Вуз в рукаве

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Система государственной аккредитации высших учебных заведений иногда напоминает сомнительную игру на деньги

1222947934-0.jpeg «Такого количества университетов нигде в мире нет, у нас около тысячи вузов и еще две тысячи филиалов, — сказал Дмитрий Медведев на заседании попечительских советов двух недавно образованных федеральных университетов — Сибирского и Южного. И сразу поползли слухи, что вузы будут сокращать…

Чтобы вуз открылся, ему нужна лицензия. Это фактически разрешение на ведение образовательной деятельности. Новое положение о лицензировании сейчас только готовится с участием экспертов. Идут споры: может ли вуз располагаться в двух комнатушках с четырьмя столами? Актуально ли прежнее требование, что для получения лицензии необходимо здание, где на каждого студента будет определенное число квадратных метров площади? Или при введении дистанционного образования это не важно?

А после того как лицензия получена, вузу нужна аккредитация, чтобы выдавать дипломы государственного образца. Желание пройти аккредитацию вуз должен заявлять раз в пять лет. И тогда комиссия изучит качество образования в этом вузе — соответствует ли оно стандартам.

Формально процедура аккредитации добровольная: не хочешь, рисуй дипломы собственного образца. Но в России сейчас не имеют аккредитации только 24 вуза и четверть всех филиалов. Абитуриенты, если им это по силам, стараются поступать в вузы, которые выдают дипломы государственного образца. Другой вопрос: за каждым ли таким дипломом будет стоять реальное образование? Кто не слышал о том, как у нас покупаются оценки на сессии, а то и сразу дипломы? Надо только числиться положенное время в каком-нибудь вузе и исправно платить за обучение.

- Такие «вузы-наперсточники» выявить легко, — считает ректор Института образовательной политики «Эврика» Александр Адамский. — А вот поднять в целом уровень профессионального образования, сделать так, чтобы он соответствовал современным требованиям, инновационному развитию страны, — это дело на перспективу. Например, уровень требований, которые предъявляет к молодому учителю школа, как правило, резко отличается от требований педагогического вуза к своему выпускнику. И это за один день не поправишь, образование — система инерционная.

Беседу с руководителем Рособрнадзора Любовью Глебовой мы начали с главного вопроса, который волнует потребителей образовательных услуг:

- Что будет со студентом, который поступал в вуз, имеющий аккредитацию, если этому вузу при очередной проверке аккредитацию подтвердить не удастся? Получит ли студент тот диплом, на который рассчитывал?

- Вуз не лишается аккредитации в один день. Если выявлены нарушения, дается срок на их устранение. Если видно, что перспектив нет, запрещается прием на первый курс на ту специальность, по которой есть претензии к подготовке. Те, кто уже учится, заканчивают вуз при условии, что есть возможность улучшить условия их обучения, обеспечить необходимый стандарт по специальности. Если же доучить студентов не представляется возможным, то они могут переводиться в другие вузы.

Но вообще-то здесь зона взаимной ответственности: вуз обязан учить по стандарту, но и абитуриент, выбирая вуз, должен смотреть, куда он поступает, серьезное ли это заведение, есть ли здесь возможность получить нормальное образование. Абитуриент должен в первую очередь узнать, есть ли у вуза аккредитация, чтобы быть уверенным, что получит диплом государственного образца.

Так что задачи сократить число вузов нет, есть задача повысить качество образования. Хотя мы понимаем, перспективы у многих образовательных учреждений не радужные. И у филиалов, и у самих вузов.

- В июле этого года утверждено новое положение о государственной аккредитации образовательных учреждений. Какие там есть обязательные требования к вузу?

- Важно, чтобы вузы сами следили за тем, как развивается процесс обучения, занимались самообследованием. Во многих вузах для этого создана система менеджмента качества обучения. По тем программам, которые заявлены вузом для аккредитации, он по желанию может провести компьютерное тестирование своих студентов — интернет-экзамен, чтобы понять, соответствует ли их подготовка требованиям государственного образовательного стандарта. Закончился седьмой этап интернет-экзамена. В тестировании приняло участие 1186 вузов и их филиалов. Этот федеральный экзамен проходит в одно время по единым измерительным материалам в двух режимах: on-line и off-line.

Чтобы целенаправленно работать над качеством образования и подходить к аккредитации подготовленным, вуз может заказать еще и независимую оценку своей работы. Результаты всех этих обследований вуз прикладывает к пакету документов, которые подает для аккредитации.

- В письмах в редакцию многие называют это узаконенной формой проплаты за аккредитацию. Если вуз регулярно платит за федеральный экзамен, то результаты тестирования будут зачтены при аккредитации и независимой комиссии можно не бояться. А как проводят тестирование в вузе без посторонних, знают только там. Пришли ли на тестирование одни отличники или аспиранты вместо студентов, какие шпаргалки висят на стенах аудитории и чем в это время занимаются преподаватели…

- Да, результаты интернет-тестирования можно прикладывать к документам для аккредитации, но это все равно что приложенный абитуриентом диплом участника соревнований. Никакого правила обязательного учета результатов тестирования и независимой оценки или тем более замены ими установленных процедур аккредитации нет и не будет. Мы не смешиваем государственные процедуры и независимую аттестацию. Другое дело, что коллегиальное решение, которое принимается по поводу аккредитации или ее лишения, может быть принято с учетом этих приложенных документов. Это все равно что похвальный лист за успехи в 7-м классе, который абитуриент прикладывает к документам, когда сдает их в приемную комиссию. Он, может быть, и сыграет свою роль при прочих равных условиях, но не поможет, если молодой человек не покажет результатов на экзаменах. Никакого правила, которое заставляло бы перевести интернет-тестирование или независимую экспертизу из добровольной процедуры в обязательную, не существует. Это я вам заявляю.

- То есть это все-таки «похвальный лист», а не нечто похожее на то, с чем приходится сталкиваться, когда абитуриенту нанимают репетитора из того же вуза, в который он поступает?

- Нет, конечно. Но надо напомнить, что и процедура аккредитации проходит в добровольном порядке, расходы за счет заявителя. Это записано в законе.

В качестве послесловия

Проверки «на договорной основе»

Один из ректоров, назвать которого мы по понятным причинам не можем, прислал в редакцию письмо. Вот выдержка из него.

«Представьте, вам приходит письмо: «Ваш сын/дочь в конце года должен/должна сдавать ЕГЭ. Предлагаем следующее: ученик в течение года письменно на дому сдает экзамены по высланным в ваш адрес тестам за небольшую плату. Ответы высылаются в наш адрес, и в конце года вы пишете заявление с просьбой зачесть результаты, поскольку гарантируете добросовестность своего ребенка. Сертификат о сдаче ЕГЭ будет выслан вам на дом«.

А теперь сравните: «Ваш вуз в таком-то году в соответствии с графиком должен проходить государственную аккредитацию, в ходе которой будет проводиться оценка качества подготовки студентов. Возможно прохождение этой проверки в виде интернет-экзамена на договорной основе. Результаты его могут быть засчитаны вузу при условии регулярного участия в нем на основе заявления ректора, подтверждающего соблюдение объективности процедуры экзамена».

Похоже? Но если первое письмо — шутка, то второе — реальное письмо Росакредагентства. А вот строчки из письма Рособрнадзора: «При регулярном участии вуза в интернет-экзамене (не менее чем по трем дисциплинам каждого цикла) результаты тестирования могут быть зачтены в качестве официальных при комплексной оценке вуза».

Не пройти аккредитацию означает: для студентов мужского пола — быть призванными в армию прямо со студенческой скамьи, для выпускников — потерять возможность получить государственный диплом, для преподавателей — остаться без работы, для ректора — отставка.

Какое решение примет ректор, получив такое «письмо счастья»? И вряд ли ему придется уговаривать сотрудников: «Подстрахуйте, коллеги, подскажите студентам правильные ответы». Все и так правильно поймут свою задачу.

Казалось бы, зачем это ректорам? Учи хорошо — и пройдешь аккредитацию. Но проводиться она будет по тестам, содержание которых, мягко говоря, не всегда адекватно и отражает не столько требование государственных стандартов, сколько их интерпретацию неизвестными авторами. При этом половина студентов должна решить все задания. А тесты эти преподаватели вуза даже не увидят. Им просто сообщат процент как бы правильных ответов.

Шуточный пример такого тестирования приводит в своей книге Роберт Кийосаки. На экзамене студент — будущий машиностроитель — получает тест такого рода:

«Рама велосипеда сделана из: 1. дерева, 2. стали, 3. титана».

Студент размышляет: «Из дерева делали в XVIII веке, мой велосипед из титана. Но старый дурак-профессор обучался еще в прошлом веке, значит, думает, что из стали. Выбираю сталь».

Так что особенно подталкивать вузы в «зеленый коридор» — плати и проходи — почти не приходится. Сами бегут. Качество образования остается за кадром. То, что вуз теряет авторитет, не важно, здесь вам не какая-нибудь Америка».

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::02.10.08