Выходящий из тени

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Выходящий из тени В информированных кругах слухи о его могуществе и влиянии ходят не первый год. От него постоянно чего-то ждут... Чего же можно ждать от политика Скокова

" Восхождение на политический Олимп Юрий Владимирович Скоков, 1938 года рождения, пришел в политику из "оборонки". Он окончил Ленинградский электротехнический институт, работал в НИИ Министерства обороны в городе Калинине, потом в НИИ того же ведомства в Краснодаре и затем - в Москве. Последнее место работы на производстве - генеральный директор НПО "Квант".

Еще будучи директором, Скоков стал членом МГК КПСС. Видимо, тогда и был дан старт его политической карьере: в МГК он познакомился с Ельциным. Последний характеризовал Юрия Владимировича как "ценного работника". Утверждают, что Ельцин одно время даже строил планы сделать Скокова вторым секретарем. Однако назначение не состоялось. Говорят, Скоков был настолько резок и "крут", что при ближайшем рассмотрении Ельцин отказался от идеи дальнейшего сближения.
Неплохие отношения у Скокова были в ту пору и с Михаилом Горбачевым.
Окончательно он ушел в политику в 89-м, став народным депутатом СССР. В Верховном Совете Юрий Скоков числился членом Комитета по вопросам экономической реформы, однако особой активности не проявлял. Партийные же пристрастия Скокова оставались неизменными. После создания Компартии РСФСР Иван Полозков предлагал занять ему высокий пост, однако Юрий Владимирович отказался. Он оставался в рядах КПСС до ее запрещения.
После избрания Ельцина Председателем Верховного Совета России Скоков вошел в первое российское правительство - правительство Силаева и в сентябре 1990 года стал его первым заместителем. На этом посту Скоков зарекомендовал себя сторонником твердого руководства экономикой. Он проводил переговоры с забастовщиками-угольщиками. И, между прочим, в качестве спасительной меры обещал воркутинским шахтерам перевести их под юрисдикцию России. Так что в борьбе за лидерство между властными структурами Союза и России Юрий Скоков принимал прямое и непосредственное участие. На стороне Ельцина.
Казалось бы, после августовских событий Скоков просто обречен на триумфальный политический взлет. И поначалу все так и было. В августе 91-го он стал советником Ельцина по экономическим вопросам. В ноябре 91-го - секретарем Совета по делам федераций и территорий при президенте, членом Госсовета, советником президента по вопросам безопасности.
Но тут дорогу ему перебежал Геннадий Бурбулис. Появление "правительства реформ" во главе с Гайдаром - в трактовке самого Скокова - было следствием усилившегося влияния Бурбулиса.
Сам Юрий Владимирович говорил, что в декабре 91-го Ельцин дважды предлагал ему стать премьером. Однако "по разным причинам этого не получилось". В трактовке же других источников дело обстояло несколько иначе: Скоков действительно предлагался Ельциным в правительство Гайдара, но этому воспротивился Бурбулис.
С политикой правительства "Бурбулиса - Гайдара", как он его называл, Скоков был не согласен изначально. Однако только спустя полтора года он заявил: "...то, что за последнее время Борис Николаевич сделал такой резкий шаг и связал себя с одним лагерем - радикал демократов, с моей точки зрения, серьезная политическая ошибка. Он не имел права этого делать".
Тогда же, на старте 92-го, Юрий Владимирович не торопился порвать отношения с президентом. Да и для Ельцина, судя по всему, Скоков оставался "своим человеком". В апреле 92-го он был назначен секретарем Совета безопасности России. А в июне - секретарем Комиссии при президенте по разработке предложений, структуре и порядку деятельности СБ РСФСР. Кроме того, Юрий Скоков являлся секретарем глав республик РФ, возглавлял Межведомственную внешнеполитическую комиссию, а также Высшую аттестационную комиссию при президенте РФ.
В итоге Скоков оказался очень влиятельным человеком в силовых структурах. От него во многом зависела кадровая политика Минобороны и Министерства безопасности. В аппарате Совета безопасности было много бывших работников КГБ. С генералом Грачевым Скокова связывала личная дружба.
На исходе 92-го, в период отступления реформ, судьба даровала Юрию Скокову еще один шанс подняться на вершину власти. Именно он получил наибольшее количество голосов, когда VII съезд нардепов, отстранив Гайдара, выбирал нового премьера. Однако против фигуры Скокова решительно восстало все реформистское окружение Ельцина. В итоге президент, ссылаясь на чрезмерную занятость Юрия Владимировича в Совете безопасности, предложил на пост премьера Виктора Черномырдина, оказавшегося по итогам голосования на втором месте.
Окончательный разрыв с президентом произошел в марте 93-го, когда Скоков отказался визировать указ о введении особого порядка управления страной, предполагавший приостановку деятельности парламента до новых выборов. Больше того, Скоков однозначно стал на сторону парламента и вице-президента Руцкого (с которым, кстати, всегда поддерживал хорошие отношения) и даже выступил с публичной речью на заседании ВС с осуждением действий президента. После этого последовала отставка.
Кулуарный политик в борьбе за широкие массы
Еще оставаясь при власти, Скоков зарекомендовал себя политиком именно таким - закрытым, неизвестным "широким массам". Почти загадочным.
Политическая деятельность Скокова всегда строилась на личных связях с очень небольшой группой людей, которую он, очевидно, определял для себя как некую политическую элиту. Так, в лучшие для него времена его влияние определялось близостью к Ельцину, а также к верхушке силовых структур. Когда же в окружении Ельцина появился более сильный и удачливый соперник - Геннадий Бурбулис, когда на авансцену вышла команда Гайдара и была дана "установка" на реформы, Скоков тут же стал формировать "невидимый фронт". Некую структуру, на которую он мог бы опереться.
Такой структурой, видимо, должно было стать созванное в феврале 92-го по инициативе Юрия Владимировича координационное совещание директоров госпредприятий. И собиралось оно ни больше ни меньше как для выработки альтернативной экономической политики. Возглавили работу совещания наряду со Скоковым Михаил Малой и Владимир Исправников. На места тут же были разосланы телеграммы с требованием создать местные совещания по экономической безопасности, в состав которых входили бы директора предприятий и главы администрации.
Однако эта затея не имела большого успеха. Промышленники с раздражением восприняли начинание: они не хотели втягиваться в политику.
Вторая, более решительная попытка создать "свою структуру" была предпринята Скоковым после отставки с поста секретаря Совета безопасности РФ. В мае 93-го Юрий Скоков создал Центр по исследованию межнациональных и межрегиональных экономических проблем. На этот раз ставка была сделана на местные политические элиты. "Я выбрал субъекты Федерации" - недвусмысленно называлось программное в своем роде интервью Юрия Скокова, данное им в июне 93-го.
Однако зримых результатов работы центра обнаружено не было. В газетах проскочила информация о том, что центр занят "разработкой согласованной с регионами программы мер по выводу страны из экономического и политического кризиса", на этом дело и кончилось.
Зато в сентябре 93-го было зачато еще одно детище Юрия Скокова - общественный комитет "Согласие ради прогресса". Предполагалось, видимо, что это будет более массовая организация, нежели вышеупомянутый центр. Газеты сообщили о намерении Скокова "объединить партии, движения, профсоюзы, предпринимателей и промышленников различной ориентации". О своем согласии войти в комитет заявили Николай Федоров, Рамазан Абдулатипов, Олег Попцов, Николай Травкин, Юрий Власов, Дмитрий Рогозин. Председателем назывался Николай Федоров. Скоков - лишь одним из "участников инициативной группы". Однако газетчики сошлись на том, что центр был создан именно "под Скокова". Последнего поспешили окрестить "одним из новых лидеров политического центра".
Ближайшей целью широко разрекламированного комитета была объявлена подготовка Ассамблеи народов и граждан России, на которой предполагалось создать "мощное гражданское движение". Ассамблея должна была состояться осенью. Однако осень 93-го прошла под знаком совсем других политических событий. С тех пор ни комитет, ни центр не подавали никаких признаков жизни. Прошедшие в декабре выборы показали, что к реальной политической жизни страны эти образования не имеют отношения.
Очевидно, ставка на региональные элиты не оправдала себя. Оценив расстановку сил после октябрьских событий, своей опорой Скоков делает Федерацию товаропроизводителей.
Структура эта носит совершенно определенную политическую окраску. Зарождалась она еще в недрах союзного ВС.
Инициатором создания был комитет по промышленности, "работавший" через бывшие отделы промышленности бывших обкомов партии. Использовалась структура в качестве лоббистской организации, попеременно "наезжавшей" то на правительство, то на президента. Представляла интересы директоров небольших и средних предприятий.
Скоков "вышел" на нее в октябре 92-го года, когда готовилось 2-е совещание товаропроизводителей. Что любопытно, "координировать" действия совещания Юрию Владимировичу поручил президент. Это дало повод одному из лидеров "товаропроизводителей" Василию Романову расценить действия Ельцина как "признание необходимости коррекции реформ". На совещании и было оформлено создание федерации, а Скоков избран ее председателем.
По официальным данным, Федерация товаропроизводителей России объединяет федеральные, республиканские, краевые, областные отраслевые союзы, ассоциации и "иные объединения товаропроизводителей". В числе ее учредителей - Ассоциация промышленников и предпринимателей России, Аграрный союз России, Лига содействия оборонным предприятиям, Российский союз промышленников и предпринимателей и Российский союз трудовых коллективов. Каково же число предприятий, входящих в федерацию, не сообщается. Аналитики же считают, что по 10-20 предприятий в каждой области у федерации есть.
Однако больше года товаропроизводители мало интересовали Юрия Скокова. Только в конце декабря 93-го, на втором съезде федерации, были сделаны широковещательные заявления. В принятой на съезде декларации делается заявка на право заключать соглашения с правительством и региональными властями "для выработки оптимальных взаимоприемлемых механизмов проведения экономической реформы на местах". А также на право участия в разработке законодательных и нормативных актов. С этого времени уже не субъекты федерации - "залог и гарант сохранения Российского государства", но "товаропроизводители России - последний оплот нашей государственности".
В Федеральном собрании ФТР поддерживает Владимира Медведева, президента Союза нефтепромышленников. О Черномырдине Юрий Скоков говорит: "Мы договорились объединить усилия".
Экономические ориентиры
Если читать подряд все сказанное Юрием Скоковым на эту тему, то невозможно избавиться от ощущения, что Юрий Владимирович свято продолжает верить в непорочность идеалов своей молодости. И в первую очередь в разумность и непогрешимость социалистического планового хозяйства, управляемого и направляемого всемогущей партией.
Он совершенно недвусмысленно критикует Горбачева, объявившего, что "реформы не идут потому, что мешает политическая система". "Я с этим не согласен", - откровенно заявляет Юрий Скоков. Управленец эпохи социализма сидит в нем прочно и неколебимо: "Я бы и Федорову (имеется в виду, конечно, Федоров Борис, тогда еще министр финансов. - И. С.) посоветовал съездить на стажировку в село, мне кажется, он приобрел бы там очень хорошую закалку, проработав с годик в новых условиях".
Скоков резко критикует абсолютно все элементы рыночного хозяйства в России. Либерализация цен? Она приемлема лишь для "сложившегося рынка", "нам же только добавила хаоса"... Приватизация? Национальное богатство "растворяется, расползается, разрушается"... Гипотетическая пока еще продажа земли? Он считает это "глубокой ошибкой, способной повлечь за собой лишь очередную трагедию"...
Однако Юрий Владимирович не может не понимать, что приватизация, которая так не нравится ему, зашла уже достаточно далеко. И те самые "товаропроизводители", на которых он делает ставку, явно или тайно, но заинтересованы в эксплуатации государственной (либо уже бывшей государственной) собственности в своих личных интересах. Поэтому своим главным лозунгом он делает лозунг защиты "отечественного товаропроизводителя".
От кого же Юрий Скоков намерен его защищать? Конечно, от товаропроизводителя неотечественного. Но это - на словах. Фактически же получается, что товаропроизводителя пытаются защитить от "товаропотребителя". Ведь доказывая, что у первого "нет технологической возможности произвести из сырья, купленного по мировым ценам, дешевый, конкурентоспособный продукт", Скоков обрекает последнего потреблять продукт исключительно неконкурентоспособный. Пусть даже и относительно дешевый в условиях замороженных цен на сырье и энергию, к чему Юрий Владимирович призывает неустанно.
Вообще же все экономико-политические построения Юрия Скокова выглядят примерно одинаково. Начинаются как бы отвлеченным, почти философским тезисом о том, что "мы все вышли из одного прошлого" (при этом как-то игнорируется тот факт, что поколение сегодняшних тридцатилетних - не говоря уже о двадцатилетних - в огромном большинстве своем не склонно считать его, Юрия Скокова, социалистическое прошлое историей всей своей жизни, своей судьбой), а заканчиваются так или иначе сформулированной мыслью о том, что неплохо бы в этом прошлом еще немного задержаться.
По нему, и перестройка, и экономика, и рынок должны ориентироваться на... Нет, не на наши с вами нужды, не на полные полки качественных товаров, но все на того же мифического, экономической науке доселе неведомого "товаропроизводителя". Производство ради производства - вот экономический идеал Юрия Скокова. Но ведь все это было, было: самоедская экономика, затратная экономика...
Политическое будущее. Попытка прогноза
Будучи по природе своей политиком закулисным, эдаким "серым кардиналом" за спиной общеизвестного лидера, Юрий Скоков должен неприятно чувствовать себя потерявшим эту спину. Вероятно, связка Ельцин-Скоков последнего вполне устраивала. Уже после того, как его место занял Бурбулис, и даже после своей отставки Юрий Владимирович не раз пытался через средства массовой информации протягивать руку дружбы своему бывшему шефу: "Я категорически против того, чтобы к Бурбулису, Гайдару, Федорову, Авену присоединять президента". Президенту, не раз подчеркивал Скоков, нужно "помочь" осуществить реформы "снизу".
Однако, судя по всему, Ельцин вряд ли обратится за помощью к "товаропроизводителям" и их лидеру. Поэтому Юрию Скокову остается два варианта: либо предложить свои услуги другому политическому деятелю, либо вести самостоятельную игру. То есть либо делать ставку на будущего президента, либо самому претендовать на этот пост.
В первом случае выбор у Скокова невелик. До недавнего времени он мог подумывать разве что только о связке с господином Черномырдиным. Но такой вариант, очевидно, должен ущемлять самолюбие Юрия Владимировича (вспомните итоги голосования на съезде нардепов при выборах премьера). Да и сам Черномырдин - политик осторожнейший - из тех же соображений должен смотреть на Скокова с опаской.
Однако после освобождения лефортовских узников теоретически вполне допустимой кажется связка Руцкой-Скоков. По крайней мере, это люди очень близких политических убеждений и весьма схожих экономических взглядов. Впрочем, если Юрий Владимирович и примкнет к кому-то из политиков, то наверняка только тогда, когда шансы последнего на победу будут очень велики.
Что же касается самостоятельной борьбы Юрия Скокова за пост президента, то сам он до недавнего времени отрицал такую возможность. Впрочем - пока. "Что будет дальше - не зарекаюсь". Правда, по телевидению как-то проскочила информация о том, что Скоков в интервью одному зарубежному изданию высказал-таки намерение бороться за президентский пост. Однако позже он опровергал этот факт.Между тем активные политические "тусовки" Юрия Скокова в компании "товаропроизводителей" напоминают как раз сколачивание своей партии, способной стать опорой в ходе выборов. Однако политические оппоненты Скокова расценивают его успехи на этом поприще невысоко.
В конце концов ниша, которую он мог бы занять - некоего центриста-лоббиста, практика-хозяйственника, представляющего интересы директората, - уже занята довольно плотно, плотнее некуда, Виктором Черномырдиным.
Впрочем, аналитики не исключают и несколько неожиданный, на первый взгляд, вариант. По мнению некоторых из них, Юрий Скоков вполне мог бы возглавить блок национал капиталистов вместо Владимира Жириновского, когда тот окончательно оскандалится и "выйдет в тираж".
Пока же место Скокова в очереди на президентство оценивается "в хвосте второго эшелона". При этом имеется в виду, что расстановка сил может быть примерно следующей: первый эшелон - Черномырдин, Ельцин, Руцкой, Лужков, Шумейко, Рыбкин; второй эшелон - Явлинский, Шахрай, Жириновский, Собчак, Скоков.
Впрочем, "пути Господни неисповедимы", тем более в нашей стране и в наше время."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации