В Калужской области умышленно банкротят градообразующие предприятия

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

В Калужской области умышленно банкротят градообразующие предприятия FLB: Банкротство крупнейших предприятий Калужской области вызвало настороженность прокуратуры, которая заговорила о тенденции и взялась за расследование

"Банкротство стало у нас знаковым словом, уже смыло большую часть промышленности России, которую раздали почти даром во время приватизации и залоговых аукционов. Один из крупнейших, но далеко не первый В последнее время Калужская область привлекла к себе внимание всей страны серией громких банкротств. Под удар попали крупнейшие предприятия области: Калужский молочный завод, Кондровская бумажная фабрика , Карачаевская птицефабрика, кондитерская фабрика «КаПеПа», Калужский завод «Кристалл», объединение «Калуга-рыба», Калужский хладокомбинат, Карачевская птицефабрика, завод «Бахус» и многие другие предприятия.
Cc3e05e5ca7a8eefdebba74d46d18104.gif
Эпидемия добралась и до знаменитого на всю страну Калужского мясокомбината. В марте 2013 года калужское издание iKaluga опубликовала статью под названием тут текст ссылки «Калужский мясокомбинат больше не спасти. Хроники воровства при Артамонове». Автор публикации Игорь Фадеев (газета «Весть») подробно изложил ситуацию на заводе. В итоге автор писал: «Но участь предприятия, похоже, практически уже решена: вердикт будет вынесен 11 апреля, накануне Дня космонавтики. - Как бы не было жаль терять мясокомбинат, но спасти это предприятие, похоже, уже не удастся, - сообщил нам по телефону заместитель министра экономического развития Игорь Тимошин. - Если в таком предприятии у города и региона действительно есть необходимость, то сейчас экономически целесообразнее вести речь о строительстве в Калуге нового мясоперерабатывающего предприятия с комплексом современного оборудования. Для спасения КМК было сделано очень многое, но урон, нанесенный собственником, был слишком тяжелым… Встреча с коллективом КМК проходила в холодном актовом зале (отопление на предприятии отключено). У многих участников встречи от холода зуб на зуб не попадал, но, тем не менее, общение продолжалось более двух часов. «Заморожены» не только сами работники комбината, но и его счета, активы, арестована даже знаменитая торговая марка, чтобы ею не смог воспользоваться недобросовестный товаропроизводитель… И все-таки маленькая искорка надежды на положительный для комбината исход его судьбы остался у многих участников встречи. Надежда умирает последней…» На сегодняшний день предприятие не работает, сотни сотрудников оказались на улице, а бывший владелец завода сбежал в Лондон, прихватив с собой почти 800 млн. рублей! Однако, как это часто бывает, власти, не поймав истинных виновников, пытаются найти человека, на которого можно списать всю вину и за развал предприятия, и за увольнения рабочих, и за невыплаченную зарплату, пишет Общественный антикоррупционный комитет . Такими «крайними» в этой неприятной истории могут оказаться вовсе не мошенники, которые украли деньги и развалили предприятие, а последний директор комбината Павел Кулешов, который успел проработать на предприятии в качестве директора всего несколько месяцев и все это время пытался спасти знаменитый завод. В Общественный антикоррупционный комитет с просьбой о помощи обратилась супруга последнего директора Калужского мясокомбината Наталья Кулешова. По словам заявительницы, правоохранительные органы хотят сделать ее мужа виновным в сложившейся ситуации и обвинить его в задержке зарплаты рабочим, несмотря на то что ее муж, как и все работники предприятия, не получал зарплату и официально признан пострадавшим. Преднамеренное банкротство Развал Калужского мясокомбината, по данным средств массовой информации, начался еще 7 лет назад, когда директор КМК Калашников предложил коллективу завода продать свои акции. Сейчас мы можем только догадываться, каковы были истинные намерения руководителя предприятия, но факт остается фактом – работники продали свои акции практически за бесценок.
61687fd3c6c2ce9f45b521b238761fd3.jpeg
В 2009 году 70% акций КМК оказались уже в руках хозяев оффшорной компании на Кипре. В то же время в составе совета директоров появился Ю.В. Калоев – известный и успешный финансовый менеджер. Это именно тот Калоев, который впоследствии скроется в Лондоне с 800 млн. рублей, предназначенными для КМК. На сегодняшний день бывший владелец предприятия объявлен в международный розыск и обвиняется в России сразу по двум статьям – мошенничество и преднамеренное банкротство, также подозреваемыми по делу проходят главный бухгалтер ОАО «КМК» и член Совета директоров Михаил Дягилев и предыдущий генеральный директор ОАО «КМК» Виталий Панфёров.
1f59e0c70112b4bf8f07a35e744f86c6.jpeg
Примечательно, что через некоторое время после начала расследования, адвокат Калоева оказался под стражей: он попытался дать взятку следователю, занимающегося этим громким делом. Власти ищут «крайнего» в развале КМК? Казалось бы, власти серьезно решили взяться за ситуацию и наказать виновных, но кто в итоге ответит за развал предприятия и невыплату зарплат? По мнению бывшего директора КМК Павла Кулешова, сейчас на него пытаются свалить всю вину за невыплату заработной платы рабочим, хотя к моменту его прихода на предприятие, уже имелись многомесячные задержки по зарплате, не говоря уже о хронических всеобъемлющих финансовых проблемах мясокомбината. Павел Кулешов вступил в должность директора 03 апреля 2012 года в тот момент, когда комбинат уже был в критическом состоянии: были задержки по выплате заработной платы за несколько месяцев, а долги КМК насчитывали десятки миллионов рублей. Однако, будучи опытным управленцем, Кулешов попытался спасти предприятие, и на какое-то время комбинат ожил: возобновился выпуск продукции, удалось расплатиться с частью долгов, но точка невозврата КМК была уже пройдена и мясокомбинат неизбежно начал идти к банкротству. Началось разбирательство, и в отношении Павла Кулешова, как генерального директора мясокомбината, возбудили уголовное дело за невыплату заработной платы. Однако, по мнению супруги бывшего директора, следствие всерьез «взялось» за ее мужа, позабыв о реальных виновниках развала комбината. По мнению семьи Кулешовых, следствие по делу главы семейства ведется предвзято, к делу, вопреки здравому смыслу, не приобщаются важнейшие материалы, которые доказывают не только невиновность Павла Кулешова, но и обличают хищения на предприятии члена совета директоров и главного бухгалтера. В том числе не истребуются документы, подтверждающие добросовестный и ответственный подход Кулешова Павла к исполнению своих обязанностей и заботу о работниках. К примеру Кулешов также не получал заработную плату, так как считал не возможным для себя быть в лучшем положении по сравнению с работниками предприятия. Данные факты подтверждаются решением Калужского районного суда и исполнительными документами, однако, исполнительные листы, следователь истребовать и приобщать к делу отказывается. По мнению Натальи Кулешовой, в основу версии о виновности Кулешова следствие положило результаты экспертизы движения денежных средств на счетах предприятия за период руководства ее супруга: якобы у директора имелась возможность выплатить рабочим заработную плату, но он предпочел направить средства на поддержание дальнейшей хозяйственной деятельности предприятия, чтобы поддержать свою репутацию перед Советом директоров. При этом, как считают Кулешовы, правоохранители и слышать не хотят, что информация, показания и документы – анализы счетов предприятия, на основании которой проводилась экспертиза, - являются творческим трудом члена совета директоров и главного бухгалтера, который является лицом заинтересованным и проходит фигурантом уголовного дела о многомиллионных хищениях и банкротстве комбината. Защита Кулешова уверена, что данные, представленные главбухом Дягилевым, не соответствуют действительности, и что по их информации все финансовые операции совершались непосредственно самим главбухом, который якобы действовал по прямому указанию Калоева, а директора Павла Кулешова не ставил даже в известность. По словам Натальи Кулешовой, проверить данные обстоятельства довольно просто: необходимо истребовать первичную бухгалтерскую документацию предприятия и проанализировать ее на предмет соответствия информации, представленной главбухом и положенной в основу обвинения Кулешова. Однако следствие по непонятным причинам раз за разом отказывает в истребовании первичной бухгалтерской документации «КМК»… Супруга последнего директора КМК, требует от правоохранительных органов объективного расследования. По ее мнению на данный момент следствие игнорирует основные законные и важнейшие доказательства и предпочитает опираться на «доказательства», полученные из сомнительного источника.
38db88bcca6431ecc919d4ee885a72be.jpeg
Фото: Владимир Вяткин/РИА Новости. Но самое главное – по мнению семьи Кулешовых, уголовное дело о привлечении за невыплату заработной платы Павла Кулешова, в том объеме и по тем доказательствам, по которым их проводит сейчас следствие, повлечет за собой такой приговор по делу, который явится преюдицией – т.е. законом по уголовному делу в отношении Михаила Дягилева и компании, оправдывающим истинных виновников банкротства предприятия, хищений, присвоивших себе сотни миллионов и оставивших более тысячи человек без работы. Жена Павла Кулешова стучится во все двери, уже написаны обращения на имя Президента, главы Следственного Комитета, Губернатора области. Женщина просит у властей и правоохранительных органов одного – непредвзятого расследования дела и привлечения к ответственности истинных виновников развала Калужского мясокомбината!
C70b08e31ca71536f705b895277cb52a.jpeg
Общая схема банкротства Корреспондент "РГ" еще при банкротстве Кондровского бумажного комбината попыталась разобраться в причинах этих «экономических сюрпризов». - Очевидные факты обращают на себя внимание, - поясняет заместитель облпрокурора Александр Сеничев. - С точки зрения надзора - а это всегда было приоритетом прокуратуры - такого рода сбои в экономике влекут определенные социальные последствия, а именно нарушения законодательства в отношении граждан. Это высвобождение рабочих мест, долги по налогам и заработной плате. Когда начинаем анализировать, в чем причина банкротства, мы видим на предприятиях примеры нарушений прав работников, факты заключения неправильных коллективных договоров, а зачастую находим большой объем работы для органов следствия. Ситуации на названных проблемных предприятиях в чем-то похожи, хотя путь к печальному результату у каждого свой. Механизмов вывести предприятие из кризиса, как и, наоборот, ввести его в пике, много, но есть общие признаки неблагополучия, считает прокурор. Как правило, это задержки выплат заработной платы, сбои в производстве, наращивание налоговой и кредиторской задолженностей, вывод активов за рубеж, кадровая чехарда в руководстве. Похожие ситуации - и на "Кристалле", и на мясокомбинате. По словам Александра Сеничева, там также зафиксированы невыгодные сделки и рост кредиторской задолженности. В материалах уголовных дел по всем трем предприятиям есть и вывод активов за рубеж. Причем суммы везде примерно одинаковые. - Может, это случайность, а не закономерность, - рассуждает прокурор, - и в этом еще предстоит разобраться. Но поверьте, не бывает так, что хорошее сегодня предприятие завтра вдруг стало банкротом. Мне кажется, этому предшествует решение собственников: мол, производство нам не интересно, экономически не выгодно. После чего начинается вывод активов, кредиты, вексельные обязательства со сроком погашения, условно говоря, в следующем тысячелетии. Еще одна тенденция, обнажившаяся на проблемных предприятиях, - частая смена руководителей. - С позиции Уголовного кодекса, за невыплату зарплаты свыше двух месяцев надо предъявлять претензии кому-то персонально, - отмечает Александр Сеничев. - Но директора меняются. Не хочу говорить, что это уход от ответственности, но такой факт настораживает. По словам экс-гендиректора КБК, на этом предприятии редкий руководитель задерживался в должности на год. Тамара Калужина рассказала, что это нервировало, в том числе, и налоговые органы. - Каждый приход управленцев из другого города - серьезная нагрузка на предприятие. Их и жильем надо обеспечить, и зарплата у них больше, чем у местных специалистов. Эта порочная тактика, унижающая человеческое достоинство, - уверена собеседница "РГ". - Приходит новый руководитель, дает обещания, ему опять предоставляют карт-бланш. Но наступает время отвечать, а его уже нет. Да, мы все были специалистами в своем направлении, но никто из нас не имел опыта управления крупным предприятием. На это требовалось время. Но как только руководители осваивались, их увольняли. Есть во всех этих ситуациях с банкротствами и моральный аспект. С одной стороны, контролирующим органам нельзя "кошмарить бизнес" и вмешиваться в его хозяйственную деятельность, с другой - должна быть и социальная ответственность бизнеса. - На фоне сумм, которые выводились за рубеж, удивляют суммы невыплаченных зарплат, - рассказывает Александр Сеничев. - Для перечисления в оффшор 10 миллионов евро находятся объяснения. При этом заплатить работникам 20-30 миллионов рублей - денег нет. И, когда смотришь по тому же мясокомбинату соотношение заработков менеджеров и простых рабочих, удивляет безответственность работодателей: у них иногда один московский управленец в год получает больше, чем коллектив какого-нить цеха на провинциальном заводе, которым он издалека руководит. И бывший директор, и заместитель прокурора сходятся еще и в том, что основной резерв для производственных процессов - это люди. Можно найти деньги, можно купить оборудование, но чтобы пошел качественный продукт, нужны специалисты. Однако "если работяга перестал трудиться, его увольняют, но если бизнесмен не работает, все почему-то начинают вокруг него бегать - дескать, мы от тебя ждем развития экономики. Но так не бывает...", - сетует Александр Сеничев. Подождем результаты проверки. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации