Второй процесс Ходорковского-Лебедева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Второй процесс Ходорковского-Лебедева

Свидетели обвинения Голубович и Вальдес-Гарсиа

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::17.01.2007, Фото: "Время новостей", Свидетель обвинения. Бывший топ-менеджер ЮКОСа Алексей Голубович может дать показания против Ходорковского и Лебедева

Алексей Никольский

Converted 23115.jpgКо второму делу ЮКОСа Генпрокуратура обзавелась ценными помощниками. Высокопоставленные сотрудники нефтяного холдинга помогают следствию сформулировать новые обвинения против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева.

Алексей Голубович много лет работал в структурах Group Menatep, был зампредом правления банка “Менатеп”. В 1998-2000 гг. был директором по стратегическому планированию и корпоративным финансам ЮКОСа. В 2001 г. Голубович ушел из нефтяного холдинга, возглавив совет директоров инвесткомпании “Русские инвесторы”. Инвесткомпания продолжала работать с ЮКОСом, а сам Голубович оставался одним из бенефициаров траста, контролировавшего 4,5% акций гибралтарского холдинга Group Menatep Limited (GML), владельца 60,5% акций ЮКОСа. До ареста Михаила Ходорковского в сентябре 2003 г. 95,5% GML контролировались Ходорковским, Платоном Лебедевым, Василием Шахновским, Леонидом Невзлиным, Михаилом Брудно и Владимиром Дубовым. Эти акции находились в трастах, управляемых через офшор Risaffy Келвином Хадсоном. 

Второе дело ЮКОСа набирает обороты. В ближайшее время Ходорковскому и Лебедеву будут предъявлены новые обвинения, объявил вчера на встрече с журналистами глава этого ведомства Юрий Чайка. Суть дела, возбужденного, как сообщала Генпрокуратура, еще в 2004 г., — в хищении $13 млрд и отмывании $8,5 млрд выручки от продажи добытой “дочками” ЮКОСа и перепроданной на экспорт через внутренние офшоры “Фаргойл” и “Ратибор” нефти.

Кто помогает Генпрокуратуре

Ко второму делу ЮКОСа Генпрокуратура обзавелась ценными помощниками. Один из них — Алексей Голубович, бывший совладелец Group Menatep Limited и директор по стратегическому развитию и корпоративным финансам ЮКОСа, недавно вернувшийся в Россию из-за границы, сообщил вчера “Интерфакс”. Косвенно это подтвердил в беседе с журналистами генпрокурор Юрий Чайка: сейчас ряд “важных свидетелей из числа высокопоставленных сотрудников ЮКОСа возвращается из-за границы”. Всем им гарантирована безопасность, но не снятие обвинений, хотя сотрудничество со следствием будет учтено, добавил он. Информацию о том, что следствию помогает Голубович, “Ведомостям” подтвердили несколько бывших топ-менеджеров ЮКОСа. Сам Голубович говорит, что приехал в Москву на похороны Юрия Голубева. “Все остальное сказанное обо мне в сообщении "Интерфакса" — для меня большая новость. Я не могу это прокомментировать”, — заявил он “Ведомостям”.

“Голубович действительно ценный свидетель, он может быть хорошо осведомлен о структуре зарубежной собственности и финансовых потоках в ЮКОСе”, — рассказывает один из бывших менеджеров компании, работавших с Голубовичем. Следователи тоже это предполагали. Генпрокуратура России заочно обвинила Голубовича в том, что он в 1994-1995 гг., будучи начальником инвестиционного управления банка “Менатеп”, организовывал хищение путем мошенничества 20% акций ОАО “Апатит” и 44% акций НИИ удобрений и инсектофунгицидов (оба пакета купили на инвестиционных конкурсах фирмы, аффилированные с “Менатепом”). За то же осудили Ходорковского и Лебедева. Собеседник “Ведомостей”, близкий к Group Menatep Limited, рассказывал “Ведомостям”, что Голубович даже должен был стать основным обвиняемым по делу Апатита и НИИУИФ, так как был менеджером этих проектов, но “его спасло то, что на него не дали показаний”.

Однажды Голубовичу все-таки не повезло. В отличие от менеджеров ЮКОСа, не покидавших Великобританию, он много путешествовал. Во время одной из поездок в мае 2006 г. в Пизе он был задержан сотрудниками Интерпола. Проведя несколько недель под стражей в Италии, Голубович был отпущен судом под домашний арест и проживал на своей вилле под Пизой до октября прошлого года. Генпрокуратура проиграла дело об экстрадиции, после чего Голубович приехал в Россию, говорит собеседник “Ведомостей”.

Защита Голубовича

Свидетельствовать против бывших партнеров Голубовича могли заставить разногласия с совладельцами GML. В сентябре 2005 г. ему пришлось расстаться с долей в группе. Как Голубович сам рассказывал ранее “Ведомостям”, тогда другие акционеры GML решили принудительно выкупить 4,5% акций у траста, представлявшего и его интересы, и контроль над активами GML полностью сосредоточился в руках Леонида Невзлина и его партнеров. Осенью 2005 г. Голубович, по его словам, получил уведомление, что по решению акционеров GML от 6 сентября 2005 г. этот траст больше не акционер GML. Его акции выкуплены на основании опциона, который Голубовича убедили подписать адвокаты Ходорковского “в целях безопасности”. По этому опциону GML мог забрать у любого акционера акции по установленной самим же GML цене. Это подтверждал “Ведомостям” один из адвокатов.

“Предполагаю, что он обозлился когда его выгнали из совладельцев Group Menatep и предложили мало денег. Все-таки так не стоило, надо было заплатить настоящую цену за его долю”, предполагает источник, знакомый с Голубовичем и близкий к GML.

Связаться с Леонидом Невзлиным вчера “Ведомостям” не удалось, а Михаил Брудно заявил “Ведомостям”, что никто ни к чему не принуждал Голубовича и тот все подписывал по доброй воле. Одни и те же документы подписывал и он, и другие акционеры, утверждает Брудно.

Но акции — не единственный мотив. “Моя семья пережила уже два покушения на нашу жизнь, в последнем из которых пострадала моя жена и дети, а я чудом этого избежал”, — рассказывал Голубович “Московскому Комсомольцу” в интервью, опубликованном 1 декабря 2005 г. По его словам, оба покушения имели определенные черты “акций устрашения” (подобных той, что предпринимались против Ольги Костиной — бывшей сотрудницы Леонида Невзлина) и, по его мнению “могли быть организованы с целью вынудить уехать из России как потенциального свидетеля обвинения”. В интервью российскому “Первому каналу” Голубович говорил, что подозревает Невзлина в попытке своего отравлению ртутью, а Генпрокуратура в конце декабря заявила, что проверяет версию о причастности Невзлина к отравлениям ртутью ряда граждан. Никто ему не угрожал, возражает Брудно.

Голубович также рассказывал, что политика, проводимая GML вызывает у него негативные эмоции. “С Михаилом Ходорковским я, естественно, судиться не стал бы, утверждал он тогда, — Даже если он и сделал что-то нехорошее, он уже пострадал так, что никому не пожелаешь”.

“Человек запутался, плюс у него и его семьи есть серьезный бизнес в России [Супруга Голубовича Ольга Миримская возглавляет совет директоров пищевого холдинга "Русский продукт"]”, — считает собеседник “Ведомостей”, близкий к GML. Находящийся в Чите адвокат Ходорковского Антон Дрель затруднился прокомментировать ситуацию.

Один из бывших топ-менеджеров ЮКОСа считает, что второй процесс по делу ЮКОСа будет публичным и Голубович, скорее всего, даст показания. “Второе дело” ЮКОСа очень важно для прокуратуры. Предъявив Ходорковскому с Лебедевым обвинения в отмывании преступно нажитых доходов, Генпрокуратуре будет проще добраться до зарубежного имущества и денег на зарубежных счетах ЮКОСа и его крупнейшего акционера GML, полагает партнер SJ Berwin Дэвид Голдберг.

Пропавший Свидетель

Юрий Чайка подтвердил, что экс-гендиректор “Фаргойла” Антонио Вальдес-Гарсиа, сотрудничавший со следствием по делу ЮКОСа, исчез и сейчас разыскивается, а в отношении охранявших его милиционеров возбуждено уголовное дело. Вальдес-Гарсиа вместе с бывшим гендиректором “Ратибора” Владимиром Малаховским и экс-замгендиректора дирекции внешнего долга ЮКОСа Владимиром Переверзевым находился под судом по делу “Фаргойла”. Прокурор даже успел потребовать дать всем троим одиннадцать лет лишения свободы, но в отличие от Малаховского и Переверзева Вальдес-Гарсиа не был арестован и пропал в новогодние праздники.

***

Оригинал этого материала
© "Известия", origindate::17.01.2007, Сбежавший испанец сорвал новое "дело "ЮКОСа"

Владимир Перекрест, Александр Андрюхин

[...] Исчезновение Вальдеса-Гарсиа затруднило не только вынесение приговора, но и предъявление новых обвинений Ходорковскому и Лебедеву. Специально для этого их привезли в следственный изолятор Читы.

Михаила Ходорковского и Платона Лебедева перевели в СИЗО Читы в конце декабря. Уже тогда их адвокаты предположили, что прокуратура предъявит осужденным новые обвинения в хищениях и отмывании средств. Однако этого так и не произошло. Как предположили "Известия", следователи ждали приговора Басманного суда по связанному с новыми обвинениями делу. Одним из подсудимых в нем стал гендиректор компании "Фаргойл" Антонио Вальдес-Гарсиа.

Вместе с ним по делу проходят экс-гендиректор компании "Ратибор" Владимир Малаховский и бывший замдиректора дирекции внешнего долга "ЮКОСа" Владимир Переверзин. По данным следствия, "Фаргойл" и "Ратибор" закупали "черное золото" у добывающих структур "ЮКОСа" за $45 за тонну, а продавали на Запад по $150. Разница оседала на личных счетах руководителей "ЮКОСа". Эта схема, считает следствие, была придумана руководителями "ЮКОСа".

Вальдес-Гарсиа после возбуждения "дела "ЮКОСа" уехал в Мадрид. Но в июне 2005 года вернулся. По некоторым данным, Генпрокуратура пригрозила навсегда закрыть ему въезд в Россию, где у испанца гражданская жена, бизнес и недвижимость. В случае сотрудничества Вальдесу-Гарсиа якобы обещали снисхождение.

Из аэропорта испанца увезли на подмосковную базу ОМОНа - он пошел по программе защиты свидетелей. Поначалу отношения с охранниками у Вальдес-Гарсиа не сложились. В августе 2005 года он выпрыгнул из окна второго этажа и сломал себе ноги. Позже отношения с Генпрокуратурой вроде бы наладились. Во вторник генпрокурор Юрий Чайка подтвердил, что Вальдес-Гарсиа "активно сотрудничал со следствием". Однако, несмотря на это, прокурор Ирина Шляева потребовала дать ему 11 лет, как и другим подсудимым.

Скорее всего этого Вальдес-Гарсиа никак не ожидал и предпочел исчезнуть. Его местонахождение до сих пор неизвестно. О том, где он находится, "Известиям" не смогли сказать ни в посольстве Испании в России, ни в московском бюро регистрации несчастных случаев.

Прокомментировать таинственное исчезновение поначалу согласился адвокат беглеца Артур Воробьев. Но потом передумал. Отказалась от беседы и другая защитница Вальдеса-Гарсиа Татьяна Ножкина.

- Мне даны указания не высказываться по этому вопросу, - сказала она "Известиям".

В отсутствие обвиняемого суд не может вынести приговор, который, судя по всему, необходим для предъявления новых обвинений Ходорковскому и Лебедеву. То, что такие обвинения действительно будут предъявлены, во вторник подтвердил генпрокурор Юрий Чайка. На встрече с журналистами он уточнил, что эти обвинения будут связаны с хищением и отмыванием средств в особо крупных размерах.

Теперь суду предстоит искать выход из создавшегося положения. Уже во вторник было объявлено, что процесс со стадии прений вернулся на этап судебного следствия. По всей видимости, теперь дело Вальдеса-Гарсиа выделят в отдельное производство, а двум другим подсудимым вынесут приговор.[...]