Высшая мера пресечения

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Заключение в СИЗО тяжелобольного человека вновь закончилось смертью

1272961223-0.jpg Президент России Дмитрий Медведев поручил следственному комитету при прокуратуре РФ проверить обстоятельства гибели в московском СИЗО N 1 («Матросская Тишина») президента компании «КитЭлитНедвижимость» 52-летней Веры Трифоновой, проходившей по делу о покушении на мошенничество. Защита не раз требовала освобождения из-под стражи под залог или подписку о невыезде тяжелобольной женщины, однако суд неизменно оставлял обвиняемую под арестом. Последний скандал такого рода, когда в ноябре прошлого года в Бутырке умер от сердечной недостаточности юрист Сергей Магнитский, стал одной из причин отставок в руководстве Федеральной службы исполнения наказаний.

Вера Трифонова умерла в тюремной больнице «Матросской Тишины» 30 апреля в 12.15. Она была задержана в ночь на 16 декабря прошлого года, арестована двумя днями позже Одинцовским судом Московской области и с тех пор неизменно находилась под стражей. Госпожа Трифонова являлась фигуранткой громкого уголовного дела о покушении на мошенничество, расследуемого следственным управлением по Московской области следственного комитета при прокуратуре (СУ СКП) РФ. По версии следствия, напомним, депутат Магаданской областной думы Георгий Шамирян за 45 млн руб. обещал одному московскому банкиру устроить его представителем Магаданской области в Совет федерации. Госпожа Трифонова и ее водитель Юрий Шубин, как считает следствие, участвовали в переговорах (подробно «Ъ» рассказал об этом деле 18 декабря прошлого года). Госпожа Трифонова виновной себя не признавала.

По словам адвоката госпожи Трифоновой Владимира Жеребенкова, уже во время задержания его подзащитная была тяжело больна, а в СИЗО ее состояние резко ухудшилось. «У нее были диагностированы сахарный диабет тяжелого течения, хронический пиелонефрит и другие хронические заболевания,— рассказал «Ъ» адвокат Жеребенков.— В последнее время она передвигалась на коляске, практически ничего не видела, у нее были страшные отеки, работала только одна почка, а в легких постоянно скапливалась вода. Когда я начал ее защищать, она мне пожаловалась, что один из сотрудников СИЗО посоветовал ей спать стоя, чтобы вода не скапливалась». Как сообщил господин Жеребенков, его подзащитную неоднократно переводили из СИЗО и 20-ю московскую горбольницу, где есть реанимационное отделение, приспособленное для содержания пациентов под охраной, и обратно. «По состоянию здоровья она просто не могла участвовать в каких-либо следственных действиях»,— утверждает адвокат.

По словам защитника, в конце марта врачи тюремной больницы составили заключение о том, что арестованной требуется гемодиализ и специальное лечение, которое невозможно предоставить в условиях СИЗО. По словам адвоката, о том, что госпожу Трифонову нельзя содержать под стражей, составили заключение и врачи горбольницы.

Между тем 6 апреля следователь по делу госпожи Трифоновой Сергей Пысин обратился в Одинцовский суд с ходатайством об изменении обвиняемой меры пресечения на залог. «Судья Одинцовского суда Ольга Макарова, которая почему-то всегда рассматривала вопрос о мере пресечения Трифоновой, ходатайство отклонила, мотивировав это тем, что следователь может сам отпустить мою подзащитную под залог,— рассказал защитник.— Однако когда на следующий день я предложил господину Пысину отпустить Трифонову, он мне ответил, что это будет слишком шикарно: мол, пусть признается сначала». При этом, отметил защитник, и власти, и Верховный суд рекомендуют как можно шире использовать меры пресечения, не связанные с лишением свободы. «По закону вообще продление ареста Трифоновой должно было рассматриваться либо по месту ведения следственный действий, либо по месту содержания, то есть в Преображенском или Мещанском суде Москвы,— считает адвокат.— Однако по непонятным мне причинам следователь постоянно направлял его в Одинцовский суд».

Недавно, по словам адвоката, госпожу Трифонову перевели в СИЗО Можайской колонии. «Почти сразу же мне позвонил начальник этого учреждения и сказал, что ее состояние сильно ухудшилось,— сообщил Владимир Жеребенков.— Удалось поместить ее в местную райбольницу, позже ее вернули в Москву».

По словам господина Жеребенкова, в середине апреля руководство «Матросской Тишины» неожиданно изменило свою позицию и прислало в суд справку о том, что состояние его подзащитной улучшилось и она может участвовать в следственных действиях. Адвокат также добавил, что следователь сообщил ему о намерении провести экспертизу состояния обвиняемой, «однако 30 апреля стало ясно, что уже поздно». Владимир Жеребенков сообщил о намерении добиваться привлечения всех лиц, виновных в гибели его подзащитной, к уголовной ответственности.

Между тем, как сообщила пресс-служба президента России, Дмитрий Медведев в телефонном разговоре с председателем следственного комитета при прокуратуре РФ Александром Бастрыкиным поручил провести всестороннее расследование в связи со смертью Веры Трифоновой и «потребовал представить всю информацию об инциденте, а в случае если будет доказана вина следственных органов — представить предложения по мерам взыскания лиц, ответственных за смерть Трифоновой». Как сообщил представитель СКП РФ Владимир Маркин, соответствующая служебная проверка уже начата.

Тем временем в московском управлении ФСИН сообщили, что «учитывая тяжелое течение, неблагоприятный клинический и реабилитационный прогноз заболевания Трифоновой, администрация ФБУ ИЗ-77/1 УФСИН России по Москве дважды направляла в адрес следователя СУ СК при прокуратуре РФ по Московской области ходатайства об изменении меры пресечения». По информации ведомства, ходатайства направлялись 25 марта и 9 апреля 2010 года.

В подмосковном следственном управлении СКП РФ вчера комментировать ситуацию не стали. «Этим занимается СКП, все вопросы задавайте им»,— сказали в управлении. В Московском областном суде, который утверждал решения о содержании под стражей госпожи Трифоновой, в свою очередь, вчера «Ъ» заявили, что «все принятые решения по этому вопросу были приняты с соблюдением норм действующего УПК».

Оригинал материала

«Коммерсант» от origindate::04.05.10