Выборы без выбора. Маркова, Трабер

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Губернатор Петербурга, скорее всего, будет выбран 5 октября, когда пройдет второй тур выборов. В нем встретятся полпред президента Валентина Матвиенко, набравшая в первом туре 48,73% голосов пришедших избирателей, и вице-губернатор Петербурга Анна Маркова, получившая 15,84%. На третьем месте кандидат “против всех” – 10,97%, на четвертом - экс-глава Госкомимущества и экс-лидер думской фракции власти “Наш дом – Россия” Сергей Беляев (8,1%), на пятом – лидер фракции “Яблоко” в Законодательном Собрании города Михаил Амосов (7,06%).

Главная сенсация - несмотря на беспрецедентно низкую явку (около 29% избирателей пришли на участки) и участие в выборах по большей части электората пенсионного возраста, традиционно голосующего за власть, кандидату, на поддержку которого были брошены все усилия административной “машины”, не удалось получить более 50% голосов и победить в первом туре. Между тем весь последний месяц представители политической элиты Петербурга уверяли горожан, что выборы завершатся в один тур…

Первая реакция указанной элиты на несбывшиеся прогнозы оказалась раздраженно-сдержанной.

Председатель Законодательного Собрания Вадим Тюльпанов (по совместительству возглавлявший штаб Матвиенко по одному из районов города) заявил, что он “очень сожалеет, что лидер предвыборной гонки Валентина Матвиенко не одержала победу сразу”. По словам спикера, “дело в том, что не все ее истинные и искренние сторонники смогли в один из последних солнечных дней уходящего сентября явиться на избирательные участки”.

Что касается реакции самой Матвиенко, то она оценила результаты выборов как “удовлетворительные”, сказав, что это “убедительная победа: когда участвуют 9 кандидатов, и при столь массированном натиске она опередила в три с лишним раза следующего соперника”. По поводу обвинений в использовании “административного ресурса” Матвиенко заявила, что “если бы мы хотели и могли бы его использовать, то добрали бы 1,4 процента голосов”. Что касается низкой явки, то, по мнению Матвиенко, это “форма протеста горожан против самих выборов, она объясняется также недоверием к власти и негативным давлением на избирателей”…

С другой стороны политической баррикады, естественно, звучат иные слова. Анна Маркова заявила, что “при том ресурсе первого кандидата, при том давлении лично на нее было сделано невозможное”. По ее мнению, главная задача - сделать так, чтобы те «70 процентов петербуржцев, которые сказали: «Нам противно», - и не пришли на выборы, сделали активные шаги». Михаил Амосов поблагодарил свою команду и сказал, что те результаты, которых он достиг на этих выборах, - «заслуга хороших и преданных людей, которые, в отличие от московских политтехнологов, тоже сделали невозможное»…

Надо сказать, что оценки оппонентов Матвиенко в данном случае куда ближе к истине. Низкая явка на этих выборах (в 1996 году на выборах губернатора она составила около 60%, в 2000 году – 47%) была выгодна именно команде полпреда – все социологические опросы показывали, что при высокой явке шансы Матвиенко падают. В то же время данные социологов свидетельствовали, что при низкой явке она имеет шанс победить уже в первом туре. Поэтому штаб “основного кандидата” вполне сознательно работал на понижение явки избирателей.

Для этой цели у граждан создавали ощущение заведомой предрешенности результата выборов – чтобы те, кто мог проголосовать за альтернативных Матвиенко кандидатов, махнули на все рукой и на выборы просто не пошли. Для этого горожанам внушали, что надо “не выпендриваться”, дружно проголосовать и обойтись без лишних затрат на второй тур. Для этого им демонстрировали фантастические рейтинги “основного кандидата”. Для этого десятки заказных статей объясняли, насколько велики заслуги “основного кандидата” и насколько единодушна его поддержка ректорами вузов, директорами предприятий, деятелями культуры, науки, искусства и прочими представителями городской элиты, привычно служащими любой имеющейся власти…

Надо сказать, что манипуляция в значительной степени удалась. Данные явки показывают: большинство петербуржцев так и не поверило, что их голоса могут перевесить желание президента видеть губернатором именно Матвиенко. А не поверив, решило: выборы будут заведомо нечестными, а результат предрешен – не мытьем, так катаньем “основного кандидата” протащат в губернаторы. Снимут конкурентов, “вбросят” бюллетени, подсчитают голоса “как надо” и так далее. А раз так – не проще ли остаться дома?

Что же касается использования “административного ресурса”, то в последнюю неделю перед выборами он был “включен” на полную мощность. Тут-то и пригодилась проведенная за несколько месяцев до того массированная зачистка информационного поля: программы новостей всех основных телеканалов давали по нескольку “матвиенковских” сюжетов в течение каждого выпуска; ни о ком из альтернативных кандидатов при этом, естественно, ничего не говорилось.

В течение кампании постоянно проводились встречи, на которые для общения с “основным кандидатом” в актовые залы районных администраций строем приводили учителей, врачей или работников жилкомхоза, а на входе, как говорят очевидцы, представители соответствующих организаций и предприятий проверяли приходящих (или пригнанных) по “разнарядкам”, составленным в отделах кадров. При этом никто из других кандидатов на эти встречи категорически не допускался. А это, между прочим, запрещено законом, трактующим подобные методы как использование служебного положения.

В этих условиях, когда для всех граждан было очевидно, что закон для “основного кандидата” не писан и ему можно все то, что категорически нельзя другим, - не стоит удивляться, что интерес к выборам оказался достаточно мал.

Можно ли говорить, что демократы снова проиграли в Питере? Если исходить из того, что во второй тур вышли два кандидата, которых никак нельзя отнести к демократическим, – такой вывод возможен. Но демократический электорат никогда не составлял – даже в Петербурге - больше 30%. К тому же он никогда не отличался дисциплинированностью и, большей частью, не доходил до избирательных участков. Не дошел и на этот раз – за небольшим исключением. В качестве дезориентирующего фактора сработала и позиция СПС, который открыто поддержал Матвиенко. Что еще недавно трудно было себе представить, учитывая комсомольско-партийное прошлое полпреда…

Каковы перспективы?

Скорее всего, во втором туре (если не произойдет ничего экстраординарного), Матвиенко сохранит свое преимущество.

Во-первых, какая-то часть голосов избирателей, отданных в первом туре за других кандидатов, обязательно окажется на стороне Матвиенко. Даже в том случае, если все альтернативные кандидаты дружно призовут голосовать за Маркову. Но рассчитывать на эту консолидацию Анне Марковой не приходится. Хотя бы потому, что “Яблоко”, четыре с половиной года находящееся в оппозиции к питерской исполнительной власти, рассматривает вице-губернатора как прямую наследницу Владимира Яковлева и поддерживать ее не намерено. В “Яблоке” хорошо помнят, как команда Яковлева применяла против них “административный ресурс” во время прошлогодних выборов в Законодательное Собрание, открыто игнорируя закон и обеспечивая преимущество кандидатам, поддерживаемым из Смольного.

Во-вторых, явка во втором туре, как показывает практика, бывает еще ниже, чем в первом. Рассчитывать на то, что горожане вдруг массово предпочтут голосованию ногами кандидата “против всех”, достаточно трудно. А это означает, что перевес Матвиенко, скорее всего, только возрастет. "