В Минфине не поняли, в чем обвиняют Алексея Шашаева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В Минфине не поняли, в чем обвиняют Алексея Шашаева

99f125cdf1f0afad9af9c549c62f2e36.jpeg
"Ъ" Алексей Шашаев. Фото "Ъ"

Деньг Федеральной таможенной службы украл неизвестно кто и неизвестно сколько

В Тверском райсуде завершились, едва начавшись, слушания по громкому делу о хищении бюджетных средств, выделенных на подготовку программного обеспечения для Федеральной таможенной службы (ФТС) , главным обвиняемым по которому проходит экс-представитель ФТС на Украине генерал-лейтенант в отставке Алексей Шашаев. Представитель Минфина, признанного потерпевшим, оказалась не в теме, поэтому и не смогла заявить иск к обвиняемым и ответить на вопросы прокурора.

В начале судебного следствия представителем прокуратуры было оглашено обвинительное заключение, подготовленное ГСУ СКР по Москве. Из него следовало, что подсудимые Алексей Шашаев , его бывшая подчиненная, заместитель начальника отдела планирования оснащения средствами информатизации ФТС Елена Соболева, а также гендиректор ООО "СБЛ-Техноложис" Вячеслав Лысаков и предприниматель Игорь Береговский вступили в преступный сговор, направленный на хищение бюджетных средств. Для этого таможенники подготовили условия конкурса по созданию универсального ключа-доступа к программе Oracle, используемой ФТС, и ее обслуживанию таким образом, что его выиграл "СБЛ-Техноложис". При этом ООО, как считает следствие, из бюджета за исполнение контракта было переплачено более 125 млн руб. Часть этих средств, считает обвинение, предприниматели должны были "откатить" за победу чиновникам, но попались на обналичивании. В итоге подсудимым в зависимости от роли каждого из них были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере) и ч. 3 ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия).

Выслушав прокурора, свою вину признал только Вячеслав Лысаков, с самого начала рассчитывавший заключить досудебное соглашение о сотрудничестве. Однако в сделке коммерсанту было отказано, так как дать нужные для следствия показания успел заместитель гендиректора "СБЛ-Техноложис" Станислав Сорокин, получивший в итоге в особом порядке три года заключения. Остальные подсудимые не только отрицали свою виновность, но даже само событие преступления. По их версии, конкурс был проведен вполне законно, что доказывается, например, решением арбитражного суда, удовлетворившего соответствующий иск ФТС к ФАС , выявившей нарушения при подготовке тендера.

Разобравшись с обвинением, суд вызвал представителя Минфина Светлану Васкову, подписавшую постановление следствия о признании министерства потерпевшим. Отвечая на вопросы суда и гособвинения, госпожа Васкова сообщила, что дать какие-либо показания в процессе, а тем более обозначить сумму исковых требований по делу не может, поскольку незнакома с материалами расследования. Суд объявил вначале короткий, минут на десять, а потом уже часовой перерыв, чтобы потерпевшая ознакомилась хотя бы с фабулой обвинения, однако представитель Минфина заявила, что специализируется в ведомстве не на уголовных, а на арбитражных спорах. А для того, чтобы выработать позицию по делу, ей требуется тщательно изучить как версию следствия, так и защиты и посоветоваться со своим руководством. Тем более что, отметим, сумма ущерба по делу до сих пор не ясна. Связано это, например, с тем, что другой арбитраж уже после завершения расследования удовлетворил иск "СБЛ-Техноложис" к ФТС, в соответствии с которым исполнителям скандального контракта должно быть доплачено 33 млн руб. А вычитать из 125 млн руб. взысканное или, наоборот, добавлять — участникам процесса пока не ясно. В итоге суд дал представителю Минфина время, чтобы подготовиться к процессу, отложив слушания до 15 июня.

Николай Сергеев

Ссылки

Источник публикации