В Генпрокуратуре оборотней не ловят

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Прослушки из дела "Трех китов"-2

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::13.11.2003

В Генпрокуратуре оборотней не ловят. Боятся, что опустеют кабинеты

Роман Шлейнов

[...] Мы уже говорили об официальных прослушках телефонных разговоров контрабандистов — фигурантов скандального мебельного дела «Трех китов». Эти материалы несколько лет пылятся в ГУВД Московской области и прокуроров совершенно не интересуют, хотя речь идет о передаче высокопоставленным сотрудникам Генпрокуратуры порядка 2 млн долларов.

Как обещали, продолжаем публиковать материалы этой прослушки. В прошлый раз мы остановились на том, как бизнесмены договаривались о передаче в Генпрокуратуру первой партии денег — 125 тыс. долларов. Они рассуждали о том, что прокуроры опасаются меченых купюр, и говорили о запугивании тех, кто занимается делом «Трех китов». Все фамилии переговорщиков есть в редакции, и у правоохранительных органов они тоже есть.

15 декабря 2000 г., 13.53. Бизнесмен З.: «…Основная задача, как мы с тобой говорили в свете последних наших с тобой разработок, — это вернуть деньги и вернуть товар… Тебе Алик (близкий З. бизнесмен, который пытался попасть в «Единую Россию». — Р. Ш.) все скажет… Он примет решение <…>. Мы будем иметь поддержку на самом «верху» <…>. Нам будет помощь секретариата, а там тоже есть выход на Генпрокуратуру хороший. Пообещали нам. Так что мы сейчас будем во всеоружии биться».

2 марта 2001 г., 15.14. Старший прокурор К. одного из управлений Генпрокуратуры отчитывается перед бизнесменом о проделанной «работе»: «…Сегодня в любом случае забираю у него ксерокопию <…> со всеми визами вплоть до сегодняшних. <…> Суть не меняется, но чтобы на одном листе уложился он. Но за подписью. Причем сначала отказался тоже. Там К. (начальник управления Генпрокуратуры. — Р. Ш.) прошел напролом. Но вот сейчас бегает…».

Любопытно, некоторые прокуроры поначалу отказывались участвовать во всем этом, но затем поддавались на уговоры коллег, которые к ним прибегали, и нехотя соглашались.

13 марта 2001 г., 13.03. Главному контрабандисту З. позвонил К. — старший прокурор Управления Генпрокуратуры. К.: «Добрый день. К. побеспокоил <…> Как вы там?» З.: «Ну, я вот только с одной надеждой на вас». К.: «…Как бы нам увидеться. Есть один вопрос… Может, прямо сюда подскочили бы? (в Генпрокуратуру. — Р. Ш.) Как подъедете, я прямо в любое время вас встречу <…> Надо один момент провернуть. Один вопрос. Я имею в виду, что процедуру дальше продолжить…».

Надежды оказались ненапрасными — и процедуру продолжили.
29 марта 2001 г., 15.24. Звонок прокурора одного из отделов управления по надзору — господина М.: «М. побеспокоил, Генеральная прокуратура. Меня П. просил выйти на вас… Чтобы принимать решения по нарушениям законности, необходимо иметь документы, когда были визиты, какие требования… Чтобы ваши юристы подготовили, а мы это в дело потом…».

А вот и финал активных встреч, переговоров и немеченых купюр.

15 мая 2001 г., 16.13.: «Николай Валентинович, ну, я не знаю: вы, наверное, уже знаете добрые вести… 7 мая дело по «Лига Марс» (подставная фирма, которая проводила контрабанду и заключала пятимиллионный долларовый контракт с такой же пустышкой в США — фигурантами дела «Бэнк оф Нью-Йорк». — Р. Ш.) прекращено за отсутствием состава преступления… Я сейчас с П. (следователь Генпрокуратуры по особо важным делам. — Р. Ш.) созванивался, со следователем…».

31 мая 2001 г., 16.23. Бизнесмен Х. сообщает З., что получил еще один прекрасный выход на Генпрокуратуру. Х.: «Ну, я очень хороший контакт получил еще там, где тебе постановление выносили (постановление о прекращении уголовного дела выносили в Генпрокуратуре. — Р. Ш.)». З.: «Постановление?». Х.: «Да, прямо выход на Т». Тут бизнесмен называет фамилию следователя.

Еще раз повторим: это цитаты из законной прослушки телефонных переговоров фигурантов уголовного дела. Все зафиксировано с точностью до минуты. Потенциальные уголовники договариваются с прокурорами о том, как прекратить разбирательство. Без стеснения называют имена, отчества, фамилии и должности сотрудников Генпрокуратуры РФ. Прокуроры, не стесняясь, представляются в ходе этих телефонных бесед. Начальники некоторых управлений Генпрокуратуры служат мальчиками на побегушках — исполняют поручения контрабандистов, уговаривая других прокуроров подписать нужные бумаги…

И никаких служебных проверок по этому поводу не было, нет и, в ближайшее время, не предвидится, несмотря на то что фамилии высокопоставленных лиц в записи звучат довольно четко. [...]