Выбили ставку

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Глава СКП снял Анатолия Багмета не по собственной инициативе

1282913637-0.jpg Стало известно об отставке начальника Московского управления СКП Анатолия Багмета. Как водится, официальные лица объясняют его снятие «переходом на другую работу», хотя истинная причина кроется совсем в другом. Главный столичный следователь давно уже превратился в фигуру нарицательную. Вокруг него регулярно вспыхивали скандалы, а сам он долго судился с Генпрокуратурой, откуда прежде был уволен за нарушение прокурорской присяги. Этот межведомственный конфликт достиг уже такого накала, что в дело пришлось вмешиваться Кремлю и Белому дому.

Совершенно очевидно, что Бастрыкин снял Багмета не по собственной инициативе. Не случайно освободившееся кресло занял не человек Бастрыкина, а высокопоставленный сотрудник президентской администрации.

Еще долго память об Анатолии Багмете будет жить в сердцах столичных прокуроров и милиционеров, а рассказы о его выходках передаваться из уст в уста, превращаясь в городской фольклор. Прокурорские стены видели многих руководителей, но такого колоритного, как Багмет, не было здесь, пожалуй, еще никогда. С первых же дней своего прихода, весной 2008-го, сам он четко обозначил главный жизненный приоритет: законно все, что мне прикажет начальство.

Хотя Багмет был кадровым прокурорским работником, к своим бывшим коллегам относился он с откровенной неприязнью. Дошло до того, что руководителей прокуратуры перестали приглашать на совещания в управление СКП, а сам Багмет демонстративно прекратил с ними общаться. Все требования и представления, вносимые ему прокурорами, Багмет воспринимал как вражескую вылазку. Тех, кого увольняли из прокуратуры, он мгновенно брал к себе на службу: строго по принципу — чем хуже, тем лучше.

Я хорошо почувствовал это два года назад, занимаясь делом Героя России Валентина Полянского. Отставного полковника ВДВ обвинили в избиении милиционеров. Дело было откровенно сфальсифицированным, однако честь мундира оказалось для Багмета важней справедливости. Он не только не попытался разобраться в случившемся, а, напротив, демонстративно поощрил следователя, “слиповавшего” дело. Премию следователю Пахомову выписали на другой же день, как Полянский был оправдан (прокурор на процессе отказался поддерживать обвинение). А вскоре Багмет сделал Пахомова замначальника самостоятельного отдела: такие люди нужны.

К сожалению, история с Полянским закончилась печально. В январе 2009-го полковник застрелился. В предсмертной записке он написал, что в его гибели виновен как раз тот самый следователь Пахомов. Возбуждать против Пахомова уголовное дело СКП отказался, а Багмет, отвечая на вопросы журналистов, сказал, что никаких претензий к Пахомову не имеет и это «хороший работник». Единственное, в чем Багмет по-настоящему преуспел — так это в самопиаре. Он выезжал на все громкие преступления, прямо на месте раздавая интервью. Почти ежедневно его выступления транслировались в выпусках новостей. Александру Бастрыкину такая резвость очень нравилась.

Но еще больше председателю СКП нравилось абсолютное раболепство подчиненного, умеющего четко щелкать каблуками и красиво рапортовать. Помню, сидя в кабинете Багмета, я заговорил о бардаке, творящемся в СКП. Анатолий Михайлович вскочил со стула, лицо его пылало. “Я категорически не согласен с вашими оценками!” — почти истерично закричал он. (Подумалось тогда: не иначе работает на камеру.)

Впрочем, у Багмета, надо признать, имелись все основания любить Бастрыкина. К моменту своего назначения он был не просто пенсионером, но человеком, уволенным с убийственной формулировкой: за нарушение прокурорской присяги. Проведенная Генпрокуратурой проверка установила, что Багмету незаконно было присвоено звание доцента, что, естественно, влекло и доплату к окладу.

Чтобы стать доцентом, требовалось прочитать определенное количество лекций. Из справок, представленных в Челябинский университет, следовало, что такие лекции Багмет (в тот момент — зампрокурора Челябинской области) читал в Казахстане. При ближайшем же рассмотрении выяснилось, что справка поддельная, а в Казахстан Багмет не ездил в принципе. Мелочь, конечно. Но именно такие мелочи как нельзя лучше характеризуют человеческую сущность. Багмета уволили. Однако волчий билет, выданный в прокуратуре, для Бастрыкина оказался, напротив, блестящей рекомендацией. Принцип тот же самый: чем хуже — тем лучше.

Мало того что Багмет в пику Генпрокуратуре был поставлен на ключевой участок работы. Он еще и демонстративно подал в суд на родное ведомство, оспаривая законность своего увольнения. Удивительнее всего, что Мосгорсуд Багмет выиграл. (Да и как иначе, учитывая, что его лучшим другом и однокурсником является бывший куратор судебной системы в президентской администрации Владимир Каланда, ныне первый зам. директора службы наркоконтроля.)

Лишь в Верховном суде прокуратуре удалось доказать свою правоту. Решениями двух инстанций увольнение Багмета было признано полностью законным. С него даже высчитали полученную от прокуратуры компенсацию за вынужденный прогул. Очень показательно, что сразу после этого Бастрыкин выписал Багмету крупную премию: дабы смягчить удар по карману. В своей бескомпромиссной борьбе с Генпрокуратурой Багмет сам себя загнал в угол. Дело о его увольнении получило столь широкую и скандальную огласку, что замалчивать это дальше стало уже невозможным.

Получается, в прокуратуре работать права он по своим морально-деловым качествам не имел, а в СКП — имел. Самую мудрую позицию занял генпрокурор Юрий Чайка. После окончательного вердикта Верховного суда он публично предложил Бастрыкину решить дальнейшую судьбу своего подчиненного.

Было это еще в декабре. Сняли Багмета в августе. И явно не по доброй воле Бастрыкина. Нет никаких сомнений, что этот гордиев узел был разрублен вмешательством извне. В этом контексте становится понятным и мотив выбора нового начальника управления СКП.

Им стал глава департамента кремлевской администрации (по контролю за реализацией посланий президента Федеральному собранию) Вадим Яковенко.

Яковенко — 40 лет. Долгое время он работал в прокуратуре Краснодарского края, был зам. прокурора Сочи. Последняя должность — прокурор Хостинского района. Как рассказывают наши источники, в 2006 году Яковенко чем-то навлек на себя гнев тогдашнего генпрокурора Устинова, для которого Сочи был родным домом. В те, былинные уже времена, одного косого взгляда Устинова было достаточно, чтоб уволить человека. (Примеров знаю массу.) Ни прошлые заслуги, ни деловые качества в расчет не принимались. Из прокуратуры Яковенко ушел в аппарат полпредства, был федеральным инспектором. А дальше — гримаса судьбы. В 2008-м — новым полпредом в ЮФО стал не кто иной, как Владимир Устинов. Работать с ним по понятным причинам Яковенко не мог и перевелся в Москву. Судя по нынешнему назначению, работой его в президентской администрации остались довольны.

Впрочем, все прежние испытания — ничто по сравнению с нынешним. Новому начальнику столичного СКП откровенно не позавидуешь. Работу ему предстоит начинать, по сути, с нуля, слишком тяжелое наследство оставил Багмет своему наследнику.

Тем временем сам Анатолий Багмет переходит на работу в центральный аппарат СКП. Он назначен зам. начальника управления криминалистики. Формально — это повышение. Есть все основания полагать, что в сентябре к 3-летнему юбилею СКП криминалист Багмет может получить вторую звезду на погоны: в качестве компенсации, а также в награду за верную службу своему сюзерену.

Если дело так пойдет и дальше, в скором времени Багмет займет место главного криминалиста СКП. По крайней мере, его нынешний начальник Юрий Леканов уже давно вызывает массу нареканий со стороны руководства ведомства.

Что ж, все логично. Это только в физике одноименные заряды отталкиваются. В СКП — они, напротив, притягиваются…

Александр Хинштейн

Оригинал материала

«Московский комсомолец» от origindate::27.08.10