Вторая пуля Березовского (1999)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Московский комсомолец", origindate::19.08.1999

Вторая пуля

Сенсационные признания сотрудников "Атолла"

Converted 11008.jpg

Александр Хинштейн

Откровения сотрудников ЧОП «Атолл», записанные три года назад, накануне президентских выборов

Крупным планом - монитор компьютерного дисплея. Отчетливо читаются пейджинговые сообщения.

Сотрудник «Атолла» Юрий Иванов:

- Это пейджинговые сообщения, полученные из разных систем одновременно... Пейджинговый перехват сейчас стоит пока восьмиканальный. Каждый сканер настроен на свою частоту. Соответственно, все данные обрабатываются и записываются на жесткий диск, на винчестер компьютера. Предположим, нам известен номер пейджера. Мы на этот номер ставим «маску», и из всех сообщений - я показывать, естественно, не буду - выбираются только те, которые нам нужны. «Маску» можно поставить на любой номер. Потом есть программа поиска по связям. То есть я могу очертить круг людей из этих пейджинговых сообщений, кто с кем связан, отдать аналитикам, они проанализируют.

Здесь сейчас стоит восемь систем - «Радиопейдж», «Вессолинк», «Информ-Экском»...

В разговор вступает руководитель «Атолла»’ Сергей Соколов.

Соколов: «Сюда привозили фирменный аппарат для прослушивания сотовых телефонов. Стоит он 300 тысяч долларов. Но нужно его еще адаптировать. А вообще в принципе все заново изобретается. То же самое - пейджинговые перехваты. По нашей программе можно взять и найти все сообщения, которые связаны с конкретным телефоном. Наш профессор Мориарти (т.е. Иванов. - А.Х.) садится, и все сообщения выходят. Или по фамилии Иванов Иван Иванович - он программу забивает, и все сообщения, связанные каким-то образом с этой фамилией, всплывают.

...Все наши спецслужбы работают по пейджерам. Например, «десятый» выехал на трассу, «одиннадцатый» выехал с дачи. «Десятый» - это Ельцин, «одиннадцатый» - Черномырдин.

«Десятый» - это действительно кодовое обозначение президента. «Одиннадцатый» - премьера. Так на своем языке именуют руководителей государства низовые сотрудники охраны и ДПС.

Вообще-то, если быть до конца точным, Ельцина называют «сто десятым». Премьера, соответственно, «сто одиннадцатым». Но для простоты длинные клички сокращают.

Интервьюер: Вы можете поймать любые переговоры по рации Коржакова (напомню - дело происходит перед президентскими выборами, шеф СБП еще в силе. - А.Х.), Ельцина? Пейджеры?

Соколов: Пейджеры - абсолютно. Бытовые приборы - абсолютно. Телефон «Би Лайн» в руках Ельцина - это тот же самый телефон. Неважно, кто пользователь, важно, что можно поймать, расшифровать разговор. Но есть у них своя кодированная связь. Это очень сложно. Это нужно поймать перехват, потом раскодировать, о чем они говорят. (...) Но если встанет задача - люди могут сделать все.

И.: - Радиотелефонные разговоры можно записывать? Допустим, один из последних разговоров Бородина (управделами президента. - А.Х.)? Для этого надо присутствовать там, находиться где-то рядом... Но любая задача решаема...

С.: - Понимаешь, существует такое понятие - перехват. Перехват разговоров по рации, телефона сотового, обыкновенного, пейджера. Из каждого перехвата узнаешь какую-то информацию.

И.: - Качество можешь показать, когда перехватываете телефонные переговоры?

С.: - Конечно. (Вставляет кассету в магнитофон. Звучит запись мужского голоса: «Ну, понятно. Я думаю, сейчас в течение получаса я этот вопрос разрешу. Я понимаю, что вопрос-то серьезный».) - Выключая магнитофон. - Какой вопрос - мы, естественно, осветить не можем, потому что все это конфиденциально. И технику работы тоже не можем рассказать. Я могу сказать, что таким способом не пользуется никто. Он настолько оригинальный, что хотелось бы все сохранить в тайне.

И.: - Ты знаешь, о чем разговор идет?

С.: - Естественно, знаю. Мы не ищем информацию просто ради информации. Как сейчас создают все эти базы данных. У нас информация прикладная. Если шеф дает команду - то-то, то-то, - мы работаем. А потом у нас информация не для аналитического отдела, а оперативная, для проведения какой-то операции конкретной.

Наша сила не конкретно в чем-то, а в симбиозе. Таких людей просто нет. Если мне покажут человека, который может угнать вертолет, выйти на ринг, опуститься под воду, прыгнуть с парашютом, угнать БТР, вскрыть... Открыть сейф любой - у нас каждый боец это знает. Работать со спецтехникой - приборами обнаружения, локации, нелинейной локации, рацией. Это каждый боец у нас может.

Критерий может быть только один: с любым подразделением - нас двадцать человек, их двадцать... нет, сорок человек, мы готовы встретиться по всем программам - горная, летная, парашютная, единоборства... Вот поехали наши ребята инструкторами в Иорданию. Когда человек узнал, что они московские, просто ох...ел - там нет таких.

...В Югославию нас просто кадрили. В Чечне... (Обращается к другим.) Там у нас Смит был, помнишь? Который в Анголе был. Он говорит: ребята, вот, сразу десятка «грин» каждому. Арендуем вам дома, живите. Вы не будете воевать вообще, только тренировать.

И.: - Но зовут-то, как правило, не воевать, на конкретную операцию?

(Человека, который вступает в беседу, идентифицировать мы не смогли, хотя в том, что работает он в «Атолле», сомнений нет. Поэтому в дальнейшем будем называть его «снайпер».)

Снайпер: Ну... Говорят: месяц отработаете. А чего там делать? Куда хочешь могут поставить. Нам-то разницы никакой нет - караван сопроводить, взорвать чего-нибудь... Но это чисто делается, если заработать денег, когда вообще ничего не будет.

И.: - А у тебя в Чечне какие задачи были?

СН.: - Снайпером.

И.: - Сколько? (Имеется в виду число «голов». - А.Х.)

СН.: - Шесть... Хитрое дело. Одного вообще за...бись... За коровой. Корова идет так, а смотрю, у коровы что-то ног дох... А он за коровой идет, наблюдатель. Две пустил туда, и все...

Они перебегали к нам много раз. У всех паспорта. «Я заложник!» Раздеваешь - все плечо синее. «Я с Кизляра, водитель «КамАЗа». - «Много вас там?» - «Кого?» - «Заложников». - «Не знаю, не знаю, я тут три дня просидел, ничего не помню». Ну, пи...дить его не стали. Два раза напильником по зубам - все сказал. Я не верю, что раньше в гестапо Зоя Космодемьянская молчала. Х...йня! Любого за десять минут! Раз в коленку выстрелил, в другую...

А чтобы все сомнения развеялись, проведу небольшую экскурсию. Вот каким вооружением и оборудованием располагает «Атолл». В процессе съемки свои «орудия производства» они демонстрируют подробно.

Стеклорезы. (Соколов: «Только в кино можно увидеть. Это стеклорезы, которые вскрывают любое стекло... У нас же программа есть «Медведь».) Полуавтомат. (Андрей Смирнов, сотрудник «Атолла»: «Останавливает любую машину на полном ходу. Несется, высаживаешь рожок, она останавливается».) Нечто напоминающее оружие из повести Конан Дойла «Знак четырех»: длинная трубка, из которой плевался стрелами дикарь Тонга. Атолловцы называют это «дартсом». (Соколов: «Эта штука прошибает человека насквозь».) Аналогичные «дартсы» для подводного боя.

Подводное и альпинистское снаряжение. Опять же стреляющая стрелами пневматическая винтовка с оптическим прицелом. (Смирнов: «Раны очень плохо заживают. Ее еще во время Первой мировой запретили». Соколов: «И невозможно идентифицировать - наконечник, он и есть наконечник». Снайпер: «Тефлоновое покрытие - отпечатки пальцев не остаются».) Гидравлический домкрат для выдавливания металлических дверей вместе с коробкой. (Смирнов: «Ни тебе кувалды, и усилий никаких».) Ножи для метания. Тесаки. (Соколов: «У нас товарищ - он сейчас вышел, не хочет сниматься - просто за долю секунды отрезал голову под основание, без усилий. Один петух стал х...ми мериться, говорит: вы мне не нравитесь, чего-то вы молчите. Тот говорит: я не молчу. Х...як - и отрезал голову, показал его друзьям, те замолчали».) Арбалеты. (Смирнов: «Прошибает нормально. Если надо куда-то пролезть, чтобы было неслышно...») Пистолет, стреляющий пулями со снотворным. (Соколов: «Абсолютно бесшумная вещь, прицел точный. И нельзя идентифицировать оружие, что очень важно».) «Тревожные» рюкзаки. (Соколов: «Абсолютно все что надо здесь есть. Через десять минут - надел, пошел».) Светошок. (Смирнов: «Вся эта штука заполнена вольфрамовой нитью. В спецподразделениях используется, называется «Заря». Включать не буду - камера не выдержит... Была ситуация - захват заложников. Человек был вооружен, а его надо было вывести на переговоры... Человек больше не видел суток двое. У него потом глаза посмотрели - на роговицах пятно белое осталось».) Бронежилеты. Надувные лодки. Особые жилеты для спецопераций. Таблетки, убивающие бактерий в воде. Компактные палатки. Примусы с сухим топливом. Солнечные очки со встроенной видеокамерой. Фонарь-полумиллионник. (Соколов: «Засадили из такого одного человека без единого выстрела. Было задание - человек шел на «Мерседесе» на больших скоростях, три машины сопровождения. Нельзя было разводить шум. В темное время он несется, скорость - километров 130. По лобовому стеклу - бабам. Когда открыли «Мерседес», там было чахохбили. Весь эскорт улетел, без одного выстрела, без риска».) Теперь вам понятно, для каких «конкретных операций» собирал информацию «Атолл». Вот одна из них.

(Надеюсь, Генеральная прокуратура, куда после выхода материала я передам эту кассету, выяснит, что же за человек был ликвидирован атолловцами. Благо, нераскрытых убийств в стране - полным-полно.)

Интервьюер: Сереж, нет такой опасности, что служба будет выполнять не охранные задачи, а атакующие? Все эти поездки в Чечню, в Сербию...

Соколов: Все зависит от направления коллективной идеи, от внутренних задач. Никто не может обязать одного человека убить другого. А вообще, два этих понятия, как атаковать и защищать, - они неразрывны. Защищая человека, ты нападаешь на бандита, убиваешь его. Нельзя заниматься чистой защитой или чистым нападением.

(...) Воевать не количеством нужно, а качеством. Вот наша группа способна захватить любой город за считанные часы.

И.: - Сколько вас человек?

С.: - Немного. Меньше тридцати.

И.: - Вы что, круче «Альфы»?

С.: - Как тут мериться!

Снайпер: Кто на что научился. Их что, учат? Самолет, корабль, дом. Все, п...ц. А в лес их выкини, они стоят, лапки скрючив.

С.: - Самое главное - это метода. Метода создания бойцов такого рода. Мы именно создали методу. Это оборудование есть во всем мире, а как с ним работать - это ноу-хау. У нас есть специальные группы, комплексы. У нас все бойцы прошли подводное, горное, летное (обучение. - А.Х.)... Как угнать самолет-вертолет, как пользоваться дартсами, ножами, рогатками. Кто это может? К нам приходили многие. Мы смотрели, как тренируется «Вега», как тренируется «Альфа». Все тренируются, как, наверное, СМЕРШ еще делал.

(...) Вот говорят: «девятка» (имеются в виду ветераны Девятого управления КГБ или Федеральной службы охраны. - А.Х.), еб... в рот, всех защитим. Человек, который сам никогда не организовывал убийства, не знает механизм диверсии, он вообще не способен что-то сделать. Можно тренироваться, драться, стрелять, но, когда в первый раз тебя пиз...нут, пуля пролетела, ты не знаешь, какая будет реакция.

И, по идее, такая группа, как наша, должна работать на одного человека. И человек должен реально представлять интересы страны. Не свои личные интересы, а интересы страны.

«Как в «Атолле» восприняли то, что Березовский вас, по сути, сдал?» - спросили корреспонденты «Комсомолки» у Соколова.

«Сдал нас не он, - ответствовал Соколов. - Он просто занимается своими делами, мы - своими. Ну что для него «Атолл»? Это равносильно тому, что шофер его нажрался и где-то врезался».

С.: - Мы верим нашему патрону, генеральному, кто затеял все это дело. Мы верим, что со временем, когда пройдут выборы и определится президент, он будет решать задачи государства. (...) ...Мы выполняем заказы непосредственно от хозяина нашего. Конкретно мы работаем только на него. К сожалению, в последнее время он ограничивается только личной охраной своей, и то частично, потому, что у него «личники», «девятка». Не доходят руки до нас. Но мы пока ждем, пока предвыборная тусовка и идет грызня, кто станет президентом.

Может быть, он как-то даже и не понимает, что он создал. Он создал это... Вернее, мы создали с его помощью, с его финансированием, потому что не было бы его финансирования, не было бы ничего этого...

Но он не понимает еще до конца, что эта структура должна не ездить с ним, защищать. Да, мы можем подготовить этих людей - не «девятка» пресловутая, которая бухает каждый день, а подготовить специальных людей, которые знают методику убийства, методику терроризма, которые способны защитить. Ему пловцы или парашютисты не нужны.

Вот выдержки из интервью, которое Соколов дал «Комсомольской правде» уже после начавшегося скандала.

- У меня была идея создать профессиональную команду, мини-спецназ. Но государство такие вещи финансировать не в силах. Поэтому-то я и предложил: если нет бюджетных денег, то надо найти людей, у которых эти деньги есть. (...) Мы стали искать денежный мешок, в итоге попал к Ирене Лесневской. Она и свела с предпринимателем, которому была нужна охрана. Так мы познакомились с Борисом Абрамовичем. Шел, по-моему, 92-й год. Он заинтересовался: «Да, у меня есть для вас дело...»

- Много БАБ вам платил?

- Нормально. Надо знать Бориса Абрамовича: финансировать он будет ровно столько, сколько сочтет нужным.

С.: - Я в идеале считаю, что эта группа должна работать на одного человека, который реально представляет интересы страны. Он уже этот рубеж - дачи, золото, валютные счета - перешел. И он действительно осознает: я - это страна, а страна - это я. Если будет у меня хорошая страна, значит, я буду в порядке. У хорошего князя всегда была в первую очередь накормлена дружина. Это люди, которые только воевали. Они целыми днями трудились, дрались. Но они всегда были сыты, у них всегда были и женщины, и все.

Но зато к этому князю не подойдешь. Попробуй подойди - он п...ды тут же даст всем. А за дружиной стоит народ. Стоят прачки, б...дь, землепашцы, заводы, фабрики. А охраняет дружина. И эта армия должна быть профессиональной. Это люди, которые специально учатся воевать.

По большому счету мы работаем в России на одного человека, который в заоблачных далях. Это человек, который за последнее время на наших глазах взлетел. Чтобы его охранять, нужно действительно знать методику этого всего.