Вынужденные переселенцы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Вынужденные переселенцы Кого куда назначили?

" Вице-премьер по “социалке” Валентина МАТВИЕНКО - полпред президента

     в Северо-Западном округе
     Полпред президента в СЗО Виктор ЧЕРКЕСОВ - глава Госкомитета
     по контролю за незаконным оборотом наркотических и психотропных веществ
     Гендиректор ФАПСИ Владимир МАТЮХИН - глава нового Госкомитета 
     по государственному оборонному заказу при МО в ранге первого замминистра обороны
     Директор ФСНП Михаил ФРАДКОВ - полномочный представитель в Европейском сообществе в ранге министра
     Директор ФПС Константин ТОЦКИЙ - представитель РФ при НАТО
     Грачи прилетели — значит, Путин будет скоро менять министров. О такой примете заговорили в российских политических кругах. Перетряхивать высшие эшелоны власти президент предпочитает именно в марте. В 2001 году, например, было сменено руководство силовых ведомств. А вчера грянули новые, очень неожиданные перестановки. 
     Если отвлечься от кадровых нюансов, то главный результат вчерашних перемен — это резкое усиление ФСБ. В начале 90-х Ельцин и Бакатин раздробили КГБ на несколько кусков. Например, самостоятельность получили пограничная служба и ведомство правительственной связи. А вчера Путин вновь подчинил эти конторы руководителю Лубянки. Осталось лишь вернуть в лоно материнской структуры Службу внешней разведки и ФСО. И тогда — в организационном отношении — ФСБ Патрушева будет мало чем отличаться от КГБ Андропова. Наверное, это правильно — сильной стране нужна сильная спецслужба, а не несколько разрозненных ведомств.
     Вторая цель Кремля была менее глобальна: посадить в кресло губернатора Санкт-Петербурга “своего человека”... 
ВАЛЕНТИНА МАТВИЕНКО 
     Переезд бывшей “королевы социалки” Валентины Матвиенко на берега Невы — она вчера стала полпредом Путина в Северо-Западном округе — эксперты связывают с одним хорошо известным в политбомонде качеством президента: Путин любит доводить свои планы до логического завершения. Препятствия могут заставить ВВП временно отказаться от какой-то идеи. Но как только ситуация стабилизируется, Владимир Владимирович обязательно к ней возвращается. В начале 2000 года и.о. президента Путин решил, что Владимир Яковлев должен покинуть кресло губернатора Санкт-Петербурга. Нелюбовь ВВП к хозяину Питера общеизвестна — Путин считает его виновным в травле своего политического учителя Собчака. 
     Официальным кандидатом в новые питерские воеводы в Кремле утвердили тогда Валентину Матвиенко. Но ее избирательная кампания закончилась, едва начавшись. Всем стало ясно, что позиции Яковлева на невских берегах слишком сильны. Путин был вынужден наступить на горло собственной песне и благословить переизбрание своего врага. 
     Но в последние три года кольцо вокруг Яковлева постоянно сжималось. Его замы регулярно попадали под следствие. Уставной суд Петербурга отказал губернатору в праве переизбрания на третий срок. А недавно Яковлев полностью потерял контроль над городским парламентом. И вот за год до новых выборов на “историческую родину” вновь приезжает Валентина Матвиенко. Все эксперты уверены, что по новому плану Кремля пост президентского полпреда должен стать для Валентины Ивановны лишь трамплином в губернаторское кресло. 
     Впрочем, ясно, что новая воеводская гонка будет для Матвиенко не менее тяжелой, чем предыдущая. Не исключено даже, что в конце концов Кремлю все-таки придется сделать ставку на другого кандидата. До сих пор со счетов не снимаются кандидатуры Сергея Миронова и Бориса Грызлова. 
     Всех чиновников интересовало, кто же станет новым вице-премьером по социалке. Фаворитом вчера считался председатель Пенсионного фонда РФ Михаил Зурабов. Этот бывший бизнесмен успел завоевать себе репутацию вполне компетентного спеца. Главная сила Зурабова — в его связях. Он близок к “старосемейному” кремлевскому клану. Шеф президентской администрации Волошин, например, в Зурабове просто души не чает. Кроме того, у главы Пенсионного фонда сложились и хорошие отношения лично с Путиным. Но не исключено, конечно, что будет принято и совершенно неожиданное кадровое решение. 
ВИКТОР ЧЕРКЕСОВ 
     Между тем экс-полпред президента в Северо-Западном округе Виктор Черкесов собирается в Москву — он, как известно, назначен главой нового Госкомитета по контролю за незаконным оборотом наркотических и психотропных веществ. Интересно, что еще на прошлой неделе слухмейкеры прочили Черкесова в кресло начальника Федеральной службы расследований — русского аналога ФБР. Однако законопроект о создании этой структуры еще не рассматривался в Госдуме, не говоря уже о Совете Федерации и Кремле. Одни эксперты утверждают, что Черкесов стал жертвой аппаратных игр и получил гораздо менее лакомый пост, чем хотел. По мнению других, вновь созданный Госкомитет, в ведение которого перешли все немалые ресурсы налоговой полиции, быстро станет реальной силой в государстве. 
ПОГРАНИЧНИКИ 
     В ФПС известие о новом статусе погранвойск и переводе Константина Тоцкого восприняли как гром среди ясного неба.
     — Ничто не говорило о перестановках, — признался наш источник в штабе пограничников. — Сегодня ближе к обеду Тоцкий должен был вылететь в Бишкек на 46-е заседание командующих погранвойсками СНГ, а перед этим отправился в Кремль. Сопровождающие ждали директора на аэродроме, когда сообщили о новых назначениях...
     Тем не менее слухи о возможной замене Константина Тоцкого на Владимира Проничева ходили давно. В прошлом году на пресс-конференции журналисты просили директора ФПС их прокомментировать. Тоцкий ответил: “Не надо ссорить меня с другом”. О личных отношениях генералов, впрочем, известно немного — оба не афишировали дружбу. 
     Тем не менее случайным человеком в ФПС Проничева не назовешь. Достаточно вспомнить, что 50-летний генерал-полковник ФСБ в свое время окончил в Алма-Ате погранучилище, а в Москве — погранотделение академии имени Фрунзе и даже стал командующим округом. 
     Пока в ФПС не знают, радоваться или грустить по поводу перевода в Федеральную службу безопасности. “Все зависит от статуса, который мы получим в ФСБ, — говорят офицеры. — Оптимальный вариант — самостоятельный пограничный главк в системе госбезопасности и должность замдиректора ФСБ у нового командира. Если же эфэсбэшники задвинут нас на второй план и начнут кадровую чехарду — хорошего не жди”. Что до Константина Тоцкого, его назначение постоянным представителем РФ в НАТО однозначно воспринимается бывшими подчиненными как почетная ссылка. 
ВОЗВРАЩЕНИЕ НА ЛУБЯНКУ 
     Сразу три федеральные спецслужбы почили вчера в бозе. Примечательно, что одна из них — служба налоговой полиции — не дожила до своего 11-летия ровно неделю.
     Слухи об объединении разлученных некогда спецслужб ходили не первый год. Особенно активизировались они после прихода Владимира Путина. Тогда говорилось, что Путин, как бывший чекист, намерен воссоздать Лубянку в прежнем, дореформенном объеме. Потребовалось три года, чтобы домыслы превратились в реальность.
     Вчерашнее известие вызвало неоднозначную реакцию. С одной стороны, все понимают, что разделенные обломки КГБ гораздо менее эффективны, чем единый мощный кулак. С другой — любые реформы сопряжены с массовыми увольнениями. 
     На сегодняшний день никто до конца еще не знает, каким образом будет происходить передача “наследства”. Самая прозрачная перспектива — у пограничников, которые переходят в подчинение ФСБ. Им даже не придется никуда переезжать — с советских времен ФПС занимает три подъезда в знаменитом здании на Лубянке. Несмотря на то что 10 лет погранслужба существовала как самостоятельное ведомство, она по-прежнему воспринималась как некий филиал ФСБ. Дошло до того, что здесь было даже упразднено Управление собственной безопасности — неизменный элемент любой спецслужбы. С согласия директора Константина Тоцкого забота о чистоте пограничных рядов была отдана на откуп ФСБ. 
     Намного сложнее ситуация с ФАПСИ. Это ведомство появилось на свет в 91-м, по аналогии с американским Агентством национальной безопасности. Основу ФАПСИ составили три управления КГБ. Тогдашний директор агентства Александр Старовойтов всячески убеждал руководство страны, что информационной и технической безопасности должно заниматься самостоятельное ведомство, дабы президент мог получать информацию из независимых источников. И хотя очень скоро стало ясно, что ФАПСИ во многом дублирует и ФСБ и СВР, красноречие делало свое дело. В результате число генералов ФАПСИ выросло в 18 (!) раз. Непомерно раздулся аппарат и вспомогательных служб. 
     Пока из президентского выступления не явствует, как именно реформируют ФАПСИ. Путин сказал лишь о том, что часть подразделений будет переведена в ФСБ, а часть — в Министерство обороны. Рискнем предположить, что военному ведомству отойдут лишь войска правительственной связи (это где-то 11 тысяч человек). Они сольются с существующими уже армейскими войсками связи, благо цели их и принципы мало отличаются друг от друга. А оперативные подразделения — радиоэлектронная разведка, правительственная связь, Управление безопасности связи — войдут в систему ФСБ на правах самостоятельных управлений (скорее всего их будет два)... 
     Итак, долгожданный возврат “блудных сынов” в материнское лоно Лубянки совершился. Радость чекистов обусловлена еще и тем, что у них вновь появятся собственные войска (пограничные и радиоэлектронной разведки). 
     Налоговая полиция — дело другое. Функции этой службы передаются в МВД. Вся материальная база (здания, дома отдыха, гаражи и т.д.) переходит Госкомитету по контролю за незаконным оборотом наркотических и психотропных веществ (новосозданной спецслужбе, о появлении которой тоже вчера объявил президент). 
     Первый директор налоговой полиции и создатель ее Сергей Алмазов решением таким крайне озадачен. 
     — Конечно, я не знаю всех мотивов, которыми руководствовался президент при упразднении ФСНП, — говорит Алмазов. — Но в первую очередь надо спрашивать с тех, кто доруководился до того, что самостоятельная налоговая полиция стала не нужна. По крайней мере, когда я работал, служба набирала обороты и активно пополняла казну. 
     Между тем “доруководившихся” чиновников президент наказывать не намерен. В привычной нынче кремлевской манере их отправляют в почетную ссылку. Директор ФСНП Михаил Фрадков назначен уже полпредом в ЕЭС (в ранге министра). Директор ФПС Константин Тоцкий — представителем России в НАТО. Гендиректор ФАПСИ Владимир Матюхин — первым зам. министра обороны. Одновременно Матюхин возглавит и еще одно новоявленное ведомство — Госкомитет по гособоронзаказу. 
     И в этом, кстати, кроется определенная интрига. Дело в том, что в Минобороны уже существует система гособоронзаказа. Ее возглавляет начальник вооружений и одновременно зам. министра Алексей Московский. С учетом явления Матюхина, Московский становится лишним. И это крайне на руку начальнику Генштаба Анатолию Квашнину, который, как говорят, находится с зам. министра в “контрах”. Таким образом, Кремль одним махом решает сразу несколько проблем: трудоустраивает верного генерала Матюхина. И нейтрализует зарвавшегося чиновника... 
     ...Когда-то одно только упоминание о воссоздании КГБ приводило властей предержащих в исступление. Они боялись КГБ пуще огня. 
     Времена изменились. Государственность сегодня в моде... 
Вчерашние перестановки для “МК” прокомментировали: 
     Николай КОВАЛЕВ, экс-глава ФСБ, председатель думской Комиссии по противодействию коррупции: 
     — Произошло то, что давно ожидалось и обсуждалось в среде профессионалов. Это — шаг в правильном направлении, попытка собрать все яйца в одну корзину. В свое время, когда многие ведомства получили право вести оперативно-розыскную деятельность, произошло распыление сил и средств. Все стало сводиться к противостоянию между различными ведомствами, конкуренции между ними. Это существенно ослабило эффективность борьбы с организованной преступностью и коррупцией, в том числе и с коррупцией в самих этих ведомствах. В такой обстановке информация, получаемая президентом по линии разных ведомств, иногда противоречила друг другу, и проверить ее достоверность было невозможно.
     Но без существенных изменений в законодательстве считать реформу окончательно оформившейся нельзя. Потребуется внесение изменений в закон о Федеральной пограничной службе, об оперативно-розыскной деятельности, ФАПСИ и другие документы. Сколько времени займет принятие этих законов — сказать пока трудно.
     Что касается создания специального Комитета по борьбе с оборотом наркотиков — эта мера давно назрела и является необходимостью для государства, которое стремится себя сохранить, заботится о своем будущем.
     Генерал армии Валентин ВАРЕННИКОВ: 
     — У нас в прошлом, я имею в виду Советский Союз, был уникальный государственный орган — Комитет государственной безопасности. Сейчас все вспоминают, что это монстр, душитель и т.п., но на самом деле этот комитет занимался своим делом. Тем, что требовалось для страны. 
     Сейчас он развален и, к сожалению, не всегда выполняет должным образом задачи государственной безопасности. Но вчера президент, сам имеющий хороший опыт работы в Комитете государственной безопасности, начал возвращать все на свои места. И ФАПСИ, и пограничников... 
     Впрочем, я бы на этом не остановился. И вернул бы еще и службу внешней разведки. Сейчас в США создаются органы, подобные Комитету госбезопасности советских времен. Значит, жизнь доказала, что наш КГБ был на высоте? 
     Член президиума Национального антикоррупционного комитета Кирилл КАБАНОВ: 
— Все вышеперечисленные перестановки, прежде всего передача ФАПСИ, ФСНП и погранвойска в службу безопасности, говорят о возвращении к структуре КГБ. В нынешней ситуации это оправдано. Но только в том случае, если все это не будет использовано в политических целях, — тогда создание нового КГБ означает откат в прошлое. Если же этот инструмент будет использован для решения чисто экономических и государственных задач, то тогда это можно приветствовать. Короче говоря, время покажет. Сейчас же главный вопрос заключается в том, насколько быстро президентская команда сможет провести изменения в законодательстве и внедрить их в практику? Это прежде всего полная переработка закона “Об оперативно-розыскной деятельности”. Кроме всего, важно оценить, как улягутся эти изменения в общую административную реформу госаппарата, чтобы не просчитаться. Что касается персоналий, то, с моей точки зрения, назначение чекиста Виктора Черкесова на пост руководителя Комитета по борьбе с наркотиками говорит о том, что Путин прекрасно понимает масштабы и суть проблемы. Черкесов — признанный специалист по борьбе с отмыванием денег, судя по всему, это и будет основным направлением деятельности нового комитета."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации