Вячеслав Игрунов: "Явлинский – "вечно вчерашний"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::12.09.2003, Фото: igrunov.ru

Вячеслав Игрунов: "Явлинский – "вечно вчерашний"

"Смотришь, вроде честная барышня, и услуги свои не рекламирует. А копнешь глубже – мама дорогая…"

Юлия Панкратова

Converted 14977.jpg

Вячеслав Игрунов

Никогда не знаешь, чего ждать от российских политиков. Такие они все не предсказуемые, противоречивые все. Но все же ничто человеческое им не чуждо. И деньги делят, когда надо, и за власть дерутся, и с клиентами (читай – со спонсорами) флиртуют. Однако при этом некоторые до такой степени умело изображают из себя девственниц, что аж дух захватывает. Вот бывает так – смотришь, вроде честная барышня, и услуги свои не рекламирует. А копнешь глубже – мама дорогая… Относительно недавно в «Яблоке» случился очередной скандал в благородном семействе, потянулись оттуда люди. Не впервой, конечно, но на этот раз покинувший Явлинского сотоварищи Вячеслав Игрунов прихватил с собой еще и порядочный кусок электората, что для «яблочников» перед выборами может служить смертельным ударом. Теперь Игрунов с высокой колокольни созерцает на всю партийную возню бульдогов под одеялом. Вот его анализ того, что же на самом деле происходит в партии и чем все закончится в декабре.

***

Оригинал этого материала
© igrunov.ru, origindate::11.09.2003

О чем говорит съезд ЯБЛОКА?

Вячеслав Игрунов

Прежде всего, о том, что это партия интеллигентная. Мне она, безусловно, ближе, чем ее сосед по политическому спектру, СПС, или даже другой сосед – СДПР, не говоря уже о блоке Глазьева. Внутри ЯБЛОКА происходят тектонические сдвиги, а публика думает, что там тишь да благодать. Это значит, что люди умеют себя прилично вести. Что для политической партии несомненный плюс. Второй плюс, что эти самые тектонические сдвиги происходят, и был прав Митрохин, когда в запальчивости сказал, что абсолютного лидерства Явлинского больше нет. Конечно, я больше не участвую в жизни ЯБЛОКА, да и мало интересуюсь, что там происходит, поэтому могу судить обо всем по отрывочной информации. Однако такой документ, как предвыборный список партии, вряд ли может считаться «отрывочной информацией», поскольку является главным документом партии, ее альфой и омегой, реальными уставом и программой. Поэтому обо многом можно сказать даже по этому одному документу.

Что же из него видно?

В первую голову, что в ЯБЛОКЕ идет нешуточная борьба. Отголоски этой борьбы доносятся постоянно из регионов, однако их можно было бы считать периферийным явлением на фоне неудачно выбранной стратегии партстроительства. Ан, нет. В самом корне, в сердцевине партии идет напряженная борьба. Обратимся к общефедеральной части списка.

В нем нет проголосованной Федеральным советом Светланы Сорокиной, которая, по слухам, отказалась войти в список, не попав в первую тройку. Действительно, Сорокина могла дать дополнительные голоса Яблоку, но она могла их дать, только оказавшись на третьем месте. От нее пришлось отказаться. Это было бы разумно, если бы на третьем месте оказалась политическая фигура федерального масштаба, типа Алферова или Степашина. Однако это место было отдано Игорю Артемьеву, который не может прибавить списку ни одного голоса. И не потому, что Артемьев плох. Я согласен, что он заслужил это место. Но потому, что все, кого может собрать Артемьев вокруг ЯБЛОКА, и без того проголосуют за эту партию. Назначение Артемьева третьим есть лишь символический внутрипартийный знак – кто есть кто в партии.

Мне об этом легко судить, поскольку дважды Явлинский мне предлагал это место. Однако он очень легко согласился в 1995 году на Ярыгину, которая, конечно, не принесла дополнительных голосов – и потому, что мы переоценили важность присутствия женщины в первой тройке, и потому, что Явлинский не дал ей возможности выйти на экран. Явлинский и не намеревался раскручивать Ярыгину. Но ему психологически было важно, чтобы там не было человека, которого он считал потенциальным соперником. Предложение, сделанное мне, носило, скорее всего, вынужденно-ритуальный характер. Когда, по словам Явлинского, в 1999 году были предложения от Хакамады, Кириенко, Немцова, он последовательно отказался от всех, заручившись поддержкой большей части Бюро. Лишь на Степашина он вынужден был согласиться, натолкнувшись на твердое желание с моей стороны при солидарной поддержке Лукина, Митрохина и Иваненко видеть того в списке. Однако, согласившись на это, Явлинский предпринял ряд шагов, чтобы подчеркнуть чужеродность Степашина, и на протяжении всей избирательной кампании дистанцировался от него. В результате, проиграло ЯБЛОКО, но еще больше проиграл Степашин. Выиграл только Явлинский, оставшийся бесспорным лидером (впрочем, утрата лидерства ему вряд ли угрожала). Только внутреннее глубокое благородство Сергея Вадимовича позволило нам сделать вид, что ничего не произошло.

Так почему же Артемьева поставили третьим? Потому, что Явлинский Артемьева в грош не ставит, не опасается? Отнюдь нет. Явлинский Артемьеву не доверял и, уверен, не доверяет. Он ему поручал, в свое время, организацию борьбы со мной, и Артемьев блестяще сыграл эту роль. Во всяком случае, пока у Явлинского на это хватало сил. У себя, в питерском отделении ЯБЛОКА, Артемьев добился последовательного ослабления всех конкурентов и стал абсолютным лидером в организации. Артемьев яркий оратор и, наконец, эффективный организатор законотворческой работы. Львиная доля яблочного законопроектного вклада обеспечена именно им. Совершенно очевидно, что именно он является основным преемником Явлинского на посту лидера партии, и перед следующими выборами ЮКОС сделает ставку, скорее всего, именно на него, а не на провального Григория Алексеевича. Для этого достаточно обеспечить Артемьева финансами, ограничив Явлинского. Остальное Артемьев обеспечит сам.

И все же, Артемьева назначили. Не сомневаюсь, что многие в руководстве партии были против этого. Однако его предпочли Сорокиной. (Кстати, версия о Сорокиной, недостаточно убедительна: есть слухи, что она предпочла список ЕдРа. Но это ничего не меняет в нашей логике, поскольку, принимая эту версию, мы должны иметь в виду других претендентов из ЯБЛОКА на третье место: Иваненко и Митрохина). Это значит, что Артемьев и его команда заняли жесткую позицию, взяв низкий старт в борьбе за доминирование в партии. Это означает, что, не имея возможности сопротивляться – успешность работы во фракции зависит от Артемьева, - Явлинский вынужден уже сейчас создавать противовесы своему заму. И в списке есть признаки этого. Например, в общефедеральной части списка присутствует не только Шишлов, постоянный оппонент Артемьева и в руководстве партии, и в ее питерском отделении, но и еще более яростный противник Артемьева – Борис Вишневский. При жесткой борьбе за места в списке у Вишневского было не много шансов попасть туда, однако сделка «Вишневский в обмен за третье место» многое объясняет.

Тем не менее, Артемьев довольно много выиграл в торге. Например, в списке есть Андрей Цариковский – человек, который является такой же тенью Артемьева, как Виктор Кущенко – тень Явлинского. У этих двоих много достоинств, однако во фракции их присутствие объясняется уверенностью лидеров в беззаветной преданности. А почему автоматическое удвоение голосов становится важным, я скажу позднее. Заметим только, что Цариковский находится в списке выше Иваненко и при определенных обстоятельствах последний может не оказаться в составе будущей Думы. Объяснить это можно только одним - Иваненко не захотел оказаться в списках ниже Митрохина и даже ниже Артемьева (а уж конечно, не уверенностью в том, что список наберет больше 7%) и предпочел занять более рискованное, но менее знаковое место в списке. Все-таки – региональный лидер, человек, который берет на себя ответственность за высокий результат в главном электоральном центре ЯБЛОКА. Кстати, Иваненко это место занимал и в прошлой избирательной кампании, но тогда оно было тринадцатым, а не восемнадцатым.

Тот факт, что положение Иваненко в списке довольно рискованное, вызовет напряжение между Иваненко и Артемьевым в будущей фракции. Собственно говоря, поводов для напряжения и так достаточно: Артемьев несет основную нагрузку по организации законотворческой деятельности, а Иваненко «руководит» и пожинает плоды известности. При этом Артемьев трудяга – Иваненко склонен к сибаритству. Раньше Иваненко и Артемьев были дружны, но в последнее время складывается ощущение, что они демонстративно не пересекаются. Зная нежелание Артемьева вступать в рискованную борьбу с сильным соперником, можно предположить, что мы имеем дело с тактикой сохранения мира при хорошо скрываемых амбициях.

Есть в списке еще одна несообразность. Это присутствие Захарова на пятнадцатом месте. Захаров – человек, больше которого Явлинский не любит только Чаженгина, недавно фактически изгнанного из карельской парторганизации. Вражда Захарова и Лукина – притча во языцех. Не любят Захарова и Иваненко с Митрохиным. Да и вряд ли в московском руководстве найдется человек, симпатизирующий ему. Однако он находится в списке выше Иваненко, Шейниса, Ковалева… Объяснить это можно только одним - организованным протестом регионалов, из которых никого не допустили на проходные места в список. Мощи Явлинского не хватило, чтобы давить до упора – видимо в ЯБЛОКЕ проблема сохранения партии стоит крайне остро, а Явлинский еще в 1999-2000 годах убедился, что партия, созданию которой он так долго сопротивлялся, – единственный ресурс, оставшийся у него. Следовательно, уже возник предел манипулированию партией у Явлинского.

Об этом же свидетельствует и отсутствие Алексея Михайлова в списке. Не сомневаюсь, что это трагедия для Михайлова, который существовал во фракции, состригая купоны за авторство 400 дней. Он полагал, что это рента пожизненная. Эта ошибочная точка зрения едва не стоила ему места в списке в 1999 году. Но тогда Явлинский покинул заседание комиссии, занимавшейся на съезде списком, чтобы догнать Михайлова, обнимать и целовать его на глазах изумленных делегатов. Результатом этих объятий было возвращение в список Алексея Юрьевича. Что стоило места Шейнису и не вызвало восторга ни у кого, включая Явлинского. Тогда Явлинский обещал, что дает Михайлову последний раз возможность пересмотреть свое отношение к работе во фракции, и если тот не сделает выводов, то в списках 2003 года его не будет. И Явлинский едва ли не в первый раз сдержал свое обещание. Вероятно, давление в партии действительно близко к критическому. Характерно, что и Сергей Дон, близкий Явлинскому человек, прошел в список по квоте ЮКОСа.

Кстати, ЮКОС также действует интеллигентно. Его кандидаты довольно органично вписываются в ЯБЛОКО. Кроме упомянутого Дона, ЮКОС представляют М.Синьковская, бывший кандидат ЯБЛОКА в мэры Томска, К.Кагаловский, которого Явлинскому не удалось протолкнуть в список в 1999 году (и хорошо – вскоре начался знаменитый скандал, который при другом решении мог бы добавить ЯБЛОКУ балласта). Также А.Осовцов, с которым у ЯБЛОКА было приличное взаимодействие в прошлом и никому не известная, а потому не вызывающая отторжения Г.Антонова. Кажется и Александр Минкин, которого Явлинский дважды хотел видеть в списках. Возможно, Михаил Моторин, бывший член ЯБЛОКА (хотя и сделавший блестящую карьеру благодаря Задорнову).

Удивительно появление в списках Сергея Ковалева. То, что Ковалеву не место в СПС – не надо ходить к гадалке. СПС так же презрительно относится к правозащитной деятельности, как и власть, что мы могли не раз слышать из уст Чубайса. Однако и в Яблоке Ковалеву будет не легко. Ковалев знает цену Явлинскому и Явлинский знает, что Ковалев это знает. Да и своим присутствием он может создать проблемы. Но уж очень хочется сохранить имидж правозащитной партии. Правда, место у Ковалева полупроходное, девятнадцатое. Даст Бог – не пройдет. И ритуал соблюден, и проблем меньше. Зато если Ковалев окажется в Думе, ему в ЯБЛОКЕ будет намного комфортней, чем в СПС: здесь к нему будут относиться уважительно, все-таки, партия интеллигентная.

Как же будет выглядеть фракция ЯБЛОКА в Думе, если партия перепрыгнет через пятипроцентный барьер? Самое вероятное число мандатов – 17, т.е., аккурат центральный список. Чтобы Иваненко оказался в Думе, необходимо, чтобы Артемьев или Лукин выиграли одномандатный округ, т.к. кроме них выиграть округ никому из общефедеральной части не по зубам. У Артемьева хорошие шансы. Но если не выиграет ни Артемьев (бывает же), ни Лукин (бывало же), придется пожертвовать Кущенко, поскольку верный, но федерально раскрученный и функционально вписанный во фракцию Иваненко важней простого держателя карточки для голосования. Свои функции Кущенко выполнит и без мандата, который ему, по большому счету, не нужен.

Кроме того, по одномандатным округам должны выиграть Сергей Попов, Михаил Емельянов, Михаил Задорнов.

Могут (при хорошей премии) в Думе оказаться Ковалев и Минкин. Менее вероятно, но возможно, что пройдут Виталий Камышев или Юрий Кузнецов.

Такой состав фракции потенциально взрывоопасен. Начнем с того, что Явлинский станет еще больше опасаться Артемьева и создавать тому проблемы во фракции, опасаясь его возросшей известности. Будут нарастать и проблемы у Артемьева с Иваненко. Взаимная спайка Иваненко и Явлинского только возрастет. Но зато проявится трещина между Явлинским и Митрохиным. Митрохин, человек с чрезвычайно выросшими амбициями, не сможет забыть своего устранения с поста руководителя избирательной кампании, как не сможет и простить этого Явлинскому. Полупрезрительное отношение Митрохина к лидеру усилится его обидой, и он будет заинтересован в смене лидера, поскольку при Артемьеве, гораздо менее амбициозном и подозрительном, чем Явлинский, у Митрохина откроются новые перспективы. И хотя, понимая это, Григорий Алексеевич будет стараться сгладить напряженность, это будет удаваться с переменным успехом.

На полях замечу, что смена Митрохина была предопределена. С одной стороны, Сергей Сергеевич человек умный, и в нем содержится многое из того, чего не хватает фракции в целом, а Иваненко тем более. Это и оригинальность видения, и глубина понимания проблем, и драйв, энергия молодости. Но с другой стороны, глубина мышления имеет оборотной стороной узость рассмотрения материала и возникновение ошибок из-за неумения комплексно анализировать многосложные проблемы. Драйв часто вырождается в отталкивающую агрессивность, что в напряжении избирательной кампании могло бы привести к острому конфликту в штабе. Упрямство и зависимость от окружения, помноженные на молодость, импульсивность мешают исправлению ошибок, неизбежных в сложных условиях острой политической кампании. Назначение Митрохина на роль руководителя кампании с самого начала мне казалось ошибкой Явлинского, но эта ошибка из разряда тех, которые нельзя исправить до конца. Подняв честолюбивого Митрохина, а затем его опустив, Явлинский заложит дополнительную толику динамита под стабильность ЯБЛОКА. Я не очень верю, что рационализма у Митрохина хватит, чтобы долго сдерживать страсти. Раньше или позже конфликт Иваненко-Митрохин выплеснется наружу, тем более, что унижение Митрохина исходит от человека, которого тот считает недостаточно умным. Впрочем, это относится не к избирательной кампании. Время, которое лечит, будет потрачено Митрохиным на одномандатный округ, где он захочет доказать собственную состоятельность. Правда, это приведет к ограничению его участия в интеллектуальной работе федерального штаба, что обеднит кампанию.

Иваненко не многим лучше Митрохина годится на роль руководителя кампании. Это назначение может быть оправдано только стремлением компенсировать фрустрацию Сергея Викторовича, вызванную его положением в списке. Но, все же, Иваненко несколько больше Митрохина годится на эту роль. Он имеет аппаратный опыт, по складу характера – типичный советский чиновник, а значит, готовый к упорядоченному ведению дел, что для избирательной кампании чрезвычайно важно. От Иваненко бессмысленно ожидать блеска, он не может понять изюминку в новом предложении – а старые на выборах работают плохо, - но он сможет уменьшить хаос, царящий ныне в штабе ЯБЛОКА. Иваненко также сможет сдерживать свои эмоции, хотя и в известных пределах. Надо сказать, что Иваненко не пользуется любовью во фракции, но вызывает меньше раздражения, чем его тезка Митрохин.

Так или иначе, две линии напряжения, Явлинский-Иваненко contra Артемьев и Митрохин contra Явлинский-Иваненко, будут взаимодействовать друг с другом.

Снижающаяся привлекательность Явлинского и невысокая эффективность Иваненко будут сдерживать потенциал ЯБЛОКА, особенно в условиях подготовки к следующим выборам. ЮКОС инвестирует свои деньги не для того, чтобы они были потрачены на малорентабельное предприятие. Следовательно, рано или поздно речь пойдет о смене лидера – и нынешний лидер это хорошо понимает, почему во фракции не раз насмешливо говорил о ЮКОСе и Ходорковском, что выдает его тревогу и высвечивает подготовку к борьбе. Лишь ухудшение положения ЮКОСа может воспрепятствовать его стремлению сменить Явлинского – в условиях борьбы поднаторевший в конфликтах Явлинский предпочтительней мягкого Артемьева. Но конфликт ЮКОС-Кремль вряд ли затянется на много лет, и ЮКОС скорее будет заинтересован во фракции, способной конструктивно сотрудничать и с Кремлем, и с коллегами по Думе.

Но в этом заинтересованы не только бизнесмены. В этом заинтересована правящая верхушка, в этом заинтересованы и многие партийцы, наконец. Следовательно, постепенно будет нарастать борьба. Фракция разделится приблизительно поровну.

За Явлинским окажутся:
· Иваненко
· Шишлов, 
· Кущенко,
· Мельников,
· Вишневский,
· Дон.

На стороне Артемьева:
· Антонова,
· Осовцов
· Захаров
· Синьковская, 
· Цариковский,

Чаще на сторону Артемьева будут склоняться:
· Лукин,
· Митрохин,
· Моторин,
· Кагаловский,
· Попов,
· Емельянов, 
· Задорнов.

Чаще к Явлинскому будут тяготеть:
· Арбатов
· Ковалев

Если в Думу пройдут другие кандидаты, то от Минкина Явлинский чаще сможет ожидать поддержки, чем от Камышева или Ю.Кузнецова. Баланс, похоже, не в пользу Явлинского. Опытный интриган, Явлинский вряд ли бы проиграл в этой ситуации, если бы не один сакраментальный момент: деньги, главный инструмент интриг Явлинского, впервые будут в руках его оппонентов. Так что в этот раз Явлинскому будет брошен серьезный вызов.[...]

***

Выдержки из встречи Вячеслава Игрунова, лидера партии «Союз людей за науку и образование (СЛОН)» и Игоря Морозова, лидера движения «Яблоко без Явлинского»

Оригинал этого материала
© igrunov.ru, origindate::22.08.2003

Вячеслав Игрунов:

Явлинский не политик, Явлинский резонер, Явлинский – человек позы. Явлинский готов высказать почти любую мысль, если она его выделяет из группы других политиков. И совсем не обязательно, чтобы эта идея была ему внутренне близка.

Он сегодня может высказывать одну точку зрения, если к вечеру вдруг выяснится, что при такой точке зрения он попадает на ту же позицию, что какой-нибудь другой политик, назавтра он займет другую позицию. То есть, это человек, который преследует цель быть оригинальным, быть не таким как все, быть замеченным, но не преследует реальные политические цели, достижения каких-то конкретных решений для страны.

Это главная причина, по которой Явлинский не может собрать голоса. Эта причина ведет к тому, что он не готов участвовать ни в каких структурах исполнительной власти, что он не может ни с кем договариваться, и много следствий отсюда.

Нынешний политик – это, во-первых, человек, который должен искренне верить в то, что он делает, во-вторых, должен готов быть отдать все, что у него есть, ради достижения этой цели. Этот человек должен быть достаточно гибким, уметь договариваться с другими, потому что политика – это вечное движение между Сциллой и Харибдой.

И здесь, конечно, невозможно находить какие-то решения для одного человека и строго следовать им, а те люди, которые ведут вот такую вот линию, все время вспоминают: «А вот я был прав, а вот я был прав в 90-м, а вот я был прав в 93-м». У Герцена было очень такое хорошее определение: «вечно вчерашние», они сетуют на то, что обстоятельства им не позволили сделать то-то и то-то, они не делают выводов из своих неудач, они все жалуются на жизнь, на окружающих людей, Бог знает на что, но никогда не задумаются о себе, никогда не в состоянии изменить своих подходов и своих позиций.

Вот Явлинский – «вечно вчерашний», а «вечно вчерашние» вряд ли в состоянии набрать довольно много. Когда я еще был в «ЯБЛОКе», когда я еще был заместителем Явлинского, создавал эту партию, я говорил о 8%-м гетто, в котором мы оказались и которое надо разрушить, но с тех пор Явлинский сделал все, чтобы не только эта стенка стала толще, но и еще отодвинул его дальше от 8%-ой планки.