Выделение квот Волошину одобрял лично Хусейн

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Бывший вице-президент Ирака Рамадан утверждал, что выделение квот Волошину одобрял лично Хусейн

По оценке подкомитета, всего через Исакова и Волошина "президентский совет" мог получить $2,983 млн.

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::20.05.2005, Фото: feldpost.ru

Наш человек в Багдаде

Ольга Проскурнина, Александр Беккер, Екатерина Дербилова, Василий Кашин

Converted 18888.jpg

Сергей Исаков

Владелец Русской инженерной компании Сергей Исаков в понедельник проснулся знаменитым. Подкомитет сената США, расследующий злоупотребления при торговле иракской нефтью, назвал его одним из ключевых посредников между Саддамом Хусейном и Кремлем. Исакова не радует всемирная слава, ведь сенаторы все переврали.

Русская инженерная компания располагается в трехэтажном особняке за высоким забором в Отрадном. Вывески нет ни на здании, ни на заборе. 43-летний Исаков, “близкий друг экс-главы президентского совета Александра Волошина”, как именуют его американские сенаторы, работает на 3-м этаже. Вдоль лестницы, ведущей в кабинет хозяина, висят фотографии из мирной иракской жизни. Кабинет Исакова украшают вымпелы спецподразделений ФСБ и морская атрибутика. “К ФСБ я отношения не имею, это от моих друзей. А сам я в молодости был моряком”, — объясняет хозяин.

“Чем заинтересовал Ирак? Красивая страна, богатая история. Все-таки Месопотамия”, — с удовольствием перечисляет он.

Исаков, по его словам, впервые очутился в Ираке семь с половиной лет назад. В декабре 1997 г. депутаты Госдумы — коммунисты и члены ЛДПР — решили проведать Саддама Хусейна. Исаков помогал организовать их поездку в Багдад вместе с партнерами по “Внуковским авиалиниям” — тогда он был совладельцем и заместителем гендиректора этой компании.

“Тогда воздушное пространство Ирака находилось в блокаде, с 1990 г. туда вообще не летали самолеты”, — рассказывает Исаков. Регулярные пассажирские рейсы в Ирак были запрещены после вторжения в Кувейт, а для полетов чартерных самолетов нужны были разрешения Комитета по санкциям СБ ООН и стран, предоставлявших воздушный коридор, — Турции или Ирана. “Мы добрались по воздуху до Ирана, а потом — по земле до Ирака”, — вспоминает Исаков.

“Мы с ним [Исаковым] летали [в Ирак] чартерными рейсами, он хотел наладить регулярное авиасообщение Москва — Багдад — Москва, а я ему хотел помочь, как и другим бизнесменам”, — передал через свою пресс-службу лидер ЛДПР Владимир Жириновский. “Велись переговоры с Министерством гражданской авиации Ирака. Но с этой линией так ничего и не получилось”, — рассказывает Жириновский.

Приезд российских политиков оказался манной небесной для Хусейна, чей режим находился практически в полной международной изоляции. Исаков тоже съездил не напрасно — в Багдаде он познакомился с вице-премьером Ирака Тариком Азизом, который отвечал за внешнюю политику. “Азиз поспорил со мной на бутылку французского коньяка, что мне не удастся открыть регулярное авиасообщение с Багдадом, и проиграл — первый рейс мы сделали через две недели после спора, а в начале 1998 г. "Внуковские авиалинии" организовали 20 авиарейсов в Багдад”. По словам Исакова, полеты финансировались акционерами “Внуковских авиалиний”. Вслед за “Внучкой” потянулись и другие: в 2000 г. о возобновлении рейсов в Ирак заявил “Аэрофлот”, а в 2002 г. туда начала регулярно летать сирийская авиакомпания Syrian Airlines.

Друг Жириновского, партнер Суринова

Уроженец Орловской области Исаков занялся бизнесом в 1991 г., создав вместе с партнерами авиакомпанию “Орел-авиа”. Позднее “Орел-авиа” вошла в финансово-промышленную группу “Российский авиаконсорциум”, которую контролировал Татевос Суринов.

Параллельно Исаков занимался политикой — возглавлял Орловское региональное отделение ЛДПР, несколько раз баллотировался на думских и губернаторских выборах в разных регионах. Исаков называет себя давним другом Жириновского. А в 1993 г. он был доверенным лицом кандидата в орловские губернаторы Егора Строева. Вспоминать то время Исаков не любит — между Строевым и его доверенным лицом пробежала черная кошка. Предприниматель был арестован по подозрению в финансовых злоупотреблениях и провел под следствием два года, после чего получил условный срок такой же продолжительности и был амнистирован.

В 1995 г. авиаконсорциум Суринова, партнером которого стал Исаков, купил у государства на инвестконкурсе 41,4% акций авиакомпании “Внуковские авиалинии”, после чего довел долю в компании до 70%. В 1999 г. Исаков вышел из этого проекта, продав свою долю партнерам. Суринов с октября 2004 г. находится под арестом по делу о приватизации Казанского аэропорта.

“Интересное дело”

Исаков объясняет свой уход из “Внуковских авиалиний” тем, что осознал “бесперспективность развития отечественной авиапромышленности”. “На меня никто не давил, я просто продал акции и переключился на более интересное дело”, — говорит он. Главным для Исакова стал бизнес с правительством Хусейна.

Основной формой экономических контактов саддамовского Ирака с внешним миром стала к тому времени знаменитая программа ООН “Нефть в обмен на продовольствие”. Чтобы Хусейн не мог укреплять свою армию или создать оружие массового поражения, внешняя торговля Ирака была взята под контроль международных чиновников: на выручку от продажи нефти Багдад мог приобретать медикаменты, продовольствие и — по специальному разрешению чиновников ООН — другие товары невоенного назначения. По оценке ООН, всего Ирак с 1996-2003 гг. продал своей нефти на $64,2 млрд.

Исаков открыл в Багдаде представительство своей Русской инженерной компании (РИК). С 1999 г. по весну 2003 г., когда войска антисаддамовской коалиции вторглись в страну, компания Исакова заключила контракты с иракскими госорганизациями “примерно на $500 млн” — по его оценке, это примерно четвертая часть от суммы всех контрактов, заключенных в Ираке российскими компаниями. Реальную выручку РИК Исаков не называет, но, по данным независимого комитета ООН по расследованию программы “Нефть в обмен…”, между 7-й и 13-й фазами программы, или с декабря 1999 г. по июнь 2003 г., РИК продала Ираку товаров на $121 млн.

Свои успехи в Ираке Исаков объясняет хорошими отношениями с иракским руководством. По его словам, он был знаком со всей верхушкой — самим Хусейном, вице-президентом Тахой Ясином Рамаданом, который отвечал за экономику, министром нефти Амиром Рашидом.

Исаков поставлял в Ирак машины и оборудование. Он получил контракты на реконструкцию нефтяной платформы в Персидском заливе, разрушенной во время “Бури в пустыне”, и подъем со дна залива 70 кораблей, затопленных тогда же.

Исаков зарабатывал не только на импорте в Ирак, но и на экспорте иракской нефти. Благодаря этому в мае 2005 г. он прославился на весь мир.

“Нефть в обмен на влияние”

После того как режим Саддама пал, победители приступили к поиску злоупотреблений со стороны лиц и компаний, торговавших иракской нефтью в период между двумя военными операциями — “Бурей в пустыне” и “Шоком и трепетом”. В поле зрения оказались политики и целые страны, возражавшие против вторжения в Ирак. В октябре прошлого года Центральное разведывательное управление опубликовало доклад об иностранных лоббистах, получавших от Саддама квоты на экспорт нефти. В числе лоббистов Ирака в нем впервые был упомянут экс-руководитель администрации российского президента “г-н Веллошин”.

А 16 мая доклад о гешефтах россиян с Хусейном обнародовал подкомитет по расследованиям комитета по национальной безопасности сената США. Сенаторы утверждают, что Хусейн не жалел нефти на то, чтобы заручиться расположением российских политиков. Со ссылкой на показания Азиза подкомитету, крупным получателем нефтяных квот авторы доклада называют партию “Единство”, но главная мишень — “Александр Стальевич Волошин”. В показаниях комитету бывший вице-президент Ирака Рамадан утверждал, что выделение квот Волошину одобрял лично Хусейн. Сенаторы ссылаются и на неназванного чиновника саддамовского правительства — по его словам, часть квот в адрес “президентского совета” направлялась через Исакова, которого чиновник считает “другом Волошина”. Это единственный источник информации о связях между Исаковым и Волошиным, который приводится в докладе. Но Том Стюард, пресс-секретарь главы сенатского подкомитета Норма Коулмана, отказался раскрыть его имя: “Мы не можем сообщить имена иракских чиновников, которые нам сообщили о связях Волошина и Исакова, — если чиновник не упомянут в докладе по имени, значит, у нас есть опасения за его безопасность”.

По оценке подкомитета, всего через Исакова и Волошина “президентский совет” мог получить $2,983 млн прибыли. Часть прибыли от перепродажи квот, полагают сенаторы, в обход санкций была возвращена в виде отката Багдаду — эту сумму американцы оценивают в $5,622 млн.

Под влиянием Волошина “президентский совет”, убеждены сенаторы, влиял на российскую политику в отношении Ирака и Россия блокировала в Совете Безопасности ООН американо-британские инициативы по укреплению режима санкций против Ирака и усилению контроля над программой “Нефть в обмен на продовольствие”.

Это расследование уже принесло неприятности соратникам бывшего министра внутренних дел Франции Шарлю Паскуа, которого тоже обвиняли в получении квот от Хусейна. В апреле французская полиция приступила к допросам его помощника Бернара Гийе, которого сенаторы назвали посредником между Паскуа и свергнутым иракским режимом.

Ничего общего

“Имя Волошина я слышал только по телевизору, — удивляется Исаков. — Думаю, что и он не догадывается о моем существовании”. Наотрез отрицает знакомство с Исаковым и сам Волошин. “Мне эта ситуация неприятна с репутационной точки зрения, поэтому хотелось бы, чтобы в ней разобрались”, — сказал бывший “серый кардинал” Кремля (так его характеризуют авторы доклада).

Ни к Исакову, ни к Волошину никто из членов подкомитета за разъяснениями не обращался. По словам Стюарда, это обычная практика подкомитета: сенаторы не выходят на прямой контакт с иностранными чиновниками, которые становятся объектами расследований, но информируют о результатах соответствующие посольства.

Исаков признает, что депутаты ЛДПР, посещавшие Ирак, по его просьбе лоббировали закупки самолетов Ту-204, на поставки которых у “Российского авиаконсорциума” (РАК) были полномочия от правительства. “Это нормальная практика — интересы Boeing, например, лоббировали президенты Рейган и Буш”, — говорит он. Иракское правительство в 1998 г. подписало соглашение с РАК на поставку 12 авиалайнеров, которое, впрочем, не было исполнено. Жириновский и другие политики вполне могли заниматься продвижением интересов российских компаний в Ираке, говорит бывший посол России в Ираке Александр Шеин. Но Волошина в их числе точно не было, добавляет дипломат. “Волошин не имеет никакого отношения ни к Ираку, ни к Исакову”, — утверждает знакомый с бизнесменом Шеин.

То, что российские компании получали примерно треть всех поставок нефти по программе ООН, Исаков считает справедливым. Столько же доставалось французским и китайским компаниям. Три страны боролись против экономической блокады Ирака со стороны США и Великобритании — вот и вся интрига, убежден Исаков.

И вообще американцы не там роют, полагает руководитель другой российской компании, продававшей нефть Саддама. “За экспортом нефти контроль ООН был жесткий, а вот основные выгоды получали компании на поставках в Ирак гуманитарной помощи и оборудования”, — утверждает он.

Сигары для Михаила Азиза

Несмотря на все передряги, Исаков по-прежнему “в бизнесе”. “Мы были единственные из иностранных компаний, кто не прекратил работу своего представительства в Багдаде во время бомбежек”, — гордится он. Сам предприниматель посещает Ирак примерно раз в месяц и изменил этому обыкновению только во время боевых действий. “Прилетел сразу после взятия Багдада [американскими войсками]”, — добавляет он.

В 2004 г. Русская инженерная компания поставила в Ирак 5000 автомобилей “Волга” и 1000 Mercedes. Сейчас компания ремонтирует электростанцию в Басре и собирается участвовать в тендерах на ремонт НПЗ в районе Басры и Багдада. “Из российских компаний в Ираке присутствуем только мы и "Интерэнергосервис", — рассказывает Исаков. — Конкуренции мы не ощущаем — западный бизнес в послевоенный Ирак не рвется, здесь взрывают, похищают людей”. 50 сотрудников компании охраняют в Ираке бывшие спецназовцы из службы безопасности РИК, которые раньше работали в “Орел-авиа”.

Уже два года Исакову не удается сделать передачу Азизу, который сидит в тюрьме в аэропорту Багдада. “Там всего лишь коробка сигар (он страстный курильщик), православная икона и Библия. Ведь Азиз — христианин, его христианское имя — Михаил. Но Международный Красный Крест отказывается, ссылаясь на некий запрет”, — сетует предприниматель.