Вшивая каша — пища наша

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Вшивая каша — пища наша

"В Министерстве обороны назревает очередной громкий скандал, способный привести к значительным кадровым перестановкам. На этот раз неприятности могут возникнуть у замминистра обороны генерала армии Владимира Исакова — начальника тыла ВС РФ.

     Поводов для недовольства работой тыловиков у министра более чем достаточно. Как стало известно “МК”, в последнее время целый ряд военачальников, обеспечивающих армию продовольствием, оказались... фигурантами уголовных дел. И речь идет не о мелких сошках — начальниках продскладов. Под следствием оказались первые лица двух самых значительных округов: начальник тыла Северо-Кавказского округа генерал Соловьев и начальник продслужбы Московского округа полковник Попов.
     Это был всего лишь один эпизод моей командировки в Абхазию, где дислоцируется наш контингент миротворческих сил, но его я вряд ли забуду. Тамошние военачальники целый день возили нас, группу журналистов, по разным постам, взахлеб расписывая прелести своей службы. Мол, солдаты тут — как в раю, условия быта у них буквально приближены к санаторно-курортным. 
     Ну конечно: море, пальмы... Это вам не Чечня. 
     Сержанты и рядовые только поддакивали отцам-командирам, силясь изобразить из себя счастливых курортников. А на несанкционированные вопросы типа: “Как у вас с едой?” — всегда следовал быстрый ответ: “Нормально”.
     Вечером же, когда стемнело, двое худющих солдат — водители БТРов, возившие нас по ущельям, — украдкой от командиров разыскали нас и полушепотом, озираясь, стали буквально умолять о помощи.
     — Вы не представляете, как здесь воруют, — наперебой тараторили ребята. — Такого мы еще нигде не видели, даже в Чечне. Все свежие продукты продаются либо абхазам, либо грузинам. Мы же едим какую-то тухлятину с опарышами. А спим мы на чем! Ведь нашей части выделили новые матрасы. Но они все тоже уже распроданы. Мы лично видели, как их погрузили на машины и увезли в сторону Грузии...
     Торопливая исповедь продолжалась минут 20. Солдаты слезно умоляли “обязательно написать правду”, потому что служить в таких скотских условиях невозможно, а жаловаться некому — рука руку моет. 
     Забегая вперед, скажу, что позже они все-таки обратились с заявлениями непосредственно к главному военному прокурору:
     “Я, Хитров Юрий Сергеевич, в период с 15.04.02 по 29.07.02 проходил военную службу по контракту в должности зам. командира взвода в 6-й ОМСБ в/ч 96460 на территории Абхазии. Был вынужден уволиться. Со стороны командования в/ч были нарушены следующие условия контракта: на протяжении службы вся пища для личного состава батальона готовилась в антисанитарных условиях из давно просроченных продуктов с насекомыми и пучками собачьей шерсти. А также регулярно не было не только хлеба, но и сухарей... Вещевое довольствие также не обеспечивалось в полном объеме. Не выдавались: теплые вещи, обувь, постельное белье. В матрасах находились насекомые: вши и клопы...”
     По иронии судьбы в тот же вечер — после разговора с ребятами — мы случайно встретили начальника по тылу, на которого как раз и жаловались солдаты. Встреча эта произошла... в местном ресторане. Мы даже не сразу поняли, кто был этот лоснящийся от жира, пьяный вусмерть военный, вальяжно развалившийся за столиком. А когда узнали, что это “тот самый” тыловик, не удержались от язвительных вопросов: на какие, собственно, средства товарищ офицер пирует и почему его солдаты тем временем едят, пардон, опарышей и спят в обнимку с клопами?
     До драки, к счастью, не дошло. Но начтыла едва не рвал на груди рубаху, доказывая, что его подчиненные едят и пьют чуть ли не из золотой посуды. Сам он при этом едва не падал лицом в салат. Уместно вспомнить Козьму Пруткова, который говаривал, что не всякий генерал полноват от природы. 
Рис — направо, гречка — налево
     После того случая у меня сложилось стойкое мнение, что все тыловики — толстые дядьки с сальными лицами. 
     Не знаю, как выглядит начальник продовольственной службы Московского военного округа полковник Олег Попов, но вряд ли он худощав. Хотя сейчас ему, наверное, не до жира. Полковник арестован, и судьбу его решает военный суд. Обвинений целый букет: ст. 160 (присвоение или растрата), ст. 286 (превышение полномочий), ст. 292 (служебный подлог).
     Воровать полковник Попов начал еще осенью 2000 г., когда был только замначальника продслужбы МВО. Но, видимо, преуспел в этом деле настолько, что быстро продвинулся по карьерной лестнице и занял самую верхнюю ступеньку в “продуктовой” иерархии округа. Правда, воровать одному ему все же было несподручно. Полковник, как сказано в обвинительном заключении, “с целью хищения имущества создал организованную группу, отличающуюся стабильностью состава и четким распределением ролей”.
     Правой рукой Попова стал начальник хранилища 17-го продсклада МВО прапорщик Гордеев. За содействие в воровстве полковник обещал ему покровительство и квартиру в Москве. 
     Гордеев числился этаким мальчиком на побегушках. Он ездил по “военным” продовольственным складам с подложными документами, составленными Поповым, и тоннами вывозил из них продукты якобы на свой 17-й склад. На самом же деле украденное продовольствие тут же распродавалось коммерсантам.
     К примеру, в сентябре 2000 г. Попов изготовил поддельные документы (наряд и доверенность) на имя Гордеева, и тот выехал в воинскую часть Смоленска на автомобиле с полуприцепом. На продскладе части прапорщик получил 10 т сахара-песка, 10 т коровьего масла, 2 т риса, 5 т гречки... Все это добро было тут же сбагрено коммерческой фирме. 
     В ноябре 2000 г. по той же схеме из воинской части Твери “убыло” 3 т риса, гречка, мясо... Далее с интервалом в месяц—три следуют аналогичные аферы опять же в Смоленске, Ярославле, Твери... Подельники уже не стеснялись делить ворованные деньги прямо в служебном кабинете полковника — на Садовнической улице, в штабе МВО. 
     Нетрудно догадаться, что благосостояние начпрода в то время значительно повысилось. В его автопарке появились новая “Волга”, “уазик”, а также снегоход “Буран” и прицеп к автомобилю. 
     Нельзя сказать, чтобы за это время в продслужбе МВО не было ни одной ревизии. Склады регулярно инспектировали, но о каждой грядущей проверке Попов был заранее осведомлен. Надо отдать должное его армейской смекалке: каждый раз во время ревизий складов, где наверняка обнаружили бы недостачу, Попов давал команду на так называемые склады НЗ (неприкосновенного запаса) отгрузить в эти самые хранилища столько продуктов, сколько было им украдено. А после ревизии продукты благополучно возвращались на склад НЗ.
     Арест полковника Попова в январе 2002 г. вызвал много шума. Сообщалось, что по его вине солдаты Московского округа недоели продуктов на 7 млн. руб. По делу вместе с ним проходят еще 5 человек — услужливый прапорщик Гордеев, начальник одного из “обворованных” складов майор Якименко и трое гражданских лиц. 
Рыбный генерал
     В Северо-Кавказском военном округе в превышении должностных полномочий обвиняется аж генерал-майор — начальник тыла Александр Соловьев. Это дело только раскручивается, но установленные факты уже пугают своим поистине генеральским размахом. 
     Начтыла почему-то решил усиленно кормить личный состав самого “горячего” округа самой дешевой рыбой — путассу. По нормам эта рыба вообще не предусмотрена для питания в войсках — более того, она не разрешена для приготовления. Как говорят в народе, путассу даже кошки не всегда едят, а дешевле ее только килька. Однако целых 2 года солдат на Кавказе исправно пичкали “путассой”. При этом, как выяснилось, закупали ее по ценам, значительно превышающим среднюю стоимость по региону — по 24,7 руб. за 1 кг (средняя стоимость — 12—14 руб.) 
     Информация о нарушениях питания в СКВО регулярно доходила до самого главного тыловика — замминистра обороны генерала армии Владимира Исакова. Но у того, по-видимому, просто не было времени как следует разобраться в этой ситуации. Вся его реакция сводилась к тому, что он регулярно отписывал на Кавказ телеграммы с указанием не закупать больше рыбу у такой-то фирмы. 
     Указания начальства строго выполняли. И начинали скупать ту же рыбу у другой фирмы. По документам. На самом же деле фирмочка была одна и та же, просто для отвода глаз ее каждый раз переименовывали, а наверх рапортовали, что “указание выполнено”. 
     В уголовном деле отмечено: “Начальник продслужбы округа и начальники двух военных продскладов с ведома Соловьева и по его указанию на протяжении 2000—2002 гг. незаконно заключали на внеконкурсной основе госконтракты и договоры на поставку продуктов в войска с посредническими организациями. Фактически эти предприятия являлись одной и той же организацией. При этом они были наделены уставным капиталом из средств Минобороны, не имели никаких площадей и фондов, закупали продовольствие у поставщиков и по завышенным ценам продавали в войска, оставляя себе 3% от каждой сделки”. 
     Ущерб для Минобороны от этой “рыбной” деятельности составил около 35 млн. руб. Кстати, генерал Соловьев до сих пор не отстранен от должности. 
Курица не мясо
     Еще одно громкое “продуктовое” дело возбуждено в Ракетных войсках стратегического назначения. В хищениях продовольствия здесь уличен начальник продслужбы единственного российского космодрома Плесецк капитан Виктор Симбирцев. Правда, в отличие от своих коллег воровал он довольно грубо. К примеру, писал в документах, что кормит личный состав отборной дорогущей говядиной, а сам вместо этого тоннами завозил дешевое мясо птицы. Или получал продуктов на складе гораздо больше, чем требовалось, — в официальных бумагах он специально завышал количество едоков на космодроме. Причем делал это регулярно — с осени 1999 г. до весны 2002 г. Таким образом Симбирцев пополнил свой семейный бюджет на 13 млн. руб. Хорошенькая прибавка к жалованью!
     Правда, воспользоваться этими деньгами капитану теперь будет сложновато, поскольку ему уже предъявлено обвинение в подделке документов и растрате.
     В Главной военной прокуратуре пока категорически отказываются комментировать всплеск “продуктовых” уголовных дел, ссылаясь на тайну следствия. Но какая уж тут тайна? Понятно, что ситуация с тыловым воровством уже перешла всякие границы и требует немедленного прокурорского вмешательства на самом высоком уровне. Может поэтому прокуратура и молчит? Ведь рыба, говорят, тухнет с головы. 
Еще говорят, что голодный солдат страшнее террориста. Это выражение я услышала от ребят-миротворцев в той же Абхазии. Они тогда вздохнули: мол, мы дошли до той грани, когда уже все равно в кого стрелять — в своих ли, в чужих..."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации