В Верховный суд Англии подан иск к владелецу Evraz Group Александру Абрамову

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В Верховный суд Англии подан иск к владелецу Evraz Group от вдовы и детей Курбанова

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::26.12.2005, Фото: "НГ"

Не оправдал доверия. С Александра Абрамова требуют более $500 млн

Мария Рожкова

Converted 20482.jpg

Александр Абрамов

Президент и основной владелец Evraz Group Александр Абрамов может стать беднее на $500 млн. Как стало известно “Ведомостям”, до своей смерти в 2003 г. около 10% группы контролировал предприниматель Айдын Курбанов. Его наследники не смогли договориться с Абрамовым об условиях выкупа их доли и подали в Верховный суд Англии иск против Абрамова в надежде отсудить у него более $500 млн.

Люксембургская Evraz Group S. A. владеет Нижнетагильским (91,4%), Западно-Сибирским (95,4%) и Кузнецким (100%) меткомбинатами, Качканарским ГОКом (84,4%) и проч. В 2004 г. выпустила 13,7 млн т стали. Выручка за 2004 г. – $5,9 млрд, чистая прибыль – $1 млрд, капитализация – $6,3 млрд. Абрамову принадлежит 59,11% акций Evraz. Forbes поставил Абрамова на 12-е место в “золотой сотне” самых богатых россиян с $2,9 млрд. 

В распоряжении “Ведомостей” оказалась копия иска против Александра Абрамова, поданного 15 декабря в Верховный суд Англии вдовой Айдына Курбанова Ириной Помеловой и их детьми Валентиной и Самедом. Помелова подтвердила “Ведомостям” факт подачи иска. В нем говорится, что в 2001 г. Абрамов продал Курбанову 1000 акций панамской компании Venturi Holdings Overseas Corp. Эта компания, по словам Помеловой, была единственным учредителем кипрской Crosland Ltd, владевшей головной компанией холдинга — кипрской Mastercroft, которой принадлежали акции Нижнетагильского, Кузнецкого, Западно-Сибирского меткомбинатов, “Кузнецкугля”. Эти пакеты Mastercroft в 2004 г. передала Evraz Group, которая в июне этого года разместила 8,3% акций на Лондонской бирже. Курбанов был бенефициаром 10% акций холдинга, говорит адвокат Чарльз Ллойд из лондонской юридической фирмы Macfarlanes, представляющей интересы истцов.

В 2002 г., за год до своей смерти, Курбанов передал акции Venturi в английский траст и их доверительным собственником стал Абрамов, говорится в иске. Но он нарушил свои обязанности трасти, утверждает Ллойд. Абрамов должен был действовать исключительно в интересах бенефициарного владельца акций Venturi, а вместо этого после смерти Курбанова голосовал за эмиссии акций Crosland и других компаний холдинга, которые размыли долю Курбанова более чем в 10 раз. На этом и основывается иск, говорит Ллойд, наследники будут требовать с Абрамова компенсацию. Ее размер будет определен исходя из рыночной стоимости пакета Курбанова, рассказывает источник, знакомый с планами истцов. Сейчас он стоил бы более $500 млн.

Абрамов заявил “Ведомостям”, что не знает об этом иске. Сделки с Курбановым он комментировать не стал, сказав, что тот был одним из “финансовых инвесторов” “Евраза”, но участия в развитии его бизнеса не принимал. Не назвал Абрамов и долю “Евраза”, бенефициаром которой был Курбанов. “Компания платит высокие дивиденды ($400 млн за девять месяцев), ее стоимость растет, поэтому и появляются желающие заработать на этом по максимуму”, — говорит Абрамов. Он утверждает, что не нарушал своих обязанностей как доверительный собственник и готов к судебным разбирательствам.

Источник в окружении Абрамова утверждает, что тот был готов заплатить родственникам Курбанова около $300 млн, но они отказались. Помелова вспоминает, что после смерти мужа пыталась договориться с Абрамовым, но он предлагал неприемлемые условия. В этом году Venturi, по ее словам, перевела на счет $135 млн, но эти средства были заблокированы на счете в Банке Кипра, поскольку не отражали реальной стоимости пакета. После этого Помелова получила письмо с предложением продать акции Venturi за $250 млн — но с оговоркой, что эти предложения не обязательны к исполнению, утверждают адвокаты Помеловой, добавляя, что на этом переговоры застопорились. “Я поняла, что дальше вести переговоры смысла нет, к тому же недавно Абрамов заявил, что собирается покинуть пост президента компании, за этим может последовать продажа компании, и я решила, что теперь мои интересы может защитить только суд”, — сказала Помелова. Если истцы смогут подтвердить все приведенные факты документами, их шансы победить в суде велики, считает юрист компании “Джон Тайнер и партнеры” Валерий Тутыхин.

Абрамову не раз приходилось выкупать доли у своих партнеров или их наследников. Один из основателей “Евраза” Олег Бойко в 2004 г. продал Абрамову 20% акций холдинга примерно за $600 млн. Вскоре примерно такой же пакет продал вице-президент “Евразхолдинга” Александр Катунин. А долю погибшего в 2004 г. исполнительного директора Андрея Севенюка (4,17%) за $124 млн у его наследников выкупила сама компания. Помимо Абрамова акционерами Evraz являются вице-президенты Александр Фролов (28,18%) и Валерий Хорошковский (1,88%).

В меморандуме перед IPO Evraz Group предупредила инвесторов о возможности судебных разбирательств с акционерами, которые не повлияют на контроль в компании, напоминает Абрамов. “Если иск будет подан против меня лично, то это никак не отразится на деятельности Evraz Group”, — заявил Абрамов. Этот иск не нанесет ущерб группе и не приведет к снижению ее стоимости, поскольку подан лично против Абрамова, соглашается аналитик “Уралсиба” Вячеслав Смольянинов. “Но инвесторы негативно отреагируют на то, что этот спор всплыл, особенно на то, что о нем стало известно уже после IPO, — говорит аналитик. — Все больше российских компаний выводит свои акции на западные биржи, и данный иск о нарушении прав миноритарных акционеров может подорвать доверие к российским эмитентам, о реальных собственнниках которых известно не всегда”.

Курбанов родился в Баку, в 17 лет переехал в Москву. “Мой муж был очень известный в России и Азербайджане человек, — рассказывает Помелова. — Он был инициатором создания Всероссийского азербайджанского конгресса, много занимался благотворительностью, на его средства в Азербайджане был построен православный храм”. Он начинал бизнес с организации поставок продукции из России в Азербайджан, торговал нефтепродуктами, полимерами, лекарствами, зерном и проч. После смерти мужа Помелова продолжила заниматься частью его бизнеса. Например, она является совладельцем созданной Курбановым группы компаний “Корос”, которой принадлежат Северная лесная компания, три завода по производству пластмасс. Также “Корос” занимается продажей шин, текстиля и т.д. В этом году оборот “Короса”, по словам группы, составит $150 млн.

Два знакомых с Абрамовым предпринимателя подтвердили, что Курбанов был акционером “Евраза”. Он инвестировал в разные компании, одной из них был “Евраз”, рассказывает Помелова. По ее словам, еще в конце 90-х ее муж начал финансировать бизнес Абрамова, помогал его развитию, в частности, благодаря его связям “Евраз” выиграл тендер на право постройки на одном из своих предприятий завода по производству труб большого диаметра, заключил долгосрочный контракт на поставку продукции с РЖД.

В свое время много врагов себе нажил владелец “РусалаОлег Дерипаска. Он размыл долю Анатолия Быкова в Красноярском алюминиевом заводе, Льва Черного и TWG в Саянском алюминиевом заводе, отставил от контроля над Новокузнецким алюминиевым заводом Михаила Живило. Все они судились с Дерипаской, и со всеми ними он в итоге заключил мировые соглашения.