Вся президентская рать: большая победа КГБ

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Вся президентская рать: большая победа КГБ

"Когда Владимир Путин, бывший полковник КГБ, решил, что надо укреплять власть над Россией, он знал, к кому обратиться за помощью. Рассказ Энн Пенкет (Anne Penketh) из Москвы о том, как бывшие агенты тайной полиции пробрались в коридоры власти. В 2000 году, сразу после выборов, в результате которых Владимир Путин стал президентом России, его привезли в штаб-квартиру бывшего КГБ в центре Москвы на празднование очередной годовщины основания советской тайной полиции. Бывший полковник КГБ, в советское время служивший разведчиком в Восточной Германии, а после этого покоривший самую неприступную вершину карьеры в спецслужбах и ставший первым гражданским директором ФСБ - организации, унаследовавшей функции КГБ внутри страны, - вернулся в дом, где был воспитан. Внутри здания на Лубянке он выступил с речью перед тремястами высших чинов бывшего КГБ и в своем фирменном стиле сказал: - Задание номер один по приобретению полной власти в стране выполнено. С тех пор прошло шесть лет, и слова Путина звучат уже не как шутка, а как констатация факта. Отравление бывшего агента ФСБ Александра Литвиненко в Лондоне, которое, как считает по меньшей мере один российский обозреватель, отбросило отношения с Западом обратно к временам 'холодной войны', снова заставляет внимательнее присмотреться к связям между Путиным и его бывшими коллегами по ФСБ. Президент никогда не делал тайны из своих планов установить государственный контроль над стратегическими отраслями, и крушение судьбы владельца некогда крупнейшей российской нефтяной компании "ЮКОС" Михаила Ходорковского - яркое тому подтверждение. Однако связи с КГБ, идущие от других лиц, назначенных на высшие посты как минимум в трех крупнейших государственных компаниях, не столь хорошо известны, а между тем отношения этих компаний с Кремлем принимают все более запутанный характер. Две недели назад на одну из высших должностей в государственном энергетическом гиганте 'Газпроме' был назначен бывший генерал КГБ Валерий Голубев . 'Газпром' активно расширяется и в процессе расширения поглощает все: нефтяные активы, СМИ, доли в капитале различных банков и сельскохозяйственные предприятия. Голубев, ставший теперь заместителем генерального директора - уже третий член правления, ранее служивший в КГБ; кроме того, он, как и Путин, в начале 90-х годов работал в мэрии Санкт-Петербурга. Глава правления 'Газпрома' Дмитрий Медведев занимает пост первого заместителя премьер-министра; его также называют кандидатом в преемники Путина после 2008 года, когда тот по конституции не сможет больше оставаться президентом, поскольку истечет второй срок его пребывания в Кремле. Во главе государственной и самой крупной в России нефтяной компании 'Роснефть' стоит Игорь Сечин , также бывший коллега Путина - они работали вместе в родном городе Путина Санкт-Петербурге. Во власти Сечин занимает должность заместителя руководителя путинской администрации; есть информация, что в прошлом он также был связан с ФСБ. В сентябре к нему на работу поступил в качестве помощника некий молодой человек по имени Андрей Патрушев , приходящийся сыном нынешнему директору ФСБ Николаю Патрушеву. А национальную авиакомпанию 'Аэрофлот' возглавляет Виктор Иванов - также приближенный Путина, также из Санкт-Петербурга, и также его бывший коллега по работе и в КГБ, и в ФСБ. Это и есть так называемые "siloviki" - бывшие сотрудники наводившей ужас на страну тайной полиции, захватившие власть в коридорах Кремля и высоких кабинетах самых значительных государственных компаний страны. После распада Советского Союза их подвергали унижениям, они прошли период деморализации - и тем больше у них теперь решимости добиться своего. Именно на силовиков, включая и Сечина, и Иванова, указывают как на людей, откатывающих назад российские демократические свободы: вводятся ограничения на деятельность политических партий и неправительственных организаций, ужесточается государственный контроль над СМИ. - Страной правит КГБ, и называть они себя могут как угодно, - заявила недавно российский аналитик Евгения Альбац. В советские годы КГБ служил коммунистическому режиму, был его глазами и ушами, и сегодня бывшие офицеры нашли применение дисциплине, информации и ресурсам Комитета как в частном бизнесе, так и даже в темном мире теневой экономики. Но так ли важно, что при Путине столь высоко вознеслась именно компания 'КГБ Инкорпорейтед'? Например, в 'Газпроме' связи с КГБ как раз никого не отталкивают. Вопрос, сколько из нынешних членов правления были в прошлом связаны с КГБ, вызвал у официального представителя крупнейшей российской компании Сергея Куприянова, сидящего в ее роскошной московской штаб-квартире, временный приступ амнезии. Однако Куприянов тут же меняет направление: по его утверждению, именно из рядов КГБ вышли многие наиболее талантливые профессионалы управления. - Многие, кто раньше работал в КГБ, работают в бизнесе, многие занимают в бизнесе высокие посты. Для примера он берет как раз послужной список нового заместителя гендиректора Голубева - по его словам, он говорит сам за себя. Что касается начальника юридического департамента Константина Чуйченко , то ' в юридической области это специалист экстра-класса'. Третий из семнадцати членов правления 'Газпрома', известный связями с КГБ - Сергей Ушаков - по словам Куприянова, 'продолжает профессиональную карьеру в сфере обеспечения безопасности'. Джонатан Стерн (Jonathan Stern), эксперт по России и директор отдела природного газа в оксфордском Институте энергетических исследований (Institute for Energy Studies), рассказывает, что на высших должностях в британской промышленности сегодня также работает немало бывших сотрудников МИ-5. - Путин назначил людей, которым он доверяет, потому что в 90-е годы невиданное обогащение досталось на долю молодых и беспринципных ковбоев, и второй раз допустить этого нельзя, - говорит профессор Стерн. Однако в России, по его мнению, особый риск: здесь 'узкая группа людей контролирует огромные, просто огромные активы. Это очень тревожно'. Ольга Крыштановская, много лет занимающаяся изучением российской элиты, указывает, что при Путине, действительно, господствующее положение заняли ФСБ, полиция и военные. В ее исследовании, опубликованном в 2004 году, говорится, что особенно ярко этот процесс виден в регионах, где пять из семи представителей президента раньше служили либо в КГБ, либо в армии. В интервью корреспонденту The Independent Крыштановская заявила, что в политической системе, где президент имеет все ключевые полномочия, это тревожный факт. - Это действительно проблема. В прошлом существовал коллективный механизм принятия решений. Например, когда [бывший президент Юрий] Андропов хотел ввести войска в Афганистан, было коллективное решение Политбюро. А теперь такого органа нет, и президент все решает сам. Как утверждают некоторые московские обозреватели, в политике Путин 'очень консервативен', зато либерален в экономике. Однако Крыштановская, говоря об экономической централизации в России, уже сравнивает ее в Южной Кореей, где крупные компании также находятся под контролем государства. Почему Путин это делает? 'Потому что ему нужна вся полнота власти', - утверждает она. Отношения с западными странами у Путина подпортились в последние два года, когда Россия начала действовать все более агрессивно в отношении своих соседей, в качестве оружия используя газ. Стали поговаривать, что Москва не может быть надежным энергетическим партнером Европы. Месяц назад Организация экономического сотрудничества и развития (Organisation for Economic Co-operation and Development) выпустила разгромный доклад о России, в котором заявила, что 'увеличение доли государства в российской экономике - это шаг назад'. Речь идет об укреплении позиций государства в так называемых 'стратегических' отраслях - нефтяной, авиастроительной, энергомашиностроительной, автомобильной и финансовой. По утверждению экспертов ОЭСР, 'аппетит 'Газпрома' к приобретению новых активов, судя по всему, неутолим' и удовлетворяется зачастую в ущерб концентрации компании на профильной деятельности. В России шутят, что 'Газпром', самая крупная газовая компания мира - это уже даже не государство в государстве, а само государство. Поэтому появление в Москве слухов о том, что в 2008 году, уйдя с поста президента, Путин намерен поменяться работами с Медведевым и осесть в 'Газпроме', удивления ни у кого не вызвало. - В странах ЕС решили, что Путин - не реформатор, не рыночник, и они не могут ему доверять. Это восприятие подкрепилось после дела Литвиненко: оно подкрепило в сознании людей то, во что они хотят верить, - считает профессор Стерн. Заместитель начальника пресс-службы Путина Дмитрий Песков, напротив, обвиняет Запад в том, что экономическую проблему там превращают в политическую. 'Газпром', говорит он - это корпорация, и он действует, как положено корпорации. - ['Газпром'] - это не 'Кремль Инкорпорейтед', а защищать свои интересы ему нужно. На вопрос о том, что же в таком случае заставило 'Газпром' приостановить поставки газа на Украину прошлой зимой, он ответил: - Вот вам очень простой пример. Представьте, что в Лондоне вы не оплатили свой счет за газ. Компания-дистрибьютор приходит и отключает его. И что вы будете делать - соберете пресс-конференцию и обвините газовую компанию в том, что она нарушает права человека? Здесь все то же самое - экономика и ничего больше. - ЕС критиковал нас за то, что мы субсидируем экономику некоторых стран, применяя к ним более низкие тарифы на газ. Когда мы начали поднимать тарифы, нас начали критиковать за то, что мы используем газ в качестве инструмента политического давления. Иными словами, с третьего этажа Кремля, где расположен кабинет Пескова, ситуация выглядит так: Россию проклинают, если она что-то делает, и Россию проклинают даже тогда, когда она этого не делает. Россия встала на перепутье, считает один из самых молодых и активных московских бизнесменов Александр Изосимов, генеральный директор ведущего оператора мобильной связи 'Билайн', акции которого уже десять лет торгуются на Нью-йоркской фондовой бирже. - Сейчас мы переживаем исторический момент. Российская столица впервые начала вкладывать деньги вне страны, и встречного движения пока нет. В ответ власть предпринимает защитные меры. Российские власти, как он считает, наверняка оставят некоторые отрасли, включая оборонные производства и энергетику, за пределами досягаемости западных капиталистов. Кремль намеревается создать ряд 'компаний-локомотивов', которые должны потянуть за собой всю остальную экономику. А угрожает ли усиление влияния государства российской демократии? Ольга Крыштановская обеспокоена тем, что гражданскому обществу некуда обратиться во власти. - Парламент больше похож на очередной отдел Кремля. Все идет сверху. Эти люди не хотят отказываться от власти, они хотят еще больше ее укреплять. Песков охотно признает, что в России нет демократии в западном понимании. В России, говорит он, складывается 'суверенная демократия', самая правильная модель для такой огромной страны, которая стоит одной ногой в Европе, а другой - в Азии, занимает 11 часовых поясов, и в которой одних только мусульман 20 миллионов. - Мы не будем делать из нашей страны копию Великобритании или Соединенных Штатов. Это и есть суверенная демократия. У нас свое общество, в котором отражаются сотни лет достижений и разочарований, сотни лет сосуществования различных народов и различных религий. Вследствие всего этого наша система несколько отличается от той, которая у вас в Великобритании. Однако из того, что она другая, не следует, что она неправильная - как не следует и то, что мы убиваем людей в центре Лондона с помощью радиоактивных материалов. Сегодня в преддверии президентских выборов, которые пройдут после парламентских - а те, в свою очередь, состоятся через год, - никто не может сказать, куда развернется русский медведь - обратно в свое авторитарное прошлое или двинется решительно вперед, к прозрачности, законности и экономической интеграции с западными рынками. - Ситуация все усложняется. Россия старается закрепиться на определенных политических позициях в мире как политическими, так и экономическими методами. Великан проснулся и пытается встать, а это не всем нравится, - считает Изосимов. - Сегодня в России два лагеря: один хочет интегрироваться, а другой говорит: чего зря беспокоиться, нефти у нас навалом - сами придут. С этим согласен и профессор Стерн. По его мнению, - Есть одна серьезная опасность. Если они подумают, что их не любят и им не доверяют, то могут решить: 'ну и черт с ними'. Кирилл Ельцов, ИноСМИ.Ru Опубликовано на сайте inosmi.ru: 11 декабря 2006 "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации