Второе дно «Кингисеппской банды». Рахимов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Шесть лет назад средства массовой информации разнесли сенсационную весть: арестован сенатор от Башкирии Игорь Изместьев. Политика и бизнесмена обвинили в принадлежности к банде, на счету которой оказалось множество убийств и других чрезвычайно опасных преступлений. В частности, следствие установило, что банда совершила ряд террористических актов.

Мотив преступления неизвестен

В декабре 2010 года Изместьева приговорили к пожизненному заключению. Нельзя сказать, что процесс над бизнесменом и другими участниками преступного сообщества прошел гладко. Сам бывший сенатор свою вину отрицал, а правозащитники усмотрели в деле нестыковки, логические противоречия, откровенные несуразности. Они протестовали, обращались во всевозможные инстанции, но на них не обратили внимания. Приговор Московского городского суда по уголовному делу № 2сс/2010 вступил в законную силу, Изместьева отправили отбывать наказание.

55453-1.jpg

Прошло три с половиной года и вдруг о деле «кингисеппской банды» снова заговорили. Оказывается, адвокаты Изместьева, не смирившиеся с приговором, все это время искали доказательства невиновности своего подзащитного. И, похоже, преуспели в этом.

Одно из обвинений Изместьева – организация взрыва автомобиля, принадлежавшего охране сына тогдашнего президента Башкортостана Урала Рахимова. Шёл 2003 год. Отец Урала Муртаза Губайдуллович во второй раз выставил свою кандидатуру на пост главы республики. Шла нешуточная борьба с конкурентами за влиятельное кресло. Следствие убедило суд, что взрыв был организован с целью «дестабилизировать ситуацию в регионе». С той же целью Изместьев, по мнению следствия, готовил взрыв ещё одного автомобиля – припаркованного напротив офиса Урала Рахимова. Обе акции подпадали под статью о терроризме.

Но уже тогда, в начале следствия, адвокаты арестованного задались вопросом: зачем Изместьеву было «дестабилизировать обстановку», мешать действующему президенту победить на выборах, если в то время он был деловым партнером семьи президента и политическим союзником Рахимова-старшего? Ведь именно в интересах Рахимова Изместьев выставил свою кандидатуру на выборах с так называемой «технической» целью – оттянуть часть голосов у оппозиции. А в самый канун выборов он свою кандидатуру с избирательного марафона снял и отдал голоса в пользу действующего президента.

55453-2.jpg

Зачем Изместьеву нужно было нашкодничать во вполне благоприятной для себя ситуации? Ведь она делала его дружбу с Рахимовыми еще более тесной. Вопрос ключевой, однако ни следствие, ни суд по какой-то причине не стали его исследовать. Материалы, которыми сегодня располагают адвокаты, дают основания для весьма безрадостных предположений, почему они этого не сделали. Свои выводы адвокаты коллегии «Союз юристов» направили в виде заявления в Генпрокуратуру РФ.

Уже после того, как приговор вступил в законную силу и осужденных (а проходило по делу одиннадцать человек) развезли по колониям, адвокату Александру Гусаку ( в прошлом одному из лучших оперативников управления антитеррористического центра ФСБ) удалось встретиться в зоне с Сергеем Финагиным, охранником ЧОПа. Финагин проходил по делу как один из руководителей банды и непосредственный организатор более чем десятка убийств и покушений на убийства. Он особо не оспаривал своей вины и был осужден к 23 годам лишения свободы. В присутствии своего адвоката Финагин дал Гусаку показания.

Признание главного свидетеля

Из протокола опроса от 5 сентября 2012 г. осужденного по уголовному делу № 2сс/2010 Финагина С.В., СИЗО-4 УФСИН России:

«В момент дачи мною показаний на следствии, - рассказывает Финагин адвокату, - на меня оказывалось психологическое давление со стороны сотрудников, в то время под стражей находился мой брат Финагин Михаил. Сотрудники поставили передо мной дилемму: или Изместьев, или брат. Так же со стороны сотрудников были угрозы, что посадят моего племянника… Не выдержав напора и угроз со стороны сотрудников, я дал лживые показания в отношении Изместьева о том, что он являлся организатором и руководителем преступлений. В этой ситуации я защищал себя и своих родных. Поручений на убийство Булатова, Бушева, Сперанского, Перепелкиной, Хитаришвили, Урала Рахимова, на «террористический» акт, на поджег типографии в г.Златоуст мне от Изместьева не поступало».

Признание сенсационное! Человек, приговоренный к суровому наказанию, абсолютно зависимый от пенитенциарной системы, традиционно состоящей в тесных отношениях с прокуратурой и полицией, дает показания, в корне меняющие представление о вине, если судить по приговору, самого главного обвиняемого.

Мне могут возразить: от тоски заключенный и не такое наговорит. Это правда. Порою, чтобы хоть как-то разнообразить тоскливые будни колонии, человек, бывает, готов даже сознаться, в преступлении, о котором всего лишь прочитал в газетах. Но мы будем рассматривать заявление Сергея Финагина в совокупности с показаниями других людей. Например, его брата Михаила Финагина. Он остался на свободе и тоже был опрошен адвокатом Изместьева.

Из протокола опроса от 5 июня 2012 г. не участвовавшего в судопроизводстве по уголовному делу № 2сс/2010 Финагина М.В. (брата осужденного Финагина С.В.):

55453-3.jpg

«В протоколах допроса, - рассказывает Михаил, - я давал другие показания, так как на меня оказывали соответствующее давление сотрудники правоохранительных органов П. и О. Сотрудники органов приходили в изолятор и требовали от меня дать показания в отношении Изместьева Игоря как организатора и руководителя банды. Вначале я не понимал, почему Сергей оговаривает Изместьева… Но если в отношении него применялись такие же методы давления, как на меня, то это и не удивительно… Мне сейчас стыдно даже смотреть в глаза матери Изместьева, я приходил к ней и извинялся и за себя, и за брата…»

А вот показания опрошенного в следственном изоляторе Игоря Рожнева (протокол опроса от 9 июля 2012 г.):

«Александр Иванов (второй свидетель, на чьих показаниях построено обвинение Изместьева – авт.) заявил мне, что если он, Иванов, не оговорит Изместьева в организации группы для совершения преступлений, то он, Иванов, может реально получить пожизненное лишение свободы. Дословно он сказал: «Если не оболгу Изместьева, то получу ПЛС…»

В своих показаниях Рожнев подробно рассказывает о том, как его за несговорчивость перебрасывали из камеры в камеру, порой по два-три раза в день. Бывалые люди знают: это одна из жестоких форм воздействия на арестованного, порой хуже, чем штрафной изолятор. Рожнева же по надуманным причинам, как он пишет, бросали и в шизо. Три месяца его водили в наручниках. Обещали снять, если даст показания на Изместьева. Обо всем этом Рожнев рассказывал в суде, но суд на заявления арестованного внимания не обратил.

Три человека, проходившие по одному делу, дают схожие показания. Все трое врут? Но их свидетельства отражают общую практику российского следствия и, как мне кажется, весьма убедительны в деталях. Тем не менее, не ограничимся показаниями только этих людей. Мне удалось встретиться с отцом Игоря Изместьева – Владимиром Алексеевичем. Вот фрагмент нашей беседы.

- Существует версия, что президент Рахимов был неплохо осведомлен о криминальных делах, творимых в Башкирии?

- Я и правозащитник Ильдар Исангулов в марте прошлого года встречались с подполковником запаса Министерства обороны Александром Деревянко, - рассказал Изместьев-старший. - Это бывший сотрудник башкирской милиции, воевал в Чечне. Встреча состоялась в одном из киевских кафе. Деревянко сообщил, что может серьёзно помочь при расследовании инсценировки якобы неудачного покушения на Урала Рахимова в ноябре 2003 года и убийстве Сперанского в 2001 году. (В организации его убийства обвинили Игоря Изместьева – авт.) Деревянко заявил, что знает пофамильно всех людей, причастных ко многим преступлениям, совершенным в Башкирии.

Далее подполковник запаса Александр Деревянко в этой беседе высказал мнение, что «обо всех планируемых преступлениях» мог знать «тогдашний президент Башкирии и его сын». Деревянко полагает, что «команды сотрудникам охраны президента» могли поступать от них. «А чтобы всё проходило быстро, «без шума и пыли» к ним прикреплялся сотрудник МВД Башкирии – он выдавал оружие и боеприпасы, готовил к «мероприятию» и определял место и время совершения преступления», - предполагает Деревянко.

Например, в этой беседе с отцом Игоря Изместьева Деревянко поделился подозрением, что взрыв автомобиля, который приписали Игорю, могли произвести при участии друга Деревянко – бывшего заместителя охраны президента Башкирии, подполковника милиции Марата Тимергалина. Цель взрыва: «пошуметь и попугать население», а сам взрыв свалить на оппонентов действующего президента». Экс-подполковник считает, что
именно Тимергалин мог быть непосредственным исполнителем многих преступлений. В частности, Деревянко поделился информацией, что однажды в разговоре с ним Тимергалин «будучи в сильном подпитии» рассказал, что это именно он «взял грех на душу» и якобы застрелил Сперанского. «И из-за этого начал часто молиться». По мнению Деревянко, Тимергалин где-то болтнул лишнее о своем участии в преступлениях, которые совершал, как подозревают, по поручению руководства, и у него возникли серьёзные проблемы. Угроза, сказал Деревянко, исходила от сотрудников МВД, которые вместе с ним, Тимергалиным, выполняли преступные заказы. В разговоре Деревянко вспомнил историю с убийством Гайнанова. Он обратил внимание на то, что бывший майор МВД Башкирии Патрикеев в течение всего четырёх лет стал генералом и заместителем Министра внутренних дел Башкирии у генерала Диваева. По мнению Деревянко, Патрикеев и Диваев – звенья одной цепи. Экс-подполковник подозревает, что они могли оказывать противодействие истинному направлению расследования – могли давать команды, которые уводили следствие в совершенно ином направлении. И ещё в разговоре с отцом Изместьева бывший подполковник рассказал, что он с Тимиргалиным ездил в Чечню за оружием.

- За оружием? Зачем?

- Не знаю. Но они привозили огнеметы, гранатометы, пластид…

- Оружие на автомобиле везли через всю Россию? Там же полно полицейских постов!

- Как сказал Деревянко, они всегда проезжали беспрепятственно. И благополучно разгружали все это добро в Управлении МВД Башкирии.

- Какова судьба Тимергалина?

- Его убили. Поэтому Деревянко и скрылся за границей, - сказал Владимир Изместьев.

Показания отца Изместьева и правозащитника Исангулова о встрече с Деревянко тоже оформлены протоколом. (Протокол опроса от 10 апреля 2012 г. не участвовавшего в судопроизводстве по уголовному делу № 2сс/2010 Изместьева В.А.)

Пропавшие протоколы

Как видим, с каждым новым свидетельством картина преступлений, якобы совершенных Изместьевым, радикально меняется. В ней всплывают фамилии, которые никогда не фигурировали в уголовном деле, но предполагаемое участие которых в описываемых событиях придает устойчивую логику всему, что происходило в Башкортостане в 1990-х и 2000-х.

Продолжим знакомство с документами, добытыми адвокатами осужденного Изместьева. Вот что рассказал частный детектив Николай Шевчук.

Из протокола опроса от 17 апреля 2012 г. не участвовавшего в судопроизводстве по уголовному делу № 2сс/2010 Шевчука Н.П.:

«Я провел встречу с Азнабаевым Леонидом Ратмировичем, который сообщил следующее: он в 2003 году работал следователем прокуратуры РБ, входил в следственную группу, расследующую теракт (взрыв автомобиля…) В ходе расследования… он проводил опрос свидетелей (две девушки), которые видели двух убегающих мужчин с места взрыва. Девушки слышали, как один из убегающих спросил у другого: «Пульт забрал?», а второй ответил, что «пульт у него», «…все нормально сработало, звони, докладывай». Девушки подробно описали одного из убегавших. Данные показания были оформлены двумя протоколами.

Согласно словесному портрету, составленному девушками, один из убегающих мог быть похож на сотрудника ГУВД РБ Ивана Пронягина. Со слов Азанбаева Л.Р., о результатах опроса свидетелей известно так же оперуполномоченному ГУВД Альберту Галиеву. Протоколы допросов были переданы Азанбаевым своему руководителю Коростылеву Владимиру Ивановичу. На следующий день на совещании Азанбаев Л.Р. узнал, что протоколы допросов девушек пропали… На его вопрос о судьбе данных протоколов Коростылев якобы сказал, чтобы он, Азанбаев, о протоколах «забыл». Так же Азанбаев пояснил, что в первые минуты после взрыва сотрудники милиции организовали плотное кольцо оцепления и не пропускали внутрь оцепления никого, даже прокурора республики. Так же Азанбаев рассказал, что на подорванном автомобиле был найден радиомаяк, который впоследствии исчез. О наличии маяка свидетельствует запись в материалах уголовного дела».

На основании этого заявления адвокаты из коллегии «Союз юристов» сделали вывод: «Таким образом, в данном протоколе опроса содержатся сведения о совершении преступления, которые должны подлежать соответствующей проверке».

Работа подводника Пуманэ

Поскольку в документах снова мелькают фамилии сотрудников милиции, вернемся к показаниям, которые дал адвокату брат осужденного Сергея Финагина Михаил Финагин. Но прежде короткое пояснение. В показаниях Михаил упоминает Александра Иванова, о котором мы уже имеем некоторое представление, и Александра Пуманэ. Пуманэ – бывший офицер-подводник, «нашедший себя» в ЧОПе в качестве киллера. Сотрудники милиции задержали его в Москве и допросили так, что через сутки он скончался в институте Склифосовского.

«Пуманэ Саша и Иванов Саша, - полагает Михаил Финагин, - вылетели в Уфу к человеку Рахимова Урала, были у него. Так же у них я видел официальные удостоверения с жетонами сотрудников милиции. План вообще-то должен был быть без трупов. Насколько мне известно Пуманэ с Ивановым должны были пострелять для испуга, «пошуметь» Но не доводить это «мероприятие» до такого исхода – с человеческими жертвами. Не знаю, что произошло, но знаю одно: такие же взрывы (как в УФЕ в 2003-м – авт.) произошли в г.г. Самаре и Челябинске…»

Далее Михаил Финагин высказал подозрение, что «аналогичная взрывчатка использованная при взрыве» была обнаружена в ЧОПе, к которому мог иметь отношение Урал Рахимов. Как он подозревает, действиями Пуманэ и Иванова мог руководить сотрудник ЧОПа «Щит».

«Милиция их прикрывала, когда они там работали. Везде у них, у Пуманэ и Иванова, была «зеленая дорога». Могу добавить, что мне известно, что Игорь У. после террористического акта лично ходил в МВД, так как испугался, что его подставили, пытался оформить явку с повинной, однако в МВД её не приняли…», - полагает Михаил Финагин.

Свидетельство бывшего полковника МВД

Не думаю, чтобы у кого-либо, кто неплохо знаком с российской действительностью, показания Михаила Финагина вызвали большие сомнения. Особенно если к ним присоединить показания бывшего эксперта-консультанта организационно-инспекторского департамента МВД РФ, полковника в отставке Дмитрия Артемова.

Из протокола опроса от 7 августа 2012 Г. не участвовавшего в судопроизводстве по уголовному делу № 2сс/2010 Артемова Д.А.:

«С 2002 г., - дает показания бывший офицер, - я неоднократно выезжал по поручению Министра внутренних дел РФ в Республику Башкортостан с целью проверки организации деятельности республиканского министерства внутренних дел, в том числе по обращению граждан и депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. В процессе проверки фактов, изложенных в обращении депутата Бабурина о неправомерных действиях министра внутренних дел РБ Диваева Р.У., ко мне стала поступать информация о лицах, совершавших террористические акты и другие преступления в г.Уфе... Так как в материалах оперативного дела ничто не указывало на причастность Изместьева к преступлениям, у меня сложилось твердое убеждение о том, что Изместьев И.В. был искусственно введен в расследование уголовного дела как подозреваемый, а впоследствии и как обвиняемый по теракту и другим преступлениям.

Далее в протоколе опроса полковник МВД в отставке Дмитрий Артемов, ссылаясь на поступившую к нему «информацию от оперативных источников, установочные данные, которые я не могу назвать в силу «Закона об ОРД», высказал подозрение, что к теракту могли быть «причастны сотрудники МВД Башкирии и охрана президента РБ – Муртазы Губайдулловича Рахимова». «По имеющимся у меня данным от источников, которые внушали доверие и не были замечены в двурушничестве, к изготовлению СВУ, которое было заложено и взорвано в автомашине, причастен чеченец, который был специально привезен из Чеченской Республики. Данное лицо имеет особую примету - хромоту. После изготовления СВУ чеченец был отправлен в Чечню». Экс-полковник подозревает, что этого чеченца мог привлечь к сотрудничеству бывший начальник уголовного розыска РБ.

«Учитывая особую важность информации, - продолжает Дмитрий Артемов, - а так же во избежание её утечки, я был вынужден лично обратиться к министру внутренних дел соседней республики Удмуртия Арзамасцеву Николаю Ивановичу, куда со своим помощником и выехал для отправления спецсообщения Министру внутренних дел РФ. В данном спецсообщении я указал о сложной политической обстановке, которая сложилась в регионе и которая могла быть дестабилизирована…» Так же по словам Артемова в своем спецсообщении он указал на необходимость проверки сведений о возможной причастности «к теракту и другим преступлениям сотрудников МВД РБ и сотрудника охраны президента Башкирии Тимиргалина, который был убит сотрудником МВД РБ К.».

В протоколе опроса полковник МВД в отставке Дмитрий Артемов уточнил: «На тот момент я не указывал фамилии руководителей МВД РБ, которые «стояли» за этими преступлениями. В настоящее время могу сказать…». И далее полковник высказал предположение, что все эти акции якобы могли координироваться бывшим министром Башкирии Диваевым Р.У. и его заместителем Патрикеевым Н.И. Так же Артемов обращает внимание правоохранительных органов на необходимость проверить информацию – не совершались ли все эти преступления с санкции президента Республики Башкирии? «Точно так же мне известно и из других оперативных дел об убийстве гражданина Сперанского… Могу с уверенностью сказать, не вдаваясь в подробности, которые могу указать только на следствии, что и к этому преступлению Изместьев И.В. не имеет никакого отношения», - сообщил бывший полковник в протоколе опроса.

В своём заявлении в Генпрокуратуру адвокаты коллегии «Союз юристов», проанализировав свидетельства Артемова, написали: «Таким образом, в данном протоколе опроса содержатся сведения о совершении преступления, которые должны подлежать соответствующей проверке».

Почему МВД России «умыло руки»?

Как отреагировало руководство МВД Российской Федерации на доклад своего сотрудника чрезвычайной важности? Немедленно сформировало специальную группу и провело тщательное расследование по всем указанным фактам? Поставило в известность Генеральную прокуратуру? Подключило к расследованию Федеральную службу безопасности? Оно так должно было поступить. Но ничего этого не сделало. Почему? Почему, обладая информацией о том, что МВД Башкирии фактически превратилось в преступную организацию, МВД Российской Федерации не стало выяснять так ли все на самом деле? Одно из двух: или то, что происходило в Башкирии, - обычная милицейская практика, и в федеральном министерстве не увидели в этом ничего из ряда вон выходящего, или могущество тех, кто использовал МВД республики в своих корыстных целях, столь велико, что руководство МВД РФ предпочло «умыть руки»? В итоге полковнику Артемову сказали: «Не лезь не в свое дело».

А дело, судя по всему, в Башкирии закручивалось очень серьёзное. В его основе лежали деньги. Огромные, зачастую, судя по всему, неподконтрольные. Основа экономики Башкирии - топливно-энергетический комплекс. Это мощные нефтеперерабатывающие и нефтехимические заводы, 12 электростанций, Ногушская ГЭС, крупнейшие химические предприятия. Доля башкирского ТЭК в общереспубликанском объеме отгруженной продукции доходит до 50 процентов; полученной прибыли – около 70 процентов; валютных поступлений – более 80 процентов. Существенна доля республики в общероссийской добыче нефти, её первичной переработке. Более 16 процентов автомобильного бензина России производится именно здесь. И всем этим добром (или почти всем), как утверждают средства массовой информации, владело семейство Рахимовых. Иногда назывались и несколько иных фамилий, но они принадлежали столь важным лицам, что произносили их всегда шепотом. В результате сложных пертурбаций, которые длились не один год, ТЭК перешел в руки лояльного государству АФК «Система». Что, на мой взгляд, вполне объясняет осторожность тех, кто на всякий случай шепотом произносил имена влиятельных собственников. Вполне возможно, что именно в этом следует искать могущество и неприступность клана Рахимовых. Изместьев в нём был мелкой сошкой, которой позволяли арендовать отдельные мощности ТЭК.

В этой связи полезно ознакомиться еще с одним опросом бывшего полковника МВД Дмитрия Артемова, который был сделан дополнительно.

Из дополнительного протокола опроса от origindate::12.08.2012 г. не участвовавшего в уголовном деле Артемова Д.А.:

«…рассматривался вопрос об источнике финансирования незаконных вооруженных формирований, находящихся на территории республики, было установлено, что ведется незаконная добыча нефти и газа из разведанных, но законсервированных месторождений. Добытые углероды поступали на переработку на предприятия Башкирии и в дальнейшем реализовывались». Далее бывший полковник высказал подозрение, что этот процесс мог проходить «под контролем Рахимова-старшего и его сына», а получаемые денежные средства могли частично идти «на содержание близких к Рахимову людей, в том числе министра внутренних дел Башкирии Диваева Р.У. и его окружения». «Для полного расследования всех обстоятельств хищения государственной собственности и использования незаконно полученных средств прокуратурой республики было возбуждено уголовное дело №40909203 от origindate::09.12.2004 г. по части 2 ст.171 УК РФ. Ориентировочная сумма хищения составляла около двенадцати миллиардов рублей. Насколько мне известно, уголовное дело по указанию руководства республики было прекращено», - сообщил Артемов.

Вот теперь многое из расследования деятельности так называемой кингисеппской банды, к которой, по мнению следствия принадлежал Изместьев, прояснилось. Становится более-менее понятной природа её создания, её профессионализм, вооруженность, неуязвимость и до поры до времени безнаказанность. Как показывает российский опыт, подобные группировки, созданные из криминальных авторитетов и руководимые сотрудниками правоохранительных органов, существовали едва ли не во всех крупных городах страны – от Владивостока до Калининграда. Они активно участвовали в переделе собственности, в рейдерских захватах, в устранении конкурентов и политических противников.

Когда начался процесс передачи Башкирского ТЭК от семьи Рахимовых в более сильные руки - АФК «Система», боевое подразделение под названием «кингисеппская группировка» оказалось не у дел. Более того, банда, без которой ещё недавно невозможно было удержать и бизнес, и власть, теперь представляла определенную опасность для своих вчерашних патронов - как бойцы ОПГ, так и сотрудники милиции, опекавшие её, могли поделиться весьма ценной информацией. В подобных случаях, как показывает опыт, рядовой состав банды сдают, пристегнув к ней какую-нибудь влиятельную и отработанную фигуру.

Как устраняли «неправильных» присяжных

Когда выяснились некоторые подробности дела Изместьева и стал понятен уровень лиц, заинтересованных в нём, наивно было бы надеяться на оправдательный приговор бывшему сенатору. Присяжных заседателей, которые начали рассматривать дело, система разметала, словно ветер робкий одуванчик. Один из присяжных Иосиф Нагле в интервью газете «Наша версия» высказал мнение, что коллегия распущена «из-за отсутствия гарантий обвинительного вердикта». Ведь аргументы обвинения, с точки зрения большинства присяжных, были крайне неубедительны. На собственном примере г-н Нагле рассказал о том, как обрабатывались присяжные:
«…ко мне… приезжали трое молодых людей, которые представились сотрудниками следственных органов. Они меня убеждали в том, что это действительно преступники и нужно сделать так, чтобы присяжных стало меньше 12-и …»

Это с одной стороны. С другой, эксперты предполагают, что присяжным «незабываемые впечатления» доставили действия судьи Гученковой. Она регулярно назначала заседания, а когда присяжные прибывали в суд, им приходилось по несколько часов ждать, чтобы затем услышать, что заседание переносится. Так происходило, как писали освещавшие процесс СМИ, не менее двадцати раз. Создавалось впечатление, что людей целенаправленно изматывали ожиданием, всё меньше и меньше заседателей появлялось в суде. Когда же их осталось одиннадцать, судья Гученкова распустила коллегию присяжных. Делом занялись три профессиональных судьи. Гарантии вынесения обвинительного приговора значительно повысились.

Как видим, факт причастности Игоря Изместьева к убийствам и терактам не столь очевиден, как это преподнесло следствие и определил суд. Пока не будет доказано обратное, адвокаты и родственники бывшего сенатора вправе бить тревогу: в стране наблюдается чрезвычайно опасное явление. Влиятельные государственные чиновники, финансовые воротилы, правоохранительные органы и суд создали жесткую систему власти, при которой могут добиваться любых решений. Пользуясь возможностями, которые предоставляет статус государственных структур, действуя незаконно, но под прикрытием Закона, они придали совершенно иной смыл самому понятию «государство», разложив его и обессилив. Бороться с такой системой невозможно. Попавшие в её жернова или гибнут, или становятся калеками, или гниют в тюрьмах. А кто имеет деньги, бегут из страны.

Игорь КорольковОб авторе: Игорь Корольков – известный журналист-расследователь. Лауреат премий Союза журналистов России и Академии свободной прессы в номинации «Лучшее журналистское расследование». Постоянный автор газет «Совершенно секретно», «Новые известия» и Агентства федеральных расследований FLB.ru. Соучредитель Фонда поддержки расследовательской журналистики.

Игорь Корольков"