Высшая лига: кем мечтает стать Алексей Хотин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
754594849904856.jpg

Бизнесмен белорусского происхождения Алексей Хотин участвовал в ранее неизвестных сделках на нефтяном рынке. Вложения предпринимателя в активы превысили $1 млрд.

Неизвестные сделки Алексея Хотина на нефтяном рынке


Осенью 2014 года дизайнер Анастасия Задорина организовала перед цирком на Цветном бульваре акцию по обмену предметов импортной одежды на ее футболки с надписями «В гробу я видел ваши санкции», «Тополь санкций не боится», «Санкции? Не смешите мои Искандеры» (фото Анны Семенович в такой футболке взорвало соцсети). Очередь была огромной — акцию рекламировали на билбордах по всей Москве. Среди спонсоров Задориной — структуры Алексея Хотина, в этом году впервые попавшего в список Forbes.


Белорусский бизнесмен, за последние 20 лет сколотивший в России состояние $900 млн, сейчас гражданин России. Но стартап Задориной он поддерживает не только из патриотических соображений. Анастасия — дочь президента спортклуба «Динамо», экс-руководителя Службы обеспечения деятельности ФСБ России Михаила Шекина. Бизнес-успехи Хотина конкуренты часто объясняют умением выстраивать отношения с влиятельными людьми. Так ли это?


Помощь генерала


«Молодой бизнесмен, совсем не пафосный, ходит без охраны», — рассказывает об Алексее Хотине давно знающий его банкир. Другой знакомый вспоминает, что встречал его в кулуарах Питерского экономического форума и международной выставки MIPIM в Канне. Хотина окружала большая свита, но это были не охранники, а топ-менеджеры его многочисленных компаний. Алексей Хотин, которому сейчас 41 год, один из крупнейших столичных девелоперов, владелец банка «Югра» и ряда нефтяных активов. Белорусские бизнесмены Алексей и Юрий Хотины (в последние годы все дела ведет один Алексей, сын) занимаются бизнесом в Москве уже 20 лет, но мало кто знает их в лицо. В качестве высоких покровителей Хотиных называли разных людей: то жену Юрия Лужкова Елену Батурину, то спикера Совета Федерации Сергея Миронова, то бывшего главу МВД по Москве Владимира Пронина.


«За Хотиным стоит [экс-спикер Госдумы Борис] Грызлов», — уверен участник списка Forbes, работающий с ними на одном рынке.


Знакомые Хотина рассказали Forbes, что Грызлов, который долгое время возглавлял «Единую Россию» и со школы дружит с секретарем Совета безопасности и экс-главой ФСБ Николаем Патрушевым, бывало, сам звонил банкирам, чтобы уговорить их выдать кредиты компаниям Хотиных.


Узнать, как выглядит Хотин-младший, не удалось и Forbes. Несколько собеседников указали его на фотографии с футбольного матча в Институте МВД, где Борис Грызлов в форме «Динамо» обнимается с топ-менеджерами банка «Югра». Борис Грызлов — глава попечительского совета мини-футбольного «Динамо». Принадлежащий Хотину банк «Югра» — титульный спонсор клуба. Сам Алексей Хотин после вопроса о помощи бывшего министра МВД, с которым он сфотографировался, разговор с Forbes быстро свернул: «Чтобы я где-то в футбол играл?! Мне смешно». И с возмущением потребовал сообщить, откуда у журналиста его телефон. Борис Грызлов от комментариев для этой статьи отказался.


Как Хотины могли познакомиться с Грызловым? В марте 2003 года в Минске состоялся товарищеский матч по футболу между командами ветеранов МВД России и Белоруссии. Министры тоже вышли на поле: за Россию играл Борис Грызлов, за соседей — Владимир Наумов. По словам источника Forbes, близкого к Хотиным, между главами МВД завязалось нечто вроде дружбы. С 2008 года старший сын белорусского президента Виктор Лукашенко начал устанавливать контроль над правоохранительными органами, десятки силовиков были арестованы, освобождая места его ставленникам. В апреле 2009 года генерал Наумов, почти 10 лет руководивший белорусским МВД и возглавлявший Службу безопасности президента, ушел в отставку и переехал в Россию. «В Белоруссии чиновникам с конфликтом с первыми лицами не дают заниматься делами, а в России у них остаются связи», — объясняет белорусский политолог Николай Сергеев. В Москве бывший генерал стал помогать землякам. «Работая в МВД Беларуси, Наумов тесно общался с бывшим главой МВД России Борисом Грызловым, который тоже начал помогать Хотиным», — говорит источник, близкий к Хотину. После переезда Наумова в Москву бизнес белорусских бизнесменов приобрел иной масштаб.


Короли недвижимости


В 1990-е Хотины скупали в Москве заводы и фабрики, перестраивали их в бизнес-центры и сдавали в аренду. «Хотины выбрали понятную нишу: брали обширные предприятия с большим количеством корпусов и создавали целые бизнес-парки», — рассказывает топ-менеджер одного из банков-кредиторов.


43c41dbafc53ba179ed97172f40c7b6e.png

Нефтяной бизнес Хотина


Сейчас Хотиным с партнерами принадлежат около 2 млн кв. м недвижимости, арендный доход от нескольких десятков бизнес-центров, по оценке Forbes, составляет $325 млн в год.


Но единой холдинговой компании нет. В конце 2000-х Алексей Хотин представлялся как президент группы компаний «Комплексные инвестиции», позже и это название было отброшено. В группу входят десятки юридических лиц с безликими названиями вроде «Консалт Плюс», «Нью Лайф Групп», «Оптиматехностимул». Цепочки юрлиц упираются в офшоры или принадлежат физлицам — сотрудникам компаний. «Бизнес Хотиных разделен на дивизионы, каждый управляет отдельными офисными центрами, — рассказывает брокер, работающий на рынке коммерческой недвижимости. — Руководитель дивизиона достаточно самостоятелен в принятии решений». Одни четко и своевременно расплачиваются с риелторами, которые привели к ним арендаторов, продолжает собеседник Forbes, другие могут спокойно не заплатить 3 млн рублей комиссии.


О том, как именно «Комплексные инвестиции» приобретали свои активы, в свое время много писали: в корпоративных войнах участвовали судебные приставы, ОМОН и суды. Некоторые контрагенты Хотиных оказывались в тюрьме, например бывший владелец комплекса зданий в Лубянском проезде Дмитрий Михайловский. Структуры Хотина и сейчас практикуют довольно жесткий стиль общения с арендаторами: если возникают споры, ЧОП может перекрыть вход хоть в офис небольшой компании, хоть в ресторан «Макдоналдс». В арбитражных судах Москвы рассматриваются десятки споров между компаниями Хотиных и их контрагентами. Арендаторы жалуются на невозвращение залогов, строители — на то, что им не заплатили за работу, риелторы — что не получили комиссии. Но проблем с правоохранительными органами у Хотиных не возникало.


Новый уровень


Пять лет назад портфель недвижимости Хотиных состоял из офисов класса В и С в не самых лучших местах. Но летом 2011 года Алексей Хотин выкупил у своего земляка Александра Милявского торговые центры «Горбушкин двор» и «Филион», по оценкам, за $450 млн. В том же году Хотин стал нефтяником. В этот бизнес московские рантье попали случайно. Как рассказывает один из нефтяников, владелец Майорского месторождения в Оренбургской области срочно искал покупателя и готов был продать месторождение с запасами 6 млн т за $10–15 млн. Хотин предложением заинтересовался. «Он оперативно нашел деньги. Быстро договорились», — вспоминает собеседник Forbes.


Актив был небольшим, но Хотин всерьез взялся за новое дело. Как рассказывает его знакомый, для разработки месторождения он нанял нефтесервисную компанию Schlumberger, а сам засел за книги. В его офис зачастили профессора Университета нефти и газа им. Губкина — читать лекции в частном порядке. Schlumberger, правда, на Хотина проработала недолго. Купив еще несколько небольших компаний, которые занимались разведкой и бурением, Хотин создал нефтесервисную компанию «Русь-Ойл». В декабре 2011-го ее возглавил Виктор Лагвинец, соратник бывшего управделами президента Белоруссии (на родине против него было заведено уголовное дело). Позже Хотин передоверил сервисный бизнес Сергею Подлисецкому, возглавлявшему ранее один из дивизионов девелоперского бизнеса. «Если сравнить Хотина и Михаила Гуцериева (основатель «Русснефти», тоже рантье и нефтяник. — Forbes), то у них очень разные команды, — говорит знакомый Хотина. — В компании Гуцериева сидят опытные нефтяники, и все на своих местах. У Хотина в основном близкие люди и кадровая политика выстроена по принципу «свой-чужой». Так обстоят дела не только в нефти — ханты-мансийский банк «Югра», который аффилированные с Хотиным люди купили в 2012 году, возглавляет еще один экс-руководитель дивизиона — Алексей Нефедов.


Большая пайка


Зачем нужен банк? Для быстрого развития нефтяного бизнеса требовались деньги. Крупный пакет акций банка структуры Хотина выкупали у бывшего первого замминистра топлива и энергетики, экс-гендиректора российско-белорусской компании «Славнефть» Анатолия Фомина. По словам директора Института энергетической политики Владимира Милова, в 1990-е Фомин имел большое влияние в отрасли — возглавлял комиссию, которая давала доступ к трубе.


Фомин и его команда остались в банке в качестве топ-менеджеров. Но стратегия с приходом новых собственников поменялась. Банк стал ориентироваться на привлечение депозитов от физических лиц и активно рекламироваться — баннеры банка «Югра» висели на московских маршрутках и в метро. Демонстрируя свою надежность, банк всячески раскручивает партнерство с госкомпаниями. Это и «Росатом», в совет директоров которого входит Борис Грызлов, и «Ростелеком», и «Уралвагонзавод», и «Автодор», и Федеральная пассажирская компания, хотя не все они являются клиентами в полном смысле слова.


Сейчас у банка около 100 филиалов. За несколько лет он переместился в рейтинге банков по активам из четвертой сотни в топ-30. Средства юридических лиц выросли с 1,2 млрд до 48 млрд рублей, физических — с 3,2 млрд до 165 млрд рублей. Как банк распоряжается привлеченными средствами? По оценкам Станислава Волкова, директора по банковским рейтингам RAEX («Югра» отказался от участия в рейтинге этого агентства), кредиты связанным сторонам в середине прошлого года составляли около трети портфеля банка. «В основном это компании, сдающие недвижимость в аренду, и нефтяной сектор, — говорит Волков. — Сам банк этого не признает».


В декабре Фонд социального страхования отозвал из «Югры» 9 млрд рублей. Чтобы получить докапитализацию от государства на 10 млрд рублей в виде ОФЗ, пришлось раскрыть бенефициара. В 2016 году структура Алексея Хотина Radamant Financial объявила себя держателем 52,53% «Югры». Но поддержку в виде ОФЗ компания сможет получить в капитал только после исполнения требования Банка России снизить долю кредитования связанных с банком сторон, заявлял замминистра финансов Алексей Моисеев.


Закрытый клуб


Нефтяные активы Хотин скупал с той же энергией, что и московские заводы. В декабре 2012 года структуры Хотиных выкупили у Сбербанка за 3,6 млрд рублей компанию «Дулисьма». А в апреле 2013-го Хотин замахнулся на «Самара нафту», подконтрольную американской Hess. Эта компания, казалось, уже была в кармане: через юриста Хотин предложил сначала $2 млрд, а через несколько дней — $2,35 млрд. Но Goldman Sachs, проводивший аукцион, «не пошел на сделку» с малоизвестной инвесткомпанией «Юпитер», отдав предпочтение «Лукойлу», предложившему на $300 млн меньше. «Хотина отсекли из-за непрозрачной схемы владения активами, хотя кредит на покупку был одобрен Сбербанком», — говорит банкир, знакомый с ходом сделки. По его словам, обычно сдержанный Хотин был взбешен и хотел обращаться в суд.


Не сумев купить большую и дорогую компанию, он стал «пылесосить» рынок. Выкупил у Matra Petroleum Максима Барского компанию «Архангеловское», чуть позже у «Ренорд инвест» — нефтяную компанию «Развитие Санкт-Петербурга». В декабре 2013 года Хотин впервые стал акционером публичной компании, купив за $300 млн 29,9% акций Exillon Energy. Это тоже был проблемный актив: его продавца, казахского бизнесмена Максата Арипа в Лондонском суде преследовали акционеры Kazakhstan Kagazу, а казахский Альянс Банк грозился заморозить активы Арипа по всему миру якобы из-за долга в $300 млн. Тогда же 14,91% акций Exillon приобрел Михаил Гуцериев, эти бумаги позже оказались у Александра Клячина, собравшего 26,7% Exillon. Клячин с Хотиным знакомы более 10 лет, Русский банк развития Клячина (теперь группа «Открытие») кредитовал Хотина в сделках с недвижимостью. Бывший финдиректор Хотина Нелли Осовская сейчас работает в компании Gledinvest Клячина. Судя по всему, у бизнесменов хорошие отношения. От комментариев для Forbes Клячин отказался.


Раздельное владение контрольным пакетом позволило Хотину и Клячину не выставлять оферту остальным акционерам Exillon. Но менеджмент компании полностью сменился: пятерых из семи членов совета директоров заменили близкие к девелоперам люди. Из «Дулисьмы» пришел Александр Сучков, а председателем совета директоров стал совладелец банка «Открытие» Сергей Кошеленко. Алексей Хотин вошел во вкус. В 2014 году его компании приобрели у «Алроса» «Иреляхнефть», в начале 2015 года сенатор Леонид Лебедев продал Хотину «Негуснефть» по цене около $200 млн, а в конце года была закрыта сделка по покупке компании «Полярное сияние» у ConocoPhillips и «Роснефти», по оценке, за $150 млн. «Хотин никогда не берет соинвесторов в актив, никому не доверяет, а его подход к оценке нефтяных активов напоминает покупку недвижимости — он берет прибыль или EBITDA и делит на процентную ставку. Поэтому он так много платит», — говорит один из банкиров.


Александр Назаров, директор департамента оценки рыночной конъюнктуры Газпромбанка, отмечает, что из-за низких цен на нефть нефтяные активы сейчас дешевы. «С другой стороны, цена зависит в первую очередь от местоположения, доступности транспортной инфраструктуры и геологии. При индивидуальном подходе можно собрать пакет добычных активов, рентабельных и при нынешних ценах». Похоже, этим и занимается девелопер Хотин.


Парад амбиций


За пять лет, по подсчетам Forbes, Хотин совершил сделок почти на $950 млн. А по словам источника, вложения давно перевалили за $1 млрд: только в инфраструктуру компании «Развитие Санкт-Петербурга» инвестировали $200 млн. По расчетам Forbes, Хотин сформировал пакет нефтяных активов с совокупной добычей 2,5 млн т и запасами 215 млн т. Некоторые поступки Хотина удивляют нефтяников, привыкших к жесткому регулированию. Например, люди Хотина, получив контроль над «Дулисьмой», оптимизировали налогообложение и перевели 720 млн рублей из нефтяной компании в пользу девелоперских структур. Владимир Милов считает, что собирать мелкие выработанные месторождения не ахти какой бизнес. «Но если получить предметно льготы, пользуясь связями в правительстве и Минфине, то бизнес-модель может сложиться», — говорит он.


60ee1b5f122680fae21013603c152771.png

Оптимизация Хотина


Алексей Хотин умеет дружить с сильными мира сего. Незадолго до покупки им «Дулисьмы» глава Сбербанка Герман Греф попросил у президента Дмитрия Медведева особых условий экспорта нефти для этого проекта. Льгота неоднократно продлевалась. Как сообщал РБК, она обойдется бюджету в 92,5 млрд рублей до 2033 года. Один из нефтяников объясняет, в чем тут суть: «Дулисьму» освободили от НДПИ и дали экспортную льготу, разрешили подключиться к трубе. Им сделали cash-машину, и вся выручка, помимо зарплаты сотрудников, достается им». В марте 2016 года о льготах по НДПИ сообщил и Exillon: компания за январь — сентябрь прошлого года сэкономила $30 млн. Хотя бизнесмен и новичок, рынок льготы он получает как нефтяник со стажем. Даже после падения цен на нефть до $40 Хотин продолжает мечтать о большом нефтяном активе. По данным Forbes, он интересуется приватизацией государственной «Башнефти» и «Иркутской нефтяной компанией» Николая Буйнова.


В разгар кризиса летом 2015 года по совету Александра Клячина, как рассказывают источники Forbes, Алексей Хотин «не торгуясь» выкупил у Сулеймана Керимова за $350 млн гостиницу «Москва» недалеко от Кремля. «Амбиции, которые превышают финансовые возможности, — это уже глупость, — рассуждает один из претендентов на этот актив, отказавшийся от приобретения из-за высокой цены. — Покупка «Москвы» — это амбиции Хотина и ничего больше».


Алексей и Юрий Хотины являются владельцами компании «Дулисьма», которая в 2012 году была выкуплена у Сбербанка за 3,6 млрд руб. Алексей Хотин контролирует и 29,9% акций Exillon Energy, которые обошлись ему в $300 млн. В 2014 году за $30 млн бизнесмен купил у «Алросы» «Иреляхнефть». Через год сенатор Леонид Лебедев продал Хотину «Негуснефть» примерно за $200 млн. Позднее была закрыта сделка по покупке «Полярного сияния» у ConocoPhillips и «Роснефти», которую источник Forbes оценил в $150 млн.


Журнал пришел к выводу, что за последние пять лет Хотин скупил не менее десяти нефтяных компаний. По оценкам издания, он провел сделок минимум на $950 млн. Его вложения в нефтяные активы превысили $1 млрд, полагает Fobres.

Объем добычи компаний, бенефициаром которых, по сведениям издания, является Хотин, можно оценить в 2,5 млн тонн в год. Их запасы превышают свыше 650 млн тонн. Сам бизнесмен отказался комментировать полученные Forbes сведения.


СМИ называли Юрия и Алексея Хотиных одними из претендентов на покупку акций «Башнефти». Тогда Forbes оценивал величину нефтяных активов отца и сына в в $450–550 млн. На участие в приватизации компании также претендует ЛУКОЙЛ.


Ссылки

Источник публикации