Выхлопная труба

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Главный энергетик Газпрома Гаррий Шварц и его заместитель Игорь Белоусенко - продавцы дизельных электростанций

Оригинал этого материала
© "Русский Forbes", январь 2006

Выхлопная труба

В последние годы многомиллиардные траты компании «Газпром» стали намного прозрачнее. Но только для своих

Игорь Попов

Простой вопрос: кто победит в объявленном «Газпромом» тендере на поставку грузовиков «Урал», если известно, что эту технику производит лишь один завод в мире — ОАО «Урал» из города Миасса? И если этот самый завод участвует в тендере? Ответ на вопрос не такой очевидный, как вам может показаться. Первое место в конкурсе, проходившем в 2004 году, одержало некое ООО, название которого никому ни о чем не скажет.

Гигантские траты российских естественных монополий уже стали притчей во языцех. Откаты, гирлянды посредников, подозрительное завышение цен на приобретаемую продукцию, непрозрачная отчетность—все это наносит компаниям ущерб, исчисляемый в сотнях миллионов долларов. Панацея, придуманная от этой болезни рынком, — размещение заказов на поставку товаров и услуг только через конкурсы. Однако опыт, который «Газпром» приобрел в 2005 году, показывает: внутренние враги монополии и это лекарство проглотили без особых последствий.

Завод «Волжский дизель им. Маминых» (город Балаково Саратовской области) в недоумении. В 2004 году предприятие по заказу и на средства «Газпрома» разработало мобильную дизельную электростанцию, менеджеры потирали руки в ожидании крупных контрактов. Но «Газпром» будто забыл про балаковский двигатель.

Гендиректор предприятия Виктор Хвостиков никак не возьмет в толк, почему «Газпром» продолжает покупать дизельные электростанции у питерской компании «Звезда-Энергетика» по полмиллиона за штуку, тогда как за аналогичный продукт «Волжский дизель» просит $120 000. Разницу в цене дает двигатель: у электростанций «Звезды» он американский, у «Волжского дизеля» — свой. «Я не исключаю, что среди учредителей «Звезды»—главный энергетик «Газпрома» Гаррий Шварц и его заместитель Игорь Белоусенко»,—заявил Хвостиков в интервью Forbes.

«Жигули» дешевле «Мерседеса», но это не значит, что они лучше,—объясняет в свою очередь энергетик Гаррий Шварц в интервью Forbes.—Мы покупаем около 30 станций в год, бывает и по $500 000, бывает и дороже. Только я никакого отношения к компании «Звезда-Энергетика» не имею».

Согласно информационной системе «СПАРК» агентства «Интерфакс», главный энергетик «Газпрома» в 2004 году был председателем совета директоров АО «Звезда-Энергетика», а Игорь Белоусенко — членом совета директоров компании. Гендиректору «Звезда-Энергетика» Леониду Пономареву при этом «ничего не известно» о работе Шварца в его компании. Пономарев, правда, вспомнил Белоусенко; этот менеджер, по его словам, направлен в совет директоров АО «Звезда-Энергетика» газовой монополией «для координации». «Денег за это он не получает», —уточнил Пономарев. Деньги получает «Звезда-Энергетика», выручка компании в прошлом году составила около $45 млн.

«Все закупки «Газпрома» в основном держатся на личных связях и ведутся через близкие сотрудникам монополии компании», —комментирует один из нефтегазовых аналитиков, попросивший не называть его имени в печати. Может, в этом и есть секрет успеха «Звезды»? Президент компании Николай Бех в интервью журналу «Признание» так говорит о своих методах организации сбыта продукции: «Очень большое значение имеет деловая репутация руководителя. Ведь еще с социалистических времен моими партнерами, друзьями, коллегами были специалисты, которые сейчас занимают ключевые посты в российском производстве. Они поддерживают нас, доверяют нашим обязательствам...» Напомним, что Николай Бех в 1987-1997 годах был гендиректором КамАЗа, а в 2001-2002 годах—старшим вице-президентом газовой корпорации «Сибур».

Этот пример иллюстрирует непрозрачность закупочной политики «национального достояния». В 2004 году операционные расходы «Газпрома» превысили $30 млрд. Как были потрачены эти деньги? В бюджете компании $19 млрд проходят по маловразумительной статье «платежи дочерним компаниям», на «прочие расходы» записано $2 млрд. Насколько эффективно были потрачены эти средства, специалисты сказать затрудняются. «Это же не МКАД, где дырочку просверлил и узнал, из скольких слоев она состоит,—говорит представитель сервисной компании, пожелавший сохранить анонимность. — На газовых месторождениях попробуй проверь, сколько песка на засыпку болота ушло».

«Структура государственная, людей надо как-то кормить», — кивает один из поставщиков монополии. По его словам, желание очистить систему закупок со стороны руководства «Газпрома» заметно, но решение проблемы упирается в «среднее звено». «Крупные контракты отслеживает высший менеджмент компании, а средние и мелкие растаскиваются управленцами в отделах и департаментах,— говорит поставщик.— Воровство при закупках через откаты и фирмы-прокладки происходит и в частных компаниях, только в меньших масштабах, да и борются частники с этим эффективнее». Стоимость сложной машиностроительной продукции для «Газпрома» можно завысить в несколько раз; на простых продуктах, например трубах, «комиссия» невелика, зато объемы поставок огромны.

Заказы на строительство в этой «газовой Чечне» распределяются слишком предсказуемым образом. Возьмем хотя бы компанию «Стройтрансгаз» — 80% ее выручки (более $1 млрд в год) дают инвестиции «Газпрома» в капитальное строительство. «За многие годы сотрудничества с «Газпромом» подрядчик и заказчик хорошо «притерлись» друг к другу, что облегчает их взаимодействие»,—двусмысленно отмечают в своем отчете аналитики «Тройки Диалог».

[page_10529.htm В 1990-е годы акционерами «Стройтрансгаза» были ближайшие родственники и друзья] Виктора Черномырдина, тогдашнего главы «Газпрома» Рема Вяхирева и его заместителя Вячеслава Шеремета — фундамент, на котором строились отношения заказчика и исполнителя, понятен. [page_11283.htm После прихода в «Газпром» команды Алексея Миллера звезда «Стройтрансгаза» должна была закатиться.] Компанию упрекали, в частности, в неоправданно высоких расценках на услуги. На место «Стройтрансгаза» метила созданная летом 2002 года газпромовская «дочка» «Газпром -стройинжиниринг».

Однако ничего не изменилось. Доля «Стройтрансгаза» с 2003 года в программе капитального строительства «Газпрома» и аффилированных с ним структур снизилась всего на 1 процентный пункт — до 44% в 2005 году. Близких родственников «старой гвардии» в компании уже нет, зато здесь работают яркие представители вяхиревской команды — к примеру, бывший зампред правления и главный бухгалтер «Газпрома» Ирина Богатырева. И «Газпром» по-прежнему платит «Стройтрансгазу» слишком много денег. По расчетам Вадима Клейнера, директора по корпоративным исследованиям фонда Hermitage Capital Management (миноритарного акционера «Газпрома»), строительство газопроводов (в том числе силами «Стройтрансгаза») обходится монополии в 3,4 раза дороже, чем заказчикам в других странах. «Отсутствие реальной конкуренции в капитальном строительстве не позволяет снизить стоимость строительно-подрядных работ с одновременным повышением их качества»,—сообщает Счетная палата в отчете по проверке деятельности «Газпрома».

В «Газпроме» эти данные не комментируют. Гигант (выручка за 2005 год, по предварительным оценкам, $44,6 млрд, чистая прибыль — $15,4 млрд) вообще не привык мелочиться. За бурение скважин монополия платит на 44-57% дороже, чем американские и канадские коллеги. Затраты «Газпрома» на разработку Заполярного месторождения в 2004 году составили $8,5 на один баррель прироста нефтяного эквивалента. Расходы «НОВАТЭК», ведущего разработку на соседнем месторождении, оказались на 75% меньше. Данные по проектам 2005 года появятся к середине 2006 года, но аналитики уже говорят, что революции в «Газпроме» не свершилось.

Помните, один из поставщиков отмечал желание руководства «Газпрома» очистить систему расходов от прилипал? Дело это непростое, начинать надо с малого. Для обеспечения своей жизни и деятельности монополия закупает продукцию тридцати тысяч наименований —транспорт, топливо, трубы, газоперекачивающие агрегаты, электростанции, спецодежду. В прошлом году на эти цели было потрачено около $4 млрд.

В июле 2004 года совет директоров «Газпрома» утвердил положение о размещении заказов на поставку материально-технических ресурсов компании преимущественно на конкурсной основе. Предполагалось, что уже в 2005 году доля закупок МТР на конкурсной основе составит 50%, в 2006 году — 80%. По расчетам ООО «Газком-плектимпэкс», «дочки» «Газпрома», обеспечивающей монополию материально-техническими ресурсами, закупки на открытых тендерах сэкономят (при условном годовом бюджете закупок в 90 млрд рублей) 3,7 млрд рублей в 2005 году и почти 6 млрд рублей в 2006 году.

В декабре стали известны первые результаты этого эксперимента. Как сообщили Forbes в «Газпроме», в 2005 году на закупку материально-технических ресурсов было выделено 113 млрд рублей, 40% из них получили поставщики, победившие на открытых конкурсах. Экономический эффект от внедрения конкурсных процедур в 2005 году в «Газпроме» оценивают в 1,5 млрд рублей.

До запланированного не дотянули, но лиха беда начало. И кто победители конкурсов? В «Газпроме» Forbes заверили, что газовая монополия не работает с «фирмами-однодневками и компаниями с сомнительной репутацией». Смотрим результаты соревнований. Известно, что газовая монополия в основном закупает трубы (700 000-800 000 т) производства трех российских и одного украинского заводов — Волжского, Выксунского, Челябинского и Харцызского. Но победителем конкурса на поставку в будущем году более 240 000 т труб признано московское ООО «Торговый дом «Трубная продукция», учрежденное некой неназванной гражданкой России в сентябре 2004 года с уставным капиталом 10 000 рублей.

По свидетельству Вадима Клейнера, годом ранее закупки труб для «Газпрома» производились через ООО с похожим названием — «Трубный торговый дом». Фирма, зарегистрированная в марте 2003 года с уставным капиталом 10 000 рублей, продала газовой монополии продукции на $700 млн. Владельцем удачливого предприятия тоже являлась гражданка России, некая Елена Русская.

Разумеется, «Газпрому» виднее, как и с кем ему работать. Но миноритарным акционерам газового концерна вряд ли понравятся данные, которые демонстрирует Вадим Клейнер: до 2002 года включительно монополия приобретала продукцию Харцызского трубного завода напрямую; в 2003-2004 годах продукция украинского предприятия выросла в цене на 1%,но «Газпрому», который подключил к поставкам посредников, харцызские трубы обходятся теперь на 35% дороже.

Почем продает товар газовому концерну учредительница «Торгового дома «Трубная продукция», корреспонденту Forbes установить не удалось. Указанный в учредительных документах ООО телефон, как выяснилось, находится в квартире жилого дома; обитатели квартиры на все вопросы о «Газпроме» испуганно отвечают: «Вы ошиблись номером». Впрочем, директор Фонда развития трубной промышленности Александр Дейнеко тоже никогда не слышал о таких крупных операторах рынка, как ТД «Трубная продукция» и «Трубный торговый дом».

Вот еще пример. «Газпром» традиционно использует на своих производствах газоперекачивающие агрегаты, произведенные «Пермскими моторами» и рыбинским «НПО «Сатурн». Однако в конкурсе на поставку этого дорогого (от 80 млн до 200 млн рублей) оборудования победили некие ООО, учрежденные другими ООО из Новосибирска и Горно-Алтайска.

«НПО «Сатурн» стабильно поставляет газоперекачивающие агрегаты «Газпрому» начиная с 1999 года»,—говорит начальник отдела рыбинского предприятия Александр Троицкий. Как в схеме поставок задействованы посредники, Троицкий обсуждать отказался. По его словам, это коммерческий секрет. Секрет «Газпрома» или поставщиков? «Когда предприятия совместно работают, появляются общие коммерческие секреты»,—объясняет Троицкий.

Почему среди победителей тендеров «Газпрома» так много малоизвестных фирм? Руководитель «Газкомплектимпэкса» Валерий Голубев отказался отвечать на этот вопрос. «Валерий Александрович—добрый человек и не хочет ни с кем ссориться»,—пояснили его отказ в компании.

Можно предположить, что с введением конкурсного распределения заказов в жизни «Газпрома» и его давних партнеров мало что изменилось. Если раньше посредник поставлял компании товар «по дружбе», то теперь он это делает как победитель конкурса. Немало способствуют этому непрозрачность конкурсной системы, отсутствие внятных объяснений, как в каждом конкретном случае определяется финалист. А также то обстоятельство, что к участию в тендерах допускаются не все желающие, а только те, кого пригласит «Газпром».

«Hermitage Capital ежегодно ставит перед «Газпромом» вопросы о системе закупок МТР, но ответов мы не получаем. На любую другую критику они реагируют, но эту меньше всего комментируют,— говорит Вадим Клейнер.—В зону закупок МТР акционерам и аналитикам доступ закрыт».[...]

«Нужен приказ о закупках напрямую у производителей,—уверен руководитель машиностроительного холдинга, ежегодно поставляющего «Газпрому» продукции на 1 млрд рублей.— Понятно, что посредники никогда не дадут лучших условий, чем заводы». Но такого приказа пока нет. А если появится, не будет ли найден способ обойти и это ограничение? Пока на все «неудобные» вопросы в «Газкомплектимпэксе» отвечают хладнокровно: «Управлению безопасности ООО «Газкомплектимпэкс» неизвестны случаи разоблачения коррумпированных сотрудников ОАО «Газпром».