В «Матросской Тишине» нашли тело фигуранта «дела Гайзера»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Матросская тишина

Фигурант громкого дела экс-губернатора Коми Вячеслава Гайзера - бизнесмен Антон Фаерштейн найден мертвым 9 августа в камере СИЗО.


Вчера в знаменитом следственном изоляторе N 1, который народ называет «Матросской Тишиной», случилось ЧП - в одной из камер было обнаружено тело подследственного


Такое происшествие в любом случае вызывает переполох у руководства тюремщиков, а тут погибшим оказался один из фигурантов громкого уголовного дела бывшего главы Республики Коми Вячеслава Гайзера. Факт из-за повышенного общественного внимания к делу вызвал самые разнообразные предположения.


Гендиректора "Комижилстрой" Фаерштейна обнаружили без сознания в камере. Прибывшие по вызову представители медицинской службы констатировали смерть. После заполнения кучи необходимых бумаг тело подследственного было передано в морг для определения причины смерти. Как водится в таких случаях, тут же появилось немало версий - от банальных до криминальных. Самая простая - человеку стало плохо. На помощь позвать не успел. Возможно? Конечно. На улице очень жарко, а в камерах кондиционеров нет.


Человеку, не привыкшему к таким спартанским условиям жизни, подобный климат может реально угрожать здоровью.


Первые сообщения о случившемся заканчивались утверждениями, что Фаерштейн совершил самоубийство. И такое возможно. Совершенно незнакомого с особой атмосферой тюремных камер и очень не бедного человека вдруг в одночасье сажают на нары - такая резкая смена окружающей обстановки кого угодно выбьет из колеи. Особенно трудно тем, кто много лет живет не просто хорошо, а очень хорошо. Первые мысли, которые посещают попавших на нары состоятельных людей, с их же слов - это ощущение, что все кошмары ненадолго, а друзья, деньги и связи быстро решат все проблемы. Но идут месяцы, а ничего не решается. В такой обстановке некоторые граждане срываются. У кого слабее психика могут и наложить на себя руки.


Чтобы этого не случилось, за такими сидельцами обязаны круглосуточно приглядывать охранники. Ведь главная цель руководства любого СИЗО - довести до суда или колонии своего подопечного в целости и сохранности. При каждом подозрительном подобном случае уже немало начальственных голов в тюремном ведомстве полетело. Выходит, недоглядели, что у арестанта депрессия и суицидальные мысли?


Правда, в пресс-службе СКР корреспонденту "РГ" самоубийство фигуранта уголовного дела не подтвердили. Там лишь подтвердили сам факт смерти и начало по этому делу доследственной проверки. В СКР не стали подтверждать появившуюся информацию со ссылкой на неизвестных правоохранителей, что якобы нет никаких оснований считать смерть Фаерштейна насильственной.


По результатам проверки факта смерти СКР вынесет решение - есть преступление или нет, возбуждать ли уголовное дело.


Правда, в нервный срыв гендиректора Фаерштейна не очень верится. Хотя бы потому, что он уже без месяца целый год находится в камере и за это время можно и попсиховать, и успокоиться, и каким-то образом привыкнуть к жизни за решеткой.


И, наконец, та самая криминальная версия. По ней неудобного свидетеля преступлений высокопоставленных чиновников могли просто убрать руками сокамерников. Могло подобное случиться? Да, могло. Ведь не секрет, когда под следствие попадает большая группа совсем не рядовых граждан, перед второстепенными фигурантами само следствие ставит на выбор два пути. Либо пойти в тюрьму вместе со своими начальниками или покровителями на нереально большие сроки, либо согласиться на сотрудничество. Последнее по действующему законодательству предполагает, что подозреваемый подписывает так называемое соглашение со следствием и начинает давать показания на главных фигурантов преступления.


В обмен на разоблачения человек получит самый минимальный срок, который возможен. А может из обвиняемого вообще перейти в свидетели. В самом лучшем случае вообще не сесть в тюрьму, а получить наказание, не связанное с нарами и колючей проволокой.


Напомним, что Антон Фаерштейн находился под арестом с 20 сентября 2015 года вместе с другими фигурантами расследования злоупотреблений экс-губернатора Коми Вячеслава Гайзера. Сам, теперь уже бывший, губернатор вместе с остальными 14 фигурантами дела был арестован в тот же день. Против них расследуется уголовное дело по внушительному списку статей, где есть и создание преступного сообщества, и мошенничество. Гайзер отрицает свою вину. Следствие оценило сумму ущерба от действий Гайзера в 1,1 млрд рублей.


Суд продлил им срок под стражей до 19 сентября.


Губернатор и его подчиненные обвиняются в том, что с 2006 по 2015 год отчуждали доли государства в крупных предприятиях республики, в числе которых оказался и крупнейший лесокомбинат. Эти активы, по версии следствия, потом продавались фирмам, тесно связанным с родственниками и просто близкими для чиновников людьми. Ну, а деньги, как водится, выводились в офшоры.


Жили все причастные к группе Гайзера очень небедно - при обысках у арестованных изъятые ювелирные украшения мерили на килограммы. Вышло - больше 60 кг. А еще нашли море дорогущих часов, стоимостью до миллиона долларов за штуку.


К погибшему фигуранту дела Гайзера в камеру приходили секретные сотрудники

Антон Фаерштейн.jpg

Антон Фаерштейн

Предприниматель почти год провел в изоляторе: московский суд отказывался изменить меру пресечения на домашний арест или залог. Смерть в любом СИЗО - это ЧП. А для знаменитого «кремлевского централа» (где сидели патриарх криминального мира Япончик, владелец «Юкоса» Михаил Ходорковский и т. д.) - это почти катастрофа. За всю историю такого здесь и не припомнят. Но в последнее время тут вообще стали происходит странные вещи: заключенные заявляли об угрозах и даже рукоприкладстве со стороны следователей, которые их навещали. Как бы то ни было СК сейчас проводит проверку сразу по двум статьям УК — «самоубийство» и «доведение до самоубийства».


А заключенные-бизнесмены надеются, что смерть Фаерштейна не будет напрасной: московские суды станут реже заключать под стражу, пишет «МК».


Изначально за 42-летнего Антона Фаершейна правозащитники переживали меньше всего. Среди фигурантов по делу Гайзера были требующие куда большего внимания: к примеру, инвалид с детства Павел Марущак, перенесший ряд тяжелых операция Валерий Веселов и т. д. Да и вообще Фаерштейн был чуть ли не единственным из 15 арестованных фигурантов по делу Гайзера, кто старался не привлекать к своей особе внимания. Он полагал, что публичность помешает его скорейшему освобождению, в которое верил всем сердцем.


- На чем была основана его уверенность? - комментирует человек из близкого окружения Гайзера. - Во-первых, он не был чиновником, а занимался исключительно бизнесом: являлся директором рекламного агентства, а также членом совета директоров «Комигражданстрой» (Татьяна Фаерштейн обладает почти четвертью процентов всех акций). Во-вторых, он в принципе не общался с Гайзером. Его обвинение высосано из пальца. Каким образом его вообще притянули к этому делу? Мы полагаем, что действовали по принципу: арестовать как можно больше людей, чтобы потом было с кем «торговаться».


Но вот что считает следствие. По его данным, Антон Фаерштейн фактически возглавлял еще одну компанию, акции которой принадлежали кипрскому офшору «Greettonbay Trading Ltd». И якобы документы на этот офшор нашли во время обыска в кабинете Гайзера, из-за чего Фаерштейну отвели роль финансиста-технолога (полагая, что он разработал схемы легализации денег).


Любопытно, что «Комигражданстрой» выиграла аукционы на строительства для города, при этом не сдала объекты в срок (среди таких, к примеру, санаторий «Серегово»). Знаю, что после задержания Файерштейна было уволено больше сотни сотрудников фирмы. Многие из них писали ему в СИЗО письма. Он очень сильно переживал по этому поводу...


Вообще Фаерштейн в силу особенностей характера переносил неволю хуже, чем другие фигуранты дела Гайзера. По словам друзей, он жил надеждой на освобождение, но шли месяц за месяцем, а суд только продлевал арест. По некоторым данным, он даже согласился заключить досудебное соглашение и дать признательные показания в обмен на свободу. Дал ли он их или нет — не известно. В любом случае теперь такие показания могут быть подвергнуты на суде сомнениям.


Трагедия произошла 9-го числа примерно в 18.00. Фаерштейна нашли в туалетной зоне (она отделена от камеры перегородкой) висевшим на простыне. По некоторым данным, в этот момент в камере он был один. «Скорая», которую тут же вызвали сотрудники, была на месте уже через 15 минут. Врачи провели все необходимые реанимационные мероприятии, однако спасти бизнесмена не удалось. Скончался он в прямом смысле у медиков на руках.


Примечательно, что накануне он ни на что не жаловался. Все свободное время или читал, или смотрел телевизор.


Адвокаты других фигурантов по делу Гайзера предполагают, что на него оказывалось давление со стороны следствия. Вообще ко многим задержанным приходили некие оперативники, которые не желали представляться. Негласные визиты проходили, разумеется, без адвокатов.


- Даже к самому Гайзеру ходили оперативники и "уговаривали" признаться, - рассказывает защитник Вячеслав Леонтьев. - Мы писали запросы и жалобы для выяснения данных этих лиц, но нам ничего не сообщают. А у Гайзера после таких визитов поднималось кровяное давление.


- Почти все адвокаты фигурантов столкнулись с массой проблем, - говорит другой защитник Руслан Заколюжный. - Напомним, что нас с самого начала не пускали к задержанным, о чем правозащитники даже сообщили Президенту. Потом наших подзащитных различными методами пытались склонить к оговору других лиц.


Изолятор, в котором находился Файершейн, считается лучшим во всей стране. За здоровьем заключенных (коих меньше сотни, и все они — фигуранты громких дел) здесь следят особенно тщательно. При этом администрация обязательно учитывает психологическое состояние, при необходимости сразу вызывает к арестанту психолога. И, к слову, это приходилось делать часто именно после визитов следователей. В данном случае сотрудники не успели.

Ссылки

Источник публикации]