В Красноярске умирают неожиданно

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Московские новости", origindate::26.03.2002

В Красноярске умирают неожиданно

Кем же был на самом деле начальник Красноярского УБОПа подполковник Коноваленко?

Алексей Тарасов

Converted 12811.jpg

Евгений Коноваленко

На минувшей неделе поминали начальника Красноярского краевого управления по борьбе с оргпреступностью и коррупцией Евгения Коноваленко. Прошло полгода со дня его смерти, однако выводы о причинах кончины 40-летнего подполковника судмедэксперты до сих пор не обнародовали. Дело передали московским коллегам.

Незадолго до своей смерти Коноваленко стал публичным политиком. Офицер объявил войну краевой администрации. В ответ его обвиняли в близких связях с [page_9691.htm Анатолием Быковым]. Смерть очень информированного милиционера случилась накануне судебного процесса над Быковым.

Цветомузыкальное представление

Сентябрь 2001-го. После вечернего совещания Коноваленко поехал на свою малую родину - в село Камарчагу, остановился у родственников. В деревне он строил для своей семьи дом и рано утром поехал на стройку. На глазах строителей офицер и упал. На пороге собственного дома. Горлом пошла кровавая пена. Вызванная поселковая медсестра говорит, что, когда увидела Евгения Николаевича, он уже был мертв.

Говорят, что с сердцем у Коноваленко было не все в порядке. Однако медицинские исследования до сих пор не закончены, и пока не исключается возможность применения ядов. Некоторые из медиков сразу после смерти подполковника давали понять, что симптомы, которые проявились перед смертью, скорее сопутствуют не сердечной недостаточности, а отравлениям или травмам. Оппозиционным Лебедю и его окружению политикам выводы судмедэкспертизы не потребовались - на похоронах почти все ораторы сошлись в том, что власти "довели" Коноваленко.

За несколько месяцев до этих событий в крае разразился кризис правоохранительной системы. Публика наблюдала за телепозором: прайм-тайм эфира государственного ТВ изо дня в день отдавался криминальному авторитету [page_11308.htm Вилору Струганову] (Паше Цветомузыке), который поливал помоями руководителей силовых структур края. Один из сюжетов был посвящен Жене-красавчику. Так в криминальном мире звали Коноваленко. Он, по словам Цветомузыки, был повязан с Быковым кровью, и именно Быков содействовал назначению Коноваленко главным борцом с оргпреступностью. С помощью Коноваленко якобы люди Быкова прослушивали телефоны его недругов - например, Лебедя. Для этого наспех стряпалось уголовное дело, и в его рамках прослушали всех, кого Быкову требовалось.

Существенный момент: в момент теледебюта Цветомузыка, судя по всему, уже вовсю сотрудничал с местным ФСБ. Как он сказал, сотрудничество с ФСБ, "по понятиям" братвы, оправданно - дескать, это единственная структура, противостоящая милицейскому беспределу.

Вас слушают...

Приносили или нет красноярскому олигарху распечатки телефонных разговоров губернатора, неизвестно. Но близких Лебедю высокопоставленных представителей власти и правоохранительных органов действительно прослушивали. Как повод значилась их возможная причастность к наркоторговле.

17 мая 2000 года УБОП возбудило уголовное дело N 7059080. В связи с расследованием этого дела Коноваленко запросил установочные данные пяти абонентов сотовой связи. В списке значились: известный бизнесмен, глава ООО "Вивиар плюс" Виталий Парфенов, ныне покойный, женщина - представитель молодежного движения "Лебедь", близкая к одному из заместителей губернатора (ее фамилию опущу), бывший начальник УФСБ, ныне начальник краевого управления налоговой полиции генерал Анатолий Самков, бывший и.о. первого замгубернатора, за несколько дней до этого назначенный замминистра по управлению госимуществом Правительства РФ Шалва Бреус, помощник губернатора, курирующий силовые структуры.

Всех этих людей связывало одно - они противостояли Быкову. А дело, естественно, лопнуло. Коноваленко заявил: произошла техническая ошибка.

Широко закрытые глаза

Коноваленко, санкционировавший прослушку столь значительных фигур, противостоящих Быкову, имел действительно неоднозначную репутацию. Не один Цветомузыка считал его человеком Быкова. УБОП (правда, еще до назначения Коноваленко начальником этого ведомства) буквально подкармливалось с рук руководителей Красноярского алюминиевого завода. Всем было очевидно: назначенный в УБОП Коноваленко не слишком рвался расследовать деятельность Быкова.

Лишь одна показательная деталь: стоило мне весной 1998 года опубликовать список преступлений, в совершении которых подозреваются или подозревались лица из окружения Быкова (27 убийств и 2 покушения на убийство), как Коноваленко выступил на "быковском" телеканале с гневной отповедью, заявив, что не имеет никакого отношения к этому списку. Между тем документ был вполне официальный, с его помощью Борис Петрунин, тогда начальник УВД края, судясь со мной, пытался доказать, что он и его ведомство интересуются деяниями Быкова, а вовсе не потворствуют ему. Коноваленко от позиции ФСБ открестился, что выглядело весьма оригинально.

Однако Цветомузыка явно преувеличил роль Коноваленко. Может быть, для того, чтобы затушевать роль других фигур "из органов". Когда Быков набирал вес, Коноваленко занимал в УБОП неприметную должность. И вовсе не он использовал Быкова для борьбы с ортодоксальными уголовниками за контроль над теневым Красноярском. Над Коноваленко было немало начальников, которые пытались в свое время использовать Быкова как "секретное оружие" и упустили момент, когда Быков вышел из-под их контроля.

Три года назад Борис Ельцин поручил премьеру и главам силовых ведомств принять меры для укрепления силовых структур Красноярского края. Прокурор, начальники УВД и налоговой полиции покинули свои посты. Президентское решение почему-то не коснулось начальника УБОП. Хотя всем, мало-мальски знакомым с положением дел в регионе, было ясно, что "чистить" надо было и эту организацию.

Можно вспомнить, что еще 19 апреля 1996 года распоряжением главного красноярского милиционера Бориса Петрунина была создана "рабочая группа по координации агентурно-оперативной работы в отношении лидера организованной преступной группы Быкова А.П. и его окружения". Где результаты работы этой группы?

Отстранить и уволить

Когда завербованный чекистами Цветомузыка под охраной ФСБ прилетел в Красноярск, Коноваленко понял, что с ним будут сводить счеты. Сразу же замкомандира краевого СОБРа Александр Черкасов выступил на ТВ с заявлением о том, что отряд взял Коноваленко как злейшего врага "Цветного" под охрану. Коноваленко ходил в бронежилете. Его сыну угрожали отрезать голову.

Параллельно шло нервное противостояние Коноваленко и Лебедя. Коноваленко отказался "работать" по списку лиц, который, как он утверждал, ему пытались всучить в администрации: "По инструкции парашютиста (в Красноярске так нередко называют Лебедя. - А.Т.) я работать не буду. Меня приглашали и говорили, чтобы я разработал схемы, как можно зарабатывать теневые деньги. Приглашали помощники из серого здания (администрация края. - А.Т.). У этих людей вместо глаз зеленые счетчики "баксов". Вот это нас отличает. Мы патриоты своей земли, такими и останемся. Обычно я с людей снимаю бронежилеты. Сегодня я сам хожу в бронежилете. Я рад, что в течение этих двух лет не стал ни лебедевцем... Я останусь таким, какой я есть".

Весной - летом прошлого года в Красноярске то и дело вспыхивали стычки между убоповцами и группировкой Цветомузыки. Милиция хватала людей Струганова, те в ответ угрожали местью. В свою очередь, Лебедь и Паскаль (пострадавший в деле о наркотиках) не оставляли попыток снять Коноваленко с должности, проверки приезжали в УБОП одна за другой. Коноваленко отстраняли на время проверок от должности, затем восстанавливали. Бесконечные ревизии из центра фактически парализовали работу УБОП.

Наконец, приказом главы МВД было принято решение о расформировании УБОПа. Личный состав УБОП был передан в подчинение ГУВД края. Но противостояние продолжилось.

Эпидемия инсультов

Итак, очевидно, что уже несколько лет в Красноярске почти все силовики поделены на лебедевцев и быковцев. Но похоже, что на каком-то повороте Коноваленко выпал из этой схемы. Может быть, поэтому вот уже полгода в Красноярске говорят, что бывший командир УБОПа был фактически убит. Затравлен. Коноваленко стал очередной жертвой войны, идущей в крае. Правда, жертва, похоже, сама участвовала в этой войне.

И еще. Только что попали в очень странную автокатастрофу бывший партнер Быкова, бывший акционер КрАЗа Геннадий Дружинин и генерал Борис Петрунин, бывший начальник УВД края. У Дружинина переломаны ребра (раньше он уже попадал в больницу после автомобильной аварии во Франции - тогда он прямо заявил, что на него покушались по заданию Быкова), у Петрунина же развился обширный инсульт, он - в реанимации. Судебный процесс над Быковым близится к вынесению приговора. И, кажется, скоро не останется ни одного человека, в той или иной степени участвовавшего в конкретных эпизодах борьбы Быкова за Красноярский край. Много знающие или пропадают, или умирают от инсультов и инфарктов.