Выпавшие из стаи

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Выпавшие из стаи Аресты черных оперов будут продолжаться

" Операция «Оборотни», так сенсационно начавшаяся в понедельник 23 июня, продолжалась все эти дни. Следователи и оперативники приходили домой в четыре утра и уже в восемь уезжали на новые обыски. Авральный режим оправдан, поскольку, по нашим данным, вне камер СИЗО «Лефортово» остались около тридцати потенциальных сидельцев, и они судорожно обрубают концы, избавляясь от улик. Это не только офицеры милиции, но и, что называется, штатские.

       Операция «Оборотни». Продолжение следует
       Подельники арестованных милиционеров все же успели до обысков разрыть пару тайников на дачных участках, вскрыть сейф на квартире у одного из задержанных, а на квартире у другого оставить пустые коробочки, как в насмешку. В коробочках тех эксперты нашли микрочастицы золота. Но оперативники не обиделись, поскольку факт существования денег, на которые приобретались драгметаллы, установлен документально, а забота о безопасности своих угодий сыграла с друзьями теперь уже бывших муровцев дурную шутку – забыли они о видеокамерах, расположенных по периметрам дачных участков.
       На этой неделе процессуальные действия будут продолжены: предполагаются допросы подозреваемых и свидетелей, дополнительные аресты, выемка документов, в том числе и банковских. В прошлый четверг следователи уже начали работу сразу в трех банках, в которых сосредоточены счета и депозитарные ячейки подозреваемых офицеров МУРа. Также ожидается, что прокуратура окончательно определится со статусом тех, кто избежал ареста и пока скрывается от следствия. Скорее всего, они будут объявлены в федеральный розыск. Но уже на всякий случай перекрыты основные каналы, по которым беглецы могут уйти за рубеж.
       Кстати, как оказалось, избежали наручников трое муровцев по чистой случайности – опоздали на работу. А там уже помогли друзья-соратники, сообщившие об оперативных действиях сводной бригады, составленной из сотрудников Управления собственной безопасности МВД, ФСБ и Генеральной прокуратуры.
       Неприятно, конечно, но это обстоятельство не вызывает особой печали: практика показывает, что люди, занимавшие подобное положение, долго скрываться не в состоянии. Чисто психологически. Поэтому от них ожидают явки с повинной.
       На самом деле в истории этой устойчивой преступной группы удивительного мало. Вскрылись вещи, о которых догадывались почти все и с которыми фактически смирились.
       О том, что милиция и другие силовые структуры занимаются «крышеванием» и делят зоны влияния с преступными группировками, иногда полностью подминая их под себя, не писала разве что официальная пресса. Но несколько деталей заставляют задуматься.
       Они ничего не боялись и пытались легализовать свой бизнес
       Во-первых, — и это поразило видавших виды следователей, — в отличие от обычных коррумпированных чиновников арестованные офицеры милиции не путали следы, не записывали дома на тещ и счета оформляли не по утерянному паспорту соседа-алкоголика. Почти все было именным. Личным.
       Вывод один: в существующей системе «оборотни» чувствовали себя в полнейшей безопасности, считали себя такими же, как и все вокруг, и вели себя по общепринятым правилам. Что, кстати, подтверждается и оперативными данными. Ведь группа сформировалась не вчера, а в 94—95-м годах, действовала, особо не скрываясь от сослуживцев, словно копируя более высокое начальство. К тому же, по нашим данным, сейчас в разработке спецслужб находятся еще минимум две аналогичные группы из офицеров милиции разных главков — и это только по Москве.
       Второе, что вызывает опасение. Активная, упорная и успешная легализация криминальных капиталов. Развитие современных преступных сообществ достигло того уровня, когда «грязные» деньги начали вкладывать в дело, а не в антиквариат и дачи. Под угрозу криминального захвата попал не только средний и мелкий, но и крупный бизнес, который, получив новых хозяев, начал уходить в тень и «сереть». Этот этап с трудом пережили Штаты, никак не могут пережить итальянцы, а вот теперь — и мы. С той лишь разницей, что не только пацаны с переломанными носами пытаются стать солидными бизнесменами, но и сотрудники силовых структур.
       Когда же доля теневого и «серого» капитала подойдет к отметке хотя бы в 40 процентов, забавы олигархов с офшорами покажутся нам милой шалостью.
       Все сказанное только на первый взгляд представляется голой теорией; просто, передвигаясь от частного к общему, можно представить себе картину целиком.
       А ситуация такова. В зоне влияния арестованных «оборотней», по данным правоохранительных органов, находится порядка 100 предприятий и компаний. Из них: два казино — «Империал» и «Шангри ла», торговые дома («Балка», «Гостиный двор»), рестораны – «Морской», «Каретный ряд», «Ла-Пас», швейная фабрика «Акро», ЧОП «Булат-Балко» и т.д. и т.п. Плюс к этому минимум два коммерческих банка, за которыми прочно закрепилась слава «милицейских». По некоторой информации, они принадлежат людям покруче, нежели полковники МУРа, и обслуживают интересы не только этой группы арестантов, но и других, им подобных и пока еще действующих.
       Вот что удивляет оперативников: банки эти существовали, как заговоренные, — их миновали все мыслимые проверки, а среди документов не было обнаружено никаких следов когда-либо проводившейся выемки документов или запросов из правоохранительных органов. Эксперты думали, что так не бывает. Банки не отвечают за своих клиентов, а клиенты — разные, поэтому с сотрудниками прокуратуры, милиции и ФСБ приходилось сталкиваться всем финансовым структурам. Но — не этим.
       Размах впечатляет, особенно если даже навскидку прикинуть оборот предприятий, в которых контрольный или блокирующий пакет акций принадлежал арестованным муровцам и генералу МЧС.
       Менты на фондовом рынке и захват предприятий
       Каким образом милиционеры превратились из черных оперов, подвизавшихся, по мнению следствия, на элементарном «крышевании», вымогательстве и прочем взяточничестве, в бизнесменов? (Кстати, даже сам факт бизнес-деятельности сотрудников милиции противозаконен.)
       Вообще-то схема типична для любого криминального сообщества. Пережив период первоначального накопления капитала, создали общак. По самым скромным подсчетам, порядка 10 млн долларов. Во время одного из обысков часть общака была найдена, а вместе с деньгами – «бухгалтерская» отчетность: кто сколько брал, кому платил и когда возвращал. Стабильность была достигнута, и группа товарищей приступила к обустройству собственного быта: стали строиться, покупать золото и алмазы…
       Попав на один из дачных участков, принадлежащих всего-навсего старшему оперу, офицер «Альфы» из группы силовой поддержки следственной бригады, побывавший в доброй дюжине боевых командировок, матерился все время, пока шел обыск. Было от чего: два гектара, эксклюзивная мебель, коллекционные вина, баня – прикидочная стоимость особняка порядка 2 миллионов… А дача генерала? Те же гектары, теннисный корт, ландшафтный дизайн, альпийская горка, итальянские беседки, особняк – три этажа вверх и два вниз…
       Но больше двух кортов на даче не построишь. (Хотя не исключено, что дачи были не в единственном экземпляре.) Денег много, хочется еще больше.
       Был создан «Фонд социальной защиты ветеранов уголовного розыска». Тоже достаточно обычная вещь для коммерсантов в погонах. Сколько таких фондов раскидано по стране — и не сосчитаешь… Но что такое — один фонд?
       Тогда-то и пришла в голову идея стать коммерсантами. У настоящих бизнесменов приобретался контрольный или блокирующий пакет акций компании, и финансовые потоки переходили в руки сотрудников милиции. А как откажешься от подобного «выгодного» и ненавязчивого предложения? Ну не могли бизнесмены отказать сотрудникам в такой малости, как половина своих акций. Кто-то, конечно, пытался сопротивляться, как, к примеру, руководитель одного из торговых домов. По странному стечению обстоятельств он погиб. Добро не пропало, и доля в бизнесе перешла в руки оперов.
       Позднее решили: а не замахнуться ли на фондовый рынок? Замахнулись, и еще как! Как? Это стало известно после выемки документов, произведенной в банке «Авангард». Которая тоже прошла не без проблем: чоповцы, охранявшие банк, напрочь отказались пропустить следователей и оперативников, несмотря на все необходимые постановления, и продержали их на улице около получаса.
       Может быть, это и простое совпадение, но в депозитарных ячейках почти ничего не нашли. Да, они были записаны за подследственными муровцами, но опустошены. Кем и когда, установить нетрудно: в банке велась видеозапись, кассеты изъяты следствием. Но исчезновение денег и ценностей на самом деле мало повлияет на ход расследования, поскольку остались документы, согласно которым доход, проходивший по проводкам только этого банка, – 1,5–2 миллиона в год на каждого члена группы.
       Откуда дровишки? И здесь тоже все очень просто. В банке открывается счет, берется кредит, покупаются акции какого-либо предприятия по их номинальной стоимости, а через несколько дней ценные бумаги продаются в четыре раза дороже (по рыночной цене). Продаются, например, тому же, у кого покупали. Может быть, удастся выяснить и причины, по которым бизнесмены уступали свои акции. У следствия есть своя версия. Хотя может догадаться и обыватель.
       Прибыль от подобного рода сделок — 300 процентов. И все финансовые документы оформлены на настоящие фамилии ныне арестованных сотрудников МУРа. Все, кроме налоговых, потому что налоги никто не платил. А вот каким образом удавалось сотрудникам уговорить бизнесменов продать им акции по заниженной цене, а потом купить по завышенной — все это за несколько дней и предстоит выяснить.
       Из деталей начинает постепенно складываться и вся схема действий сообщества, которое сейчас в неполном пока составе томится в СИЗО. Отрабатываются связи. Среди контактов — и политики с криминальным прошлым, в том числе и депутаты, представляющие весьма известные фракции Госдумы, и чиновники, и офицеры различных силовых структур, и бандиты.
       Полицейские и воры
       О бандитах — разговор особый. Как отмечают независимые источники информации, близкие к криминальным, у арестованных муровцев были установлены партнерские и паритетные отношения с ведущими московскими ОПГ (с ореховской и солнцевской, в частности). Это раньше некоторые сотрудники милиции вели с бандитами непримиримую борьбу за сферы влияния, а потом решили, что тратить время и деньги бессмысленно, умнее — сосуществовать. Рассчитывались «бартером» – влияние, информация и должностные полномочия в обмен на информацию и, скажем так, «силовую поддержку».
       А вот особый криминальный след. На улице Главмосстроя, в доме номер 8, по соседству с офисом «Фонда социальной защиты ветеранов уголовного розыска» в обычной квартире была оборудована мастерская по переделке газовых пистолетов «Иж» в боевое оружие. «Ижи» закупали, не вызывая особых подозрений, поскольку под контролем оперов был один из московских оружейных салонов, расположенный неподалеку от их основного места работы.
       Бизнес выгодный. Потому что эти «самоделки» пользовались большим спросом у обычных бандитов. И не только. Еще это оружие полюбили российские киллеры. Сколько их произвели и кому продали, пока не известно. Но предварительные результаты экспертиз указывают на то, что депутат Сергей Юшенков был убит из пистолета, переделанного в этой мастерской.
       Вопросы, на которые необходимо ответить
       А теперь о том, что настораживает. Ну, например. Большинство из арестованных оперативников трудились в отделе по борьбе с незаконным оборотом оружия и взрывчатых веществ. Некоторые из них имели непосредственное отношение к расследованию обстоятельств взрывов жилых домов в Москве, взрыва у «Макдоналдса», теракта на Дубровке. Вряд ли здесь стоит искать некую тайную связь. Связь явная: люди, которые больше всего заботились о своем личном благосостоянии, отвечали за раскрытие самых страшных преступлений последних лет.
       Не стоит называть группу арестованных милиционеров бандой – это всего лишь кирпичик криминальной пирамиды, выпавший в силу разных причин из постройки. А постройка – монументальная, в основе которой криминально-финансовый капитал, наделенный к тому же серьезным административным и политическим ресурсом.
       Что можно противопоставить этому осадному сооружению? Пока ничего. Но это что-то должно появиться в ближайшее время, поскольку государство может пасть раньше, чем включится его иммунная система. Об этом должна думать прежде всего нынешняя правящая элита, даже если ее сейчас устраивает подобное положение вещей. Иначе наступит время черных оперов и коррумпированных генералов, поделивших сферы влияния с организованным криминалом, и тогда она, эта элита, перестанет устраивать новых хозяев.
P.S. Мы сознательно старались не называть в этом материале фамилий задержанных сотрудников милиции, потому что степень вины и роль каждого должен определить суд. «Новая газета» будет пристально следить за ходом следствия и информировать о нем своих читателей."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации