Выборы 2016: фантазии партий на вольную тему экономики

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Поскольку этой осенью в России предстоят выборы, все участвующие в них политические партии подготовили свои предвыборные программы.

И в каждой имеются разделы, посвященные экономике и бизнесу.


Похоже, что наши политические партии играют в ролевую игру, подражая западной демократии: представим, что мы пришли к власти и наконец получили возможность влиять на правительственные решения, согласно нашей программе действий. Очевидно, что в парламенте, получившем нелестное прозвище «бешеный принтер», партийные программы большого значения не имеют.


Некоторые считают их агитационными материалами. «Выборы без предвыборной программы невозможны. Наличие программы позволяет к ней апеллировать во время предвыборных кампаний», – утверждает член федерального политсовета Партии роста, бывший министр экономики РФ Андрей Нечаев. Другое дело, что, по его же собственному признанию, «только 5% интеллектуальных и политизированных избирателей читают эти программы».


Хотя партийные программы и не являются планом действий, но, по крайней мере, они могут иметь информационное значение. По ним можно узнать, что творится в головах у нашей политической элиты и какие политические меры, с точки зрения депутатов, партийных функционеров и обслуживающих их пиарщиков, являются тем абсолютным добром, которое должно обязательно понравиться населению. В преддверии выборов «Ко» подготовил анализ экономических разделов предвыборных программ всех главных партий страны.


Много букв


Среди опубликованных программ самой обширной, но в то же время наименее содержательной, является программа правящей «Единой России» (ЕР). По сути, это длинный и демагогический перечень благопожеланий о том, что в стране все должно быть лучше, и партия обещает сделать так, чтобы стало лучше. Что именно и как нужно сделать – об этом ни слова. «Если описывать в двух словах предвыборную программу ЕР, то стоит сказать, что она наполнена огромным количеством лозунгов и популистских рассуждений, например: «Необходимо предотвратить повышение не только налогов, но и иных обязательных платежей, с помощью которых на граждан и предпринимательское сообщество подчас перекладываются издержки, связанные с недостаточной эффективностью государственного управления». Все прекрасно понимают необходимость этого, но конкретики нет и не будет», – констатирует вице-президент «Деловой России», член федерального политсовета Партии роста Татьяна Минеева.


Именно поэтому предвыборная программа ЕР не выполняет даже минимальной функции – информировать, какие законопроекты еще примут и какой будет повестка дня в будущую парламентскую каденцию. В том, что ЕР займет в шестой Думе большинство кресел, нет никаких сомнений, однако действия ее депутатов окажутся, как всегда, неприятным сюрпризом, в том числе и для них самих. В программе же можно прочесть ни к чему не обязывающие, но неизменно бодрые фразы: «Наши дальнейшие действия: обеспечить лидерство нашей страны на ключевых направлениях современного технологического развития».


Бессодержательность текста программы позволяет предположить, что квалифицированные экономисты над экономическим разделом программы не работали, и она стала результатом трудов партийных функционеров и профессиональных пиарщиков. Официально составлением этого документа занималась особая программная комиссия ЕР под председательством Дмитрия Медведева. Фактически руководил работой комиссии вице-спикер Госдумы Андрей Исаев, а экономический раздел программы составлялся под руководством бессменного главы налогового комитета Думы, адвоката Андрея Макарова. По словам последнего, в программе нашли отражение «тысячи предложений, поступивших от партийных организаций, бизнес-сообщества, просто людей».


При этом ЕР не совсем определилась со своей идентичностью: в тексте документа она то отождествляет себя с государственной властью, то парадоксальным образом встает в оппозицию к правительству. Например, в программе можно прочесть: «Мы категорически возражаем против осуществления бюджетной политики за счет непродуманного тотального урезания расходов. Необходимо строго придерживаться установки президента: сокращение расходов должно осуществляться исключительно за счет сокращения издержек и неэффективных расходов».


Остается непонятным, кто эти мы, кому они возражают, и почему эти возражения до сих пор не услышаны. Возникает иллюзия, что и президент, и правящая партия против снижения социальных расходов, но плохое правительство не слушает их, продолжая свое черное дело, хотя глава правительства Дмитрий Медведев является одновременно лидером ЕР. Впрочем, иногда в программу попадают просто отчеты о принятых правительством решениях – например, о создании на Дальнем Востоке территорий опережающего развития.


Понятна ирония политика Николая Травкина, обратившего внимание, что Дмитрий Медведев на съезде ЕР сказал, что партия «будет добиваться восстановления индексации пенсий в полном объеме уже со следующего года». Травкин назвал эту борьбу лидера партии с премьером борьбой нанайских мальчиков.


«Текстом предвыборной программы ЕР в полной мере подтвердила свою вспомогательную роль в системе российской власти – такого обилия ссылок на решения и указания президента Путина и премьера Медведева я не видел с конца 1970-х – начала 1980-х, когда без упоминания «лично Леонида Ильича Брежнева» ни о чем сказать нельзя было. Впрочем, этот момент является оборотной стороной деидеологизированности политической платформы ЕР – все сделанное властями подлежит восхвалению, а все обещанное ими раньше должно быть включено в программу без обсуждения», – констатирует известный экономист Сергей Алексашенко.


Некоторые разделы программы наводят на мысль, что ее авторы просто не знакомы с экономической реальностью, например, когда в программе формулируется такая цель, как «перераспределение налоговой нагрузки между отдельными отраслями экономики... имея в виду налоговое стимулирование несырьевых отраслей». Если авторы программы хотят стимулировать несырьевые отрасли, то они должны будут усиливать налоговую нагрузку на сырьевые отрасли. Однако в прошлые годы налоги на добывающую промышленность и так были повышены до предела, и в итоге правительство пришло к выводу, что развитие трудноизвлекаемых сырьевых запасов невозможно без налоговых льгот; в последние годы главным вопросом налоговой политики стали эти льготы для сырьевиков. Авторы программы обо всем этом не знают?


Иногда в экономической стратегии ЕР упоминаются действительно сложные, с трудом решаемые проблемы. Например, говорится, что «необходимо кардинально изменить положение, когда увеличение регионом своего налогового потенциала приводит к сокращению трансфертов из федерального бюджета». Однако путей решения не предлагается – ЕР в императивном тоне требует от кого-то разработать механизм разрешения этой коллизии.


И конечно же, единороссы ратуют за новую индустриализацию и увеличение роли перерабатываемой промышленности. Эта идея очень популярная в экспертных кругах, разделяемая большинством ведущих партий, но игнорирующая понятие постиндустриального развития и явно построенная на ностальгических воспоминаниях о промышленной мощи СССР.


Программа ЕР, безусловно, заставляет людей старшего поколения вспомнить о столь же малосодержательных и многословных программных документах КПСС, часами зачитываемых генсеками на съездах. Но эта программа как раз наоборот – не для внимательного чтения. Скорее, это некий must have: раз выборы – вот вам программа. Но смущает это далеко не всех.


«Программа ЕР отличается размытостью и непоследовательностью. Присутствует полный формализм в подходах к оценке деятельности государственного аппарата и отдельных министерств и ведомств, – полагает профессор факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Юрий Юденков. – ЕР отдает предпочтение государственному сектору экономики, все его действия считает правильными и в дальнейшем опять проецирует развитие монополизма крупных государственных естественных монополий».


Парламентская «оппозиция»


После состоящей из одной воды программы ЕР предвыборные документы других партий могут даже доставить некоторое удовольствие. По крайней мере, в них есть конкретика, обещания или требования определенных действий – жаль только, что эти требования совершенно виртуальные, ведь парламентская оппозиция не может добиваться принятия своих законопроектов. Именно поэтому требования, содержащиеся в этих программах, порою слишком радикальны. От них попахивает безответственностью политиков, знающих, что им не придется принимать реальные государственные решения.


Самой короткой, самой конкретной и наименее амбициозной партийной программой является предвыборный манифест «Справедливой России» (СР). Все свои желания партия Сергея Миронова выразила в концепциях 25 ключевых законопроектов. При этом экономический раздел программы эсэров удивительным образом отличается от аналогичных документов других партий тем, что справедливороссы даже не пытаются дать собственную стратегию экономического развития. Их вообще это не волнует. Они четко позиционируют себя как нишевую партию, которая должна решать только социальные вопросы. И поэтому экономика беспокоит соратников Сергея Миронова только постольку, поскольку она является источником пополнения казны для финансирования социальных расходов.


Для этого СР обещает ввести прогрессивное налогообложение, отменить льготы по НДС при экспорте сырья и монополизировать производство спирта. Граждане же будут освобождены от земельного налога с восьми соток. Венчается эта немудреная экономическая конструкция требованием запретить коллекторство и микрофинансовые организации.


«СР дает в предвыборной программе больше конкретики, – говорит Татьяна Минеева. – Вполне возможно, что это заинтересует отдельные категории электората, однако по сравнению с ЕР программа выглядит мелко. И если у ЕР программа излишне общая, тут есть конкретные предложения, на реализацию которых у партии просто может не хватить сил».


«Сильной стороной эсэров является краткость, которая, впрочем, в данном случае не является признаком таланта. Еще на прошлых выборах я обратил внимание на то, что программа СР сильно смещена влево, сильнее даже, чем у коммунистов, – отмечает Сергей Алексашенко. – Хорошо заметно, что программа эсэров в принципе оставляет в стороне проблемы экономического кризиса, роста, инвестиций, бюджетной политики – видимо, партия считает все эти материи слишком тонкими для своего избирателя и намерена завоевать свое место под солнцем благодаря набору популистских лозунгов. Впрочем, в российских политических реалиях такая позиция представляется вполне рациональной – власть эти лозунги не будут раздражать, а люмпенизированному избирателю они понравятся».


Дать всем и все


СР нельзя отказать в определенности – ее программа касается лишь узкого круга вопросов, но все они направлены на решение проблем беднейшего населения, причем предложенные решения соответствуют уровню понимания широких масс избирателей. Но нишу социальной партии – защитницы простого народа пытаются занять не только эсэры. Аналогичные требования в свои программы включили и либерал-демократы, и коммунисты. Вся парламентская оппозиция у нас социальная.


Программу партии Владимира Жириновского отличают стилистические особенности, характерные для ее эмоционального лидера – отсутствие внутренней логики и смелая готовность выдвигать самые решительные требования во всех направлениях сразу. Так, ЛДПР одновременно требует понизить налоги для бизнеса и повысить социальные выплаты для населения. Но программа партии Жириновского также делает акцент на социальных требованиях, а не на поддержке бизнеса.


Надо отдать должное жириновцам – свои предложения они формулируют коротко и по-деловому. Установить минимальную зарплату в 20 000 руб. Ограничить максимальную разницу в зарплатах в 10 раз. Установить двухлетние налоговые каникулы для всех начинающих предпринимателей. Ввести пятилетний мораторий на взимание сборов на капитальный ремонт. Страховать дольщиков строительства жилья за счет государства. Списать пенсионерам и малообеспеченным гражданам долги перед государством. Стимулировать развитие Сибири и Дальнего Востока: отменить там все налоги на пять лет, давать беспроцентный кредит на 20 лет на жилье и 5 га земли бесплатно.


Щедрой рукой Владимир Вольфович отменяет налоги, вводит льготы и предоставляет государственную помощь всем нуждающимся. И если Сергей Миронов хочет национализировать производства спирта, то Жириновский добавляет к спирту сахар, табак, а заодно всю тяжелую промышленность.


При этом, что особенно любопытно, самым оригинальным и профессиональным в программе ЛДПР является раздел, посвященный развитию туризма. Там, например, можно прочесть предложение брать на работу в Федеральное агентство по туризму и другие профильные ведомства только профессионалов индустрии. Важно: «Каждая путевка, проданная в России, должна содержать ID-номер, чтобы на сайте Ростуризма можно было ее проверить». Когда «Ко» предложил прокомментировать этот раздел представителей туристической отрасли, они отнеслись к нему в целом положительно. «Привлечение профессионалов от туризма, по крайней мере в качестве консультантов, действительно имеет смысл, при этом важно, чтобы это были представители крупных компаний, которые формируют рынок, обладают достаточными знаниями и могли бы изменить индустрию к лучшему», – заявил генеральный директор группы компаний «Аэроклуб» Денис Матюхин. «В целом представленная программа интересна и актуальна, но требует уточнений, указания сроков, а также перечисления действенных методов выполнения приведенных предложений», – прокомментировала туристическую главу предвыборного документа ЛДПР первый вице-президент Российского клуба финансовых директоров Тамара Касьянова.


Как отмечает Сергей Алексашенко, «ЛДПР не беспокоится по поводу идеологии, а готова искать свой электорат среди всех сегментов избирателей; такая широкая идеологическая программа позволит либерал-демократам находиться на плаву в будущем составе Госдумы, заявляя по каждому поводу: «Это мы предлагали в свое предвыборной программе».


И Ленин такой молодой!


Несмотря на то, что предложения ЛДПР чрезмерно щедры, каждое из них по отдельности не противоречит здравому смыслу, чего не скажешь о программных заявлениях коммунистов. Программа КПРФ с красивым названием «Десять шагов к достойной жизни» предполагает полное свертывание существующей в России экономической системы и замену ее чем-то, что должно очень напоминать экономику СССР. Практические предложения перемежаются в этом документе с очень эмоциональными пассажами про разрыв с центрами мирового капитализма, про «примитивную ложь правительства» и про «либеральный миф о частной собственности». Что касается практики, то она сводится к тому, что государство должно своими усилиями перестроить всю экономическую структуру в нужном направлении. Среди конкретных предложений: выход из ВТО, вывод золотовалютных резервов из иностранных активов, поддержка «народных и коллективных предприятий», а также резкое увеличение в ВВП доли промышленности, увеличение финансирования науки в разы, возрождение в деревне крупного сельхозпроизводства и социальной инфраструктуры, при этом обеспечение контроля за ценами на товары первой необходимости, топливо и лекарства.


Как и жириновцы, сторонники Геннадия Зюганова хотели бы одновременно наращивать госрасходы и снижать налоги: они предлагают вообще отменить НДС и резко снизить налоги на имущество и землю. Взамен предполагается введение, разумеется, прогрессивного подоходного налога и резкая растрата бюджетных резервов. О том, что авторы программы зачастую игнорируют реальность, нечего и говорить. Например, необходимость возрождения промышленности доказывается тем, что перерабатывающая промышленность составляет 83% ВВП Германии, хотя, по статистике, на всю промышленность приходится около 30% немецкого ВВП.


«Собственно предвыборная программа КПРФ также не менялась все эти годы, – говорит политолог Юрий Якорь. – Отмена плоской шкалы подоходного налога (хотя именно такая шкала вывела бизнес из тени), национализация предприятий (в интересах своих лидеров), восхваление сталинских репрессий. Все это было в программах компартии и в 2003 г., и в 2007-м, и в 2011-м и будет сейчас, в 2016-м».


Либералы у входа в Думу


Четыре партии, о которых говорилось выше, имеют реальные шансы попасть в шестую Думу. Кроме них, есть еще немало партий, которые будут участвовать в выборах без надежды пройти в парламент, и самые известные из них – это «Яблоко» и Партия роста бизнес-омбудсмена Бориса Титова. Обе партии можно назвать либеральными, но с натяжкой и множеством оговорок. Во всяком случае, от них можно было бы ждать более уважительного отношения к бизнесу и более осторожного и квалифицированного отношения к разработке экономических предложений.


Однако программа «Яблока» также страдает не очень высоким уровнем конкретности и часто сводится к набору энергичных благопожеланий. Общий характер этих посланий вполне определенный – «Яблоко» ратует за конкурентную, прозрачную рыночную экономику с ограниченным участием государства. Как сказала председатель партии Эмилия Слабунова, «Яблоко» – это партия европейского выбора. Яблочники поднимают вопросы, до которых нет дела нынешним парламентским партиям. Например, их волнует «защита прав массового собственника – миноритарных акционеров, владельцев квартир, сельских домов, земельных участков и т.д.». После сноса киосков в Москве и дач в Подмосковье по требованию «Газпрома» эта тема, несомненно, актуальная.


Тема прозрачности в деятельности госструктур также ни одну из сидящих в Думе партий не интересует, а «Яблоко» развертывает довольно большой блок, посвященный этой проблеме: сторонники Григория Явлинского требуют прозрачных торгов, публикации информации обо всех затратах естественных монополий, прозрачной процедуры утверждения тарифов монополий. Особый акцент «Яблоко» делает на поддержку малого бизнеса и ликвидацию преимуществ крупного – например, в форме создания рынков.


«Яблоку» на этих выборах повезло – партии представился шанс стать центром притяжения для голосов той части электората, которой активно не нравится то, что происходит в экономике страны, и которая считает, что европейский путь развития является правильным рецептом для России в целом и для ее экономики, в частности. Собственно говоря, экономическая часть программы «Яблока» говорит именно об этом, говорит подробно, с перечислением всех имеющихся проблем и возможных путей их решения, но… Прочитав эту программу, я так и не понял системы приоритетов партии. Где те 5–7 ключевых идей (законопроектов), с которыми партия хочет войти в Думу?» – задается вопросом Сергей Алексашенко.


Принятый яблочниками лозунг социальной экономики нашел свое выражение в таком предложении, как «массовая бесплатная передача земли с инфраструктурой в частную собственность с целевым назначением под застройку семейными домами». В то же время в таких вопросах, как поддержка высокотехнологичного производства, а также усиленное строительство дорог и инфраструктуры, «Яблоко» дальше конкурентов не идет.


«Программа «Яблока» представляет собой невнятный список лозунгов. Он достаточно полно описывает проблемы российской экономики, но конкретных шагов нет, есть только отсылки к тому, что партия что-то разработала и даст гражданам твердые гарантии», – считает Татьяна Минеева.


Лояльные и радикальные


Лидеры «Яблока» разделяют многие убеждения либералов в сфере экономической политики, но своей целевой аудиторией партия, скорее, считает людей с невысоким уровнем дохода, хотя и образованных. Социально-демократический крен отражается, например, в обещании повышения минимальной зарплаты. В отличие от «Яблока», Партия роста (ПР) сразу же позиционирует себя как партия бизнеса и в своей программе использует старые наработки бизнес-ассоциаций, аппарата бизнес-омбудсмена и Столыпинского клуба. Главным стратегическим документом партии является доклад Столыпинского клуба «Экономика роста», который иногда называют программой Титова–Глазьева. Авторов этого доклада часто упрекают в стремлении профинансировать рост, включив печатный станок.


Согласно программе ПР, преобразования в экономике должны начаться с учреждения Администрации роста – особого, наделенного чрезвычайными полномочиями органа. Хотя бизнес-омбудсмен подчеркивает свою лояльность к президенту, намеченные направления деятельности этой администрации фактически должны отменить важнейшие итоги правления Владимира Путина. В частности, Администрация роста должна позаботиться о том, чтобы прекратить проверки бизнеса, резко сократить количество уголовных дел против предпринимателей, ввести независимость суда, свободу Интернета и перезагрузить международные отношения. Всего-то навсего. Хотя и ПР не удерживается от необеспеченных обещаний раздать все и всем: ежегодно выдавать реальному сектору экономики 1,5 трлн руб. долгосрочных и дешевых кредитов, на пять лет освобождать от налогов новые предприятия, выдавать всем ипотеку не больше чем под 10%. И как все другие партии, ПР тоже ратует за новую индустриализацию.


Президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов сказал, что в программе ПР есть достаточно проработанные и содержательные экономические подходы, и поэтому главная проблема партии – не программа, а отсутствие узнаваемых лидеров. В то же время экс-председатель «Правого дела» Вячеслав Маратканов отмечает непонятность программы широкому избирателю. «Пункты программы, где говорится про «дефляторы» и т.д., непонятны обывателю, – убежден он. – Ему понятнее политические и социальные лозунги».


В целом очевидно, что политическая ситуация сильно влияет на формирование пакета предвыборных обещаний. И дело здесь не в возможности и желании что-то исправить. Нашим политическим партиям не придется проводить ответственную политику, поэтому им не нужны сбалансированные стратегии. Политики могут себе позволить выражать в своих программах любые мечты, но даже мечты у них часто смехотворны и неконкретны.


«Во всех программных заявлениях нет ничего уникального – если поменять названия партий, никто и не заметит, – утверждает управляющий партнер Management Development Group Дмитрий Потапенко. – Примерно как в «Пятерочке» и «Магните» – если поменять местами вывески, никто не увидит разницу. В программах очень мало конкретики! До тех пор, пока будут абстрактные рассуждения, ничего не будет происходить в экономике, а конкретики они боятся, потому что хотят охватить весь народ, а это неправильно. У большинства политиков стоит задача высказать 10 заповедей и никого не обидеть, а надо все-таки на чем-то концентрироваться».


Важнейшие пункты предвыборных программ главных политических партий РФ


«Единая Россия»


  • Промышленная политика – политика поддержки наиболее успешных компаний, что ведет к созданию компаний – национальных чемпионов, российских компаний, производящих продукцию мирового уровня
  • Обеспечить лидирующую роль государства в осуществлении инфраструктурных проектов
  • Повышение эффективности госкомпаний должно стать критерием для принятия приватизационных решений. Снижение доли государства в экономике должно происходить не за счет сокращения госинвестиций, а за счет быстрого роста инвестиций бизнеса
  • Наведение порядка в банковском секторе
  • Постепенный переход в среднесрочной перспективе к снижению совокупной налоговой нагрузки


«Справедливая Россия»


  • Национализация производства спирта
  • Запрет продажи долгов коллекторам. Запрет ростовщических микрофинансовых организаций
  • Прогрессивный налог на доходы физлиц.
  • Отмена льгот по НДС для экспортеров сырья.
  • Отмена земельного налога для восьми соток


ЛДПР


  • На три года снизить НДС до 10% для предприятий машиностроения, легкой и пищевой промышленности; дополнительно снизить налоги для производителей с высокой добавленной стоимостью
  • Ускоренными темпами развивать транспортную инфраструктуру
  • Заморозить на два года долги фермеров и сельхозпредприятий. Продлить контрсанкции на пять лет
  • Национализировать тяжелую промышленность, производство сахара, спирта, табака
  • Запретить вывоз валюты за рубеж. Снизить ставку целевого кредитования предприятий до 4%
  • Ввести двухлетние налоговые каникулы для начинающих предпринимателей.
  • Оставлять регионам 60% налогов.
  • Отменить все налоги в Сибири и на Дальнем Востоке на пять лет


КПРФ


  • Долю обрабатывающей промышленности в ВВП предстоит поднять до 70–80%
  • Возродить в деревне крупное сельхозпроизводство и социальную инфраструктуру. Направлять на поддержку агропрома не менее 10% бюджетных расходов
  • Всемерная поддержка народных и коллективных предприятий. Государственная монополия на производство спиртосодержащей продукции
  • Контроль государства над банковской системой и валютными операциями. Использование ЗВР, средств ФНБ и Резервного фонда для собственного развития
  • Отмена НДС, налога на имущество и поселенческую землю.
  • Введение прогрессивного НДФЛ


«Яблоко»


  • Активная промышленная политика.
  • Законодательное стимулирование инвестиций в новейшие научно-технические направления и отрасли промышленности
  • Выделение на создание инфраструктуры 14 трлн руб. в течение семи лет – в основном из резервных фондов
  • Закрепление прав собственности сельских тружеников на земельные участки.
  • Проверка законности сделок по скупке земельных долей.
  • Создание земельных банков для работы с малым агробизнесом
  • Создание налогообложения, стимулирующего развитие производственного сектора и перенос налоговой нагрузки на сырьевые отрасли, потребление предметов роскоши, табак и алкоголь

Ссылки

Источник публикации