Высокий Стиль

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


кто кого и куда посылает в Кремле и Белом доме

1108389371-0.jpg Про первого российского президента Бориса Ельцина говорят, что он никогда не ругается матом — несмотря на парткомовское прошлое и долгую работу в сфере строительства. Президент второй, Владимир Путин, по наблюдениям окружающих, также не относится к числу активных матерщинников. Но может в жесткой форме выразить неудовольствие чьимлибо поведением.

Сотрудники путинской администрации следуют примеру шефа и не злоупотребляют крепкими выражениями. Исключение — замруководителя администрации Владислав Сурков, который, по слухам, бывает, использует крепкое русское словцо как рабочий язык общения с депутатами Государственной думы, дабы разъяснить им какие-то особенные тонкости текущего момента или, напротив, указать на вопиющее непонимание депутатами оных тонкостей.

По рассказам очевидцев, Сурков превзошел в искусстве брани даже своего бывшего начальника Александра Волошина. Рядовые служащие в Кремле и Белом доме стараются вести себя скромно и сдержанно. Мат на совещаниях и при личном общении (по крайней мере, на рабочих местах) — большая редкость и свидетельствует о полной неразрешимости возникшей проблемы либо о крайней степени отчаяния работника, пытающегося найти выход из создавшейся ситуации. Повседневное употребление матерных выражений негласно считается привилегией высшего руководящего звена.

Речевой феномен посла России на Украине Виктора Черномырдина давно изучают и психологи, и филологи. Специалисты полагают, что специфика речи экс-премьера возникает из-за того, что, выступая публично, он постоянно вынужден подбирать синонимы привычным непечатным артиклям и междометиям, в стихии которых он — истинный виртуоз.

Страшным матерщинником старожилы Белого дома называют Сергея Кириенко, который, несмотря на внешность ученика-отличника, умеет выстраивать из мата сложноподчиненные логические цепочки. Председатель Торгово-промышленной палаты, бывший премьер Евгений Примаков крепкие выражения тоже знает, но без крайней необходимости не использует.

Самым интеллигентным председателем правительства был Сергей Степашин. Хотя, возможно, он просто не успел сказать свое «а вот… вам» или послать таких-то по такому-то адресу за короткий срок премьерства.

Михаил Касьянов, вспоминают сослуживцы, производил впечатление человека очень цивилизованного и европейского, но в узком кругу уверенно называл вещи своими именами. Впрочем, до Кириенко, уверяют очевидцы, Михал Михалычу было очень далеко.

Среди членов кабинета министров непревзойденным виртуозом мата считается бывший министр культуры (ведь поделом назначили на эту должность!), сейчас глава Агентства по культуре и кинематографии Михаил Швыдкой. Злые языки утверждают, что как-то в Швейцарии на званом обеде г-н Швыдкой выразил восхищение творчеством великого поэта Александра Пушкина всего лишь одной фразой, состоящей из семи непечатных слов.

Матерный лексикон председателя совета безопасности Игоря Иванова скромнее, но тоже богат. Бывший министр иностранных дел для расставления смысловых акцентов использует два самых коротких и популярных среди населения существительных. Настоящий дипломат всегда четок в выражениях.

В органах законодательной власти нравы свободнее, и «легкий матерок» в думском буфете — заурядное явление. Кстати, некоторые депутаты не матерятся, но по привычке, приобретенной в прошлой жизни, просто говорят «по фене». Конечно, если употребление ненормативной лексики случается во время прений, хулигана на какой-то срок лишают слова. Нынешний спикер Госдумы Борис Грызлов очень строго соблюдает правила речевого этикета. Чего не скажешь о председателе Совета Федерации Сергее Миронове, который сохранил речевые навыки, приобретенные в геологоразведочных экспедициях [...]

Оригинал материала

«Профиль»