовую книжку человека — вдруг она поддельная? ТРИ МЕСЯЦА! Исключение стало правилом: ВСЕХ, кто обращается за пенсией, мурыжат без пенсии не меньше трех месяцев. Таким образом, первые миллионы безденежных пенсионеров мы найдем в рядах тех, кто обратился за пенсией впервые. Закон расплывчат. Ни в одной его статье нет точной даты для выплаты пенсии. Эта ситуация напоминает ту, какая существует с законом о доставке писем: в нем тоже много разных слов, кроме главных — в какой срок письмо должно дойти из пункта А в пункт Б? Вот так и с пенсией: неизвестно, когда ее нужно начать выплачивать после «дня обращения». В статье 23, которая красиво называется «Сроки выплаты и доставки трудовой пенсии», говорится, что пенсионер имеет полное право требовать выплаты ему пенсии, «но не более, чем за три года, предшествующие моменту обращения за получением начисленной трудовой пенсии». Следовательно, держать пенсионера без пенсии можно не три месяца, а КАК МИНИМУМ ТРИ ГОДА! Яснее дня, что если финансовая структура не выплачивает деньги своевременно, то эти деньги продолжают «работать», принося проценты. По прижимистой манере выплачивать пенсии Пенсионный фонд — не пенсионный, а накопительный. Он откровенно занимается прокруткой средств, которые в него втекают по миллионам труб. Не исключено, что деньги Пенсионного фонда крутятся в полугосударственном же Сбербанке, который имеет право заниматься коммерческой деятельностью. С Пенсионным фондом Сбербанк повязан выдачей пенсий. Но как сосчитать тех, кто не получает пенсию и три месяца спустя, и три года? Государственная статистика таких стариков не учитывает. Чтобы все-таки ответить на этот вопрос, корреспондент отправился своими ногами в районные отделы Пенсионного фонда. В каждом отделе были опрошены не меньше 10 человек, получающие удостоверение пенсионера впервые. В управлении Пенсионного фонда на Тверском бульваре из десяти опрошенных 8 получили приглашение явиться сюда лишь 5 месяцев спустя после сдачи документов, 1 — на пятом месяце и 1 — на четвертом. В управлении на Челябинской улице из десяти «новых пенсионеров» 6 человек сдали документы на оформление пенсии еще раньше — 6 месяцев назад, 2 — больше пяти месяцев, 2 — сверх четырех месяцев. В управлениях на улицах Енисейской, Павла Андреева, Народного ополчения, Флотской опрос показал сходные результаты. Во всяком случае, не встретился ни один кандидат в пенсионеры (ни один!), который бы получил приглашение Пенсионного фонда прийти за пенсионным удостоверением в пределах упомянутого законом хотя бы третьего месяца с момента сдачи документов. Только позже. Со дня получения пенсионной книжечки до дня выдачи денег проходит еще не меньше 30 дней! Наш опрос растянулся на месяц. Те, кто стал пенсионером в первых числах месяца, дружно говорили, что им сказали, что пенсия начнет к ним поступать не завтра, а лишь с первого числа следующего месяца. А те, кто стал пенсионером под конец месяца, должны были начать получать живые деньги с первого числа следующего следующего месяца. Следовательно, старик и старуха физически начинают получать пенсию иногда 7—8 и даже больше месяцев спустя после своего дня рождения! Корреспондент стал свидетелем нескольких уникальных сцен этого рода. В тесном коридоре управления Пенсионного фонда на Тверском бульваре маялся пожилой человек, которого до получения пенсионного удостоверения мариновали пять месяцев, а после — он не видел живых денег еще три месяца. И вот он заглянул спросить, когда же ему дадут деньги на жизнь? — Мужчина! — завопили не своим голосом служительницы кабинета с надписью «Назначение пенсий». — Выйдите! Выйдите немедленно в коридор и ждите! Вы что, не видите, что впереди вас женщина идет?! Пропустите вперед женщину!! Робкий мужчина попятился… Там же встретился другой мужчина, который показал свое краснокожее пенсионное удостоверение, где было сказано, что оно выдано еще 3 февраля 2006 года, а пенсия будто бы ему начисляется с 13 ноября 2005 года. Но почти 6 месяцев спустя он еще не получил ни копейки. В поисках пенсии он обратился в прокуратуру, которая переслала жалобу в прокуратуру другого района, оттуда переслали в третью прокуратуру, а третья переслала жалобу в то самое управление Пенсионного фонда, на которое он жаловался… Каждый (каждый!) человек, с кем корреспондент вступал в беседу, сам, без приглашения, рассказывал о мытарствах, которые выпали на его долю при оформлении пенсии. Выходило, что это не оформление, а выбивание, к чему ни один человек, доживший до пенсионного возраста, морально не готов. Грубые, истеричные сотрудницы Пенсионного фонда строят всевозможные козни, чтобы под любым предлогом вообще отказать человеку в его законном праве. ВСЕ опрошенные рассказывали, как при приеме документов местные инспекторы беззастенчиво начинали сомневаться в том, что жизнь будущего пенсионера прожита честно, говорили об этом прямо в лицо. Под угрозой отказа в пенсии они требуют, чтобы ту или иную запись в трудовой книжке человек подтверждал дополнительными справками. Корреспондент наслушался немало историй о том, как люди выходили из Пенсионного фонда на свежий воздух в полном смятении, не зная, что им теперь делать, куда обращаться, чтобы доказать, что они действительно работали там, где когда-то работали. Задача усложняется тем более, когда место работы было лет эдак 40 назад и не в Москве. Какая же запись в трудовой книжке считается «неверной»? Начальник отдела кадров при написании номера приказа о зачислении (об увольнении) исправил цифирку и не написал: «Исправленному верить». Начальник отдела кадров написал все чисто, но забыл указать номер приказа о зачислении (об увольнении)… За помарки неведомых, давно забытых работников отделов кадров расплачивается теперь «молодой» пенсионер. Хамство и занудство работниц Пенсионного фонда так досаждает, что эти пенсионеры готовы плюнуть на «ошибочную» запись и принять на себя вину, может быть, никогда ими даже не виденного начальника отдела кадров. Но что же дальше? И вот тут-то работницы Пенсионного фонда им тихо предлагают: — Давайте это место вашей работы исключим. — Откуда же? — недоумевает пенсионер. — Из жизни? Не поздновато ли? Жизнь уже прожита! И тогда сотрудница Пенсионного фонда шепотом объясняет непонятливому, что каждая запись в трудовой книжке — это деньги, из которых складывается пенсия по старости. Чем меньше записей, тем меньше размер пенсии. Фонд заинтересован, чтобы записей в трудовой книжке у каждого человека было как можно меньше. Отсюда — и придирки к каждой помарке. «Сомнительная» запись, оказывается, уменьшит размер пенсии «всего» на 20 рублей, на 27 рублей… Но не редкость, когда предлагают исключить из общего трудового стажа лет эдак 15—20. Одна дама рассказала, что ей предложили «махануть» из трудового стажа три места работы! Другая — что ей предложили исключить четыре места работы — 27 лет! Женщины вообще на особом положении. Их тут просто дискриминируют. Они вынуждены доказывать, что какие-то годы своей молодой жизни потратили на уход за детьми. Им велено подтверждать «пропуски» в стаже отдельными справками о рождении детей, справками из поликлиник о детских болезнях — иначе документы на оформление трудовой пенсии по старости принимать отказываются. Понятно, почему работницы Пенсионного фонда шепчутся. Все эти «вычитания» нарушают закон арифметики, который мы проходили в первом классе. Из сена нельзя вычитать лошадей, из молока — коров. Стаж — это стаж, а пенсия — это деньги. Нельзя из стажа вычитать рубли. Но почему стало возможным нарушение счета? Вероятно, арифметический сбой стал возможен потому, что закон «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» расписывает процедуру назначения пенсии мало сказать совершенно невразумительно — текст нуждается в переводе на русский язык с языка, неизвестного никому. Закон даже невозможно комментировать, так как он весь является, как теперь выражаются, неадаптированным к пониманию. Сам законодатель (Госдума, Совет Федерации и лично президент) пришел от текста в отчаяние, и в пункте 7 статьи 18 так прямо и рекомендует всем, кого надули при назначении пенсии или вовсе ее не дали, обращаться в суд! Получается, что пенсию в России выплачивают не по закону, а по специальному решению суда! Но пенсионный про-цесс теперь не ограничивается пенсией. В крупных городах, как, например, в Москве, для пенсионеров в оборот введены «социальные карты» со штрих-кодом. Намагниченную карту суют в турникет и бесплатно проходят в общественный транспорт. Но мало кто знает, что получить и эту карту непросто. Вопросом их выдачи ведают органы социальной защиты населения — те, у которых Пенсионный фонд забрал функцию назначения пенсий. Оставшиеся без своего основного дела, эти скандальные органы нисколько не уменьшились в штатах. Они все там же, и надменные люди все те же. Плотно сидящие по кабинетам средних лет мясистые дамы вздрагивают при звуке шагов в пустынном коридоре: кто идет? И в первый миг при появлении на пороге улыбающихся женщин и мужчин, которые пришли из Пенсионного фонда к ним за «социальной картой», сладостно замирают от предвкушения проявления своего могущества. А потом начинается… «Принесите справку». «И еще эту справку»… Пенсионер бледнеет: разве «социальная карта» не выдается просто по пенсионному удостоверению? В ответ — дружный хохот! «Просто»! «По пенсионке»! Чего захотел! Сперва соберите все требуемые справки, а после напишите заявление, а уж потом мы вас вызовем. На оформление «социальной карты» уйдет с месяц! «Просто»!.. Но еще меньше известно, что там, где пенсионное удостоверение государственного образца продублировано местной пластиковой карточкой со штрих-кодом, созданы полугосударственные конторы наподобие Пенсионного фонда — ГУПы. Работники заняты изобретением уже изобретенной и находящейся в обороте этой самой пластиковой карты! Металлические двери заперты. «Любимых» пенсионеров внутрь не пускают. Возглавляет ГУП господин Генеральный Директор. У него несколько господ Заместителей, у каждого — госпожи Секретарши, господа Референты, кабинеты поделены на отделы, отделы — на подотделы… На столах компьютеры, по стенам — принтеры, по углам — ксероксы, входной металл дублируют секьюрити, у порога стадо персональных замызганных «Волг»… В Интернете у этой конторы, сродни «Рогам и копытам», — свой сайт!.. Теперь понятно, почему в Пенсионном фонде изо всех сил тянут резину и норовят старикам не выдавать пенсию! На наших глазах совершается афера века: «под стариков» идут неисчислимые отчисления в Пенсионный фонд, но самим старикам и старухам эти средства, бывает, вообще не достаются — они умирают, не дождавшись первой выплаты. Их пенсии остаются в фонде. Чем больше их умрет, тем больше денег достанется фонду. Фонду не нужны живые пенсионеры — он держится на мертвых душах. К процентам от накрутки невыданных пенсий присосались, паразитируют на них и жируют несколько многолюдных отраслей! Социальная защита. Изобретатели уже изобретенных пластиковых карточек. Почта с ее корыстными почтальонами, имеющими «чаевые» с каждой доставленной пенсии. Напарник — Сбербанк, который имеет свое от выдачи пенсионерам пенсий. Не исключено, что из пенсионной кормушки подкармливается и судебная система, раз она выступает одной из сторон в законе «О трудовых пенсиях в РФ», как, впрочем, и прокуратура, если учесть ее подозрительно вялую реакцию на жалобы голодающих стариков. И, наконец, сам Пенсионный фонд, которому несуразно огромные суммы живых денег позволили создать бюрократическую пирамиду советского образца: разделиться на главки и на номерные управления… Какому только сброду нищие российские пенсионеры не помогают хорошо жить!"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации