Высокая Миссия Платона Лебедева (окончание)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Песня о ренте": Кто заказывает музыку? Часть 2

1066731044-0.jpg Отдельно хочется остановиться на стандартном обвинении со стороны наших нежных нефтянников, которое выскакивает у них, как чертик из табакерки, при малейшей попытке коснуться их интересов. Речь идет о пресловутом «пересмотре итогов приватизации» или «новом переделе собственности».

Разумеется, инициативы Козака по переходу на концессии тоже не обошлись без этого стандартного обвинения. На эту тему нет нужды говорить самому. Пусть лучше говорит академик Н.Петраков, не имеющий обыкновения заплывать за «буйки» специальной экономической терминологии:

«Проблема с экономической точки зрения весьма прозрачна. Зададимся вопросом: что приватизировалось в добывающей промышленности до 1998 года и после? Ответ: буровое и шахтное оборудование, горнодобывающая техника, трубопроводное хозяйство и оборудование по первичной переработке и обогащению сырья. В простонародье — «железки». Ни в Конституции РФ, ни в одном законе РФ, ни в указах президента РФ, нигде не записано, что приватизация оборудования («железок») автоматически влечет за собой приватизацию недр, полезных ископаемых, природных ресурсов.

Представьте себе, что некий клиент фешенебельного ресторана приходит со своим столовым прибором, заказывает крабовый коктейль, осетрину по-монастырски, ананасы, шабли, а потом отказывается расплачиваться. Почему? Да потому, что он пришел со своим столовым прибором. Нонсенс? Клинический случай? Конечно! Но поймите меня, читатель, ложечка, вилочка, ножичек — это как раз аналог того горнодобывающего оборудования, которое приватизировали наши олигархи. Вот пусть теперь не мы им, а они нам объяснят, на основе каких статей Конституции или федеральных законов они считают себя вправе присваивать себе доход от недр. Этот вопрос не имеет никакого отношения к пересмотру итогов приватизации. Да пусть они подавятся этим своим «столовым прибором», но в «ресторане природных богатств» их никто не обязан кормить бесплатно».

Вот так. Ни прибавить ни убавить. Эта элементарная схема, позволяет четко расставить приоритеты: право собственности на трубы в сравнении с правом собственности на их содержимое — это третьестепенный вопрос. В свою очередь, этот вывод наводит на мысль, что пульт, которым включаются «оппозиционные» вопли о «немедленном пересмотре результатов приватизации», находится в умелых руках наших энергичных нефтяников. По крайней мере, в таком контексте переход КПРФ на содержание к ЮКОСу выглядит вполне объяснимым явлением.

«Торопиться не надо»

Теперь самое время прокомментировать олимпийское спокойствие Е.Гавриленкова, свято верившего в «конструктивность» Правительства.

«Ведомости» в те дни, захлебываясь от избытка чувств, откровенно любовались сдержанностью министров: «По словам нашего источника в правительстве, там озадачены этой инициативой Кремля. На вчерашнем заседании кабинета Михаил Касьянов поручил министерствам изучить пакет законопроектов и дать свои заключения. Правительству предстоит передать консолидированную позицию в администрацию президента, чтобы к ноябрю был готов окончательный законопроект. Глава Минприроды Виктор Артюхов вчера от комментариев отказался. Замминистра энергетики Владимир Милов заявил, что «к содержательным комментариям пока не готов», но выразил удивление тем, что «без причин, без согласований с правительственными процессами появляются такие резкие инициативы, противоречащие, например, готовящейся Энергостратегии до 2020 г.».

Горячим головам, имеющим дурную привычку скулить и куксится («Почему Президент не запретит одним своим указом всех этих олигархов сразу?!! Потому что он ими куплен!!!» и т.д.), напоминаю: Дмитрий Козак — сотрудник президентской администрации и, следовательно, права законодательной инициативы не имеет. Он может только предлагать. Правительство же вольно как принимать его предложения, так и не принимать. Если Правительство его предложения все-таки принимает, оно, силами министерств, вырабатывает соответствующий законопроект, одобряет его на своем заседании и отправляет в профильный комитет Думы. Там он оказывается в заботливых руках «нефтяного лобби» — депутаты аккуратно вырезают из него все, что может хоть как-то задеть интересы наших «флагманов» и «локомотивов». Потом поправки долго обсуждаются, иногда возвращаются в Правительство на доработку. Потом законопроект выносится на голосование. И не один раз. За это время утекает очень много воды и нефти. При этом в окончательном варианте от исходной версии закона, как правило, остается только название. Такова демократическая процедура. И пренебречь всем этим, не вступив на скользкую дорожку изменения Конституции, Путин не может…

Нетрудно догадаться, что «несвоевременная» инициатива Козака летела бы из Правительства куда подальше, если бы не «близость Козака к президенту, а предложенных поправок — к идеям путинского учителя, ректора Горного университета Владимира Литвиненко» («Ведомости», 29.07). Такие аргументы пока способны убедить даже М.Касьянова. Предложения Козака приняли. А дальше началось самое интересное…

Увлекательный детектив под названием «Судьба предложений Козака, или Хождение по мукам» я изложу только в общих чертах (вместе с подробностями он тянет на толстенный роман с прологом и эпилогом). Отбиваться от предложений Козака отрядили Артюхова. Он в рекордные сроки сочинил новый закон «О недрах», практически неотличимый от того, что действует сейчас. Но Президент настоял на своем, и Минэкономразвития, на базе предложений Козака, создало свою альтернативную версию закона. При этом пояснительная записка, закрепляющая право собственности государства на добытое сырье, где-то в дороге потерялась, чему безмерно обрадовался М.Фридман, публично заявивший, что против концессий как таковых он ничего не имеет. М.Касьянов ознакомился с артюховским и грефовским проектами и удивленно воскликнул: «Так они ж разные!» (правильнее было бы сказать «взаимоисключающие»). Пришлось принимать соломоново решение: «Нехорошо, ребята, ссориться. Заберите свои бумажки и отправляйтесь, подумайте над своим поведением. Жду от вас единый, согласованный вариант». А потом добавил: «Законопроект Артюхова возьмите за основу»…

Изначально предполагалось, что новый закон «О недрах» поступит в Думу 1 ноября 2002 г. На носу 1 ноября 2003 г., а ясности с ним до сих пор нет. Летом прошла информация о том, что «ребята» научились-таки жить дружно. Плод этой дружбы — согласованный вариант нового закона «О недрах». По словам артюховского зама Владимира Энгельсберга, «министерства договорились, что после принятия нового закона все действующие лицензии останутся в силе на тот срок, пока они действуют. Но всем недропользователям при желании разрешат перейти на договорные отношения с государством, например на договоры концессии или подряда». В общем, дело за пустяком — дождаться, пока «нефтяные бароны» окончательно потеряют рассудок и сами понесут коробки из-под бумаги «Ксерокс» в госбюджет.

Правда в законе, кроме всего прочего, рекомендуется новые месторождения осваивать преимущественно путем заключения концессионных договоров. Но норма эта, честно говоря, не впечатляет. И не только из-за ее рекомендательного, а не разрешительного характера. Дело в том, что более 90% разведанных месторождений уже переданы нефтяным компаниям. И любые меры в отношении оставшихся 10% — мертвому припарка…

Прав оказался Е.Гавриленко, еще в августе прошлого года напророчивший: «Начнется процесс межведомственных согласований, и документ теперь имеет все шансы выйти из правительства очень нейтральным, например, может исчезнуть слово «концессия». «Концессия» из документа правда не исчезла, но что это меняет?

Однако даже этот, похожий на клоунскую репризу, «законопроект» до Думы все никак не доберется. Оно и понятно, у депутатов сейчас напряженный график, они один день в Думе сидят — по сто поправок за раз принимают, другой — с избирателями встречаются, рассказывают им увлекательные небылицы о «природной ренте». Многие верят…

«Природная рента» — украшение гусара

Как я и обещал, о «природной ренте» мы уже к середине повествования прочно забыли. Самое время вспомнить. Вообще-то, словосочетание это время от времени использовалось теми или иными экономистами достаточно давно (особенно усердствовал академик Львов), но его окончательный переход из чистой экономики в нечистую политику я зафиксировал в разгар концессионного скандала. Вот, например, в каких выражениях стыдил Козака бывший зам главы Центробанка, а ныне вице-президент «Интерроса» Сергей Алексашенко: «Козак пошел еще дальше, чем российские коммунисты, которые мечтают лишь о национализации экспортных партий сырья. Это зримое воплощение давно ходивших разговоров об увеличении природной ренты. Вместо того, чтобы дискутировать, каким образом ее повышать и насколько, Козак решил просто провести национализацию!»

Обратите внимание, для С.Алексашенко коммунисты — «картонные тигры». А «нормальная» (то есть не задевающая интересы сырьевиков-олигархов) постановка вопроса — это «молитва преподобного Лившица»: «Ребята, надо делиться!». Именно с этого момента в информационное поле планомерно вбрасывается пропагандистские клише о чудодейственной «природной ренте». Время от времени это дело, правда, разбавляется ситуативными кампаниями (например, против СРП). Но потом кривая общественного интереса все равно выруливает на эту проторенную дорожку. Почему олигархи не боятся «природной ренты», а напротив, всячески стимулируют дискуссии: «каким образом ее повышать и насколько»? Без Козаковских предложений это было бы непонятно, но теперь, ясно представляя контекст происходящего, мы можем ответить на этот вопрос без затруднений.

Искусственное нагнетание темы повышения «природной ренты» снимает единственный по-настоящему болезненный для олигархов вопрос — о режиме природопользования. Более того, навязывая разговоры о повышении «природной ренты», они заставляют всех думать и рассуждать о недропользовании исключительно в выгодной для них «лицензионной парадигме», создавая иллюзию ее безальтернативности.

Когда же дело дойдет до принятия реального законопроекта и под него соберется большинство в Думе, олигархи очередной раз вывалят на стол расчеты Шахновского, каждую цифру из которых они смогут подтвердить соответствующей бумажкой. Таким образом, в ходе согласования размер, на который они позволят увеличить «природную ренту», станет микроскопическим. Зато потом олигархи раздуют это дело в «аттракцион неслыханной щедрости» и надолго закроют вопрос о «социальной ответственности элит».

Вот такие, пышные усы носят наши политические гусары!

«Торопиться не надо» 2

Еще на заре концессионного скандала «Ведомости» то ли с перепугу, то ли в силу сверхъестественной храбрости (родной сестры отчаянья) писали:

«Конечно, до выборов 2004 г. отъем сырьевой базы невозможен — Путину нужно остаться на второй срок. Не дай бог, однако, избрать его во второй раз — и убедиться, что он только этого и дожидался, чтобы уничтожить крупнейшие российские компании, а заодно и инвестиционную привлекательность страны!»

Скупой на эмоции журнал «БОСС» в ноябре прошлого об этом же писал так: «То, что работа комиссии Козака не пропадет даром и после выборов 2004 года следует ждать серьезных перемен, можно утверждать с большой долей вероятности. Многие из предложений Дмитрия Козака по муниципальной реформе, по вопросам недропользования, по проблеме перераспределения других полномочий между центром и регионами найдут свое воплощение в будущих президентских инициативах. Уж очень они соответствуют общему вектору внутренней политики Кремля. Поэтому вопрос прохождения законопроектов в Думе сейчас остро не стоит».

Как это ни банально, но приходится признать, что на российском политическом поле есть только один активный игрок, отстаивающий не узкокорпоративные, а общенациональные интересы — Президент В.Путин. Судя по лихорадочной активности партий вокруг «природной ренты», они пожизненно обречены на роль бестолковых статистов или прямых пособников наших «флагманов» и «локомотивов» (к чести «Единой России», надо признать — на «рентную удочку» она пока не клюет, оставаясь, по крайней мере в этом, «президентской партией»). Однако к тому моменту, когда перепуганные журналисты обнаружат, что Путин действительно «только этого и дожидался», широкая общественная поддержка его начинаниям очень даже пригодится. В таком серьезном контексте блуждать в райских кущах «либеральной империи» или клянчить кусочек «природной ренты» — для любого сознательного патриота своей страны непозволительная роскошь. Вообще-то, ставить Президенту «двойки» за невыполненные «домашнего задания» по восстановлению Советского Союза и военно-политического могущества России, за некормленых детей и стариков без лекарств — легко и приятно. Достаточно забыть о том, что механизм наполнения госбюджета, полученный Путиным в наследство от Ельцина, исключает проведение любой нормальной государственной политики, кроме политики постоянного латания дыр. При этом рычагов с помощью которых Президент может изменить ситуацию в одночасье, ему в наследство никто не оставил. Осознанная, внятно артикулированная общественная поддержка должна стать одним из таких рычагов.

Высокая миссия Платона Лебедева. Часть 1

Владимир Голышев

Оригинал материала

«Русский журнал»