В Ожидании Нового Суда

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В Росии пока отсутствует отлаженный правовой механизм исправления судебных ошибок

1157095365-0.jpg Завершается формирование четырехзвенной системы арбитражных судов, состоящей из судов первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций. Это должно обеспечить наличие отлаженного правового механизма исправления судебных ошибок на стадии как до, так и после вступления решения в законную силу.

Два года назад, открывая первые апелляционные суды, экс-председатель Высшего арбитражного суда РФ Вениамин Яковлев заявил, что это является «историческим событием и фактически завершением судебной реформы». И юристы, и депутаты, и потенциальные истцы, и ответчики были единодушны во мнении: суды начальной инстанции нужно освобождать от необходимости проверять свои же собственные решения. «В настоящее время, — подчеркнул Вениамин Яковлев, — первая инстанция и апелляция находятся в одном суде. В связи с этим у сторон зачастую возникало недоверие к апелляции, которая проверяла законность решения своих коллег, сидящих в кабинете напротив».

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд — один из двадцати вновь образованных апелляционных судов по всей стране. Он разместился в Самаре, которая лидирует по числу отмененных решений. В соответствии с указом президента РФ этот суд должен был быть образован не позднее 1 января 2005 года. Указ выполнен. То есть Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд образован, там назначен председатель, судьи, есть помещение, секретари, но работать суд не начал. Необходимо решение пленума Высшего арбитражного суда РФ. А пока оно ожидается, «сохраняется существующий порядок апелляционного

обжалования судебных актов», сообщают в арбитражных судах региона.

На практике это означает, что апелляционные жалобы подают в апелляционную инстанцию того же самого арбитражного суда, который и принял обжалуемый судебный акт. Что из этого выходит, хорошо видно на примере одного из громких дел последнего времени.

Решение судьи арбитражного суда Самарской области Юрия Разумова оказалось в центре конфликта акционеров ЗАО «СМАРТС». Через девять месяцев после начала слушания, 18 июля 2006 года, оно было зачитано. Этим решением судья Юрий Разумов перевел на сына владельца компании Константина Кирюшина пять акций, которые годом ранее другой акционер — Андрей Скворцов — обменял на живописное полотно у одной московской фирмы. Однако к этому моменту арбитражный суд Москвы рассмотрел требование самого Андрея Скворцова вернуть акции и не удовлетворил иск. Более того, позже постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда указанное решение оставлено в силе. Не изменил решения и Федеральный арбитражный суд Московского округа.

В действительности и исполнении сторонами договора мены не усомнился и Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области, а также Тринадцатый арбитражный апелляционный суд, где уже состоялись и вступили в законную силу судебные решения по данному конфликту акционеров. Таким образом, судья Юрий Разумов из Самары, несмотря на то что обстоятельства заключения договора мены, его действительности и исполнения сторонами установлены арбитражным судом Москвы, подтверждены в апелляционной и кассационной инстанциях, принимает решение, прямо противоположное. Юристы отмечают, что в Самаре по этому делу нарушен ряд норм процессуального законодательства и законных интересов и прав лиц, участвующих в деле. Во-первых, по мнению президента адвокатской фирмы «Юстина» Виктора Буробина, незаконно проигнорировано решение московского арбитражного суда, который установил заключение договора мены, что подтверждено высшими судебными инстанциями. Следовательно, данный факт не нуждается в доказательстве при рассмотрении судьей Разумовым иска Кирюшина в Самаре. Во-вторых, суд отказал ответчику в удовлетворении целого ряда законных ходатайств. В том числе о прекращении производства по делу в связи с неподведомственностью и неподсудностью спора данному арбитражному суду.

«Все это создало впечатление, что судья либо имеет некую

заинтересованность, либо он совершенно непрофессионален, — подчеркнул Буробин, — иначе невозможно никак объяснить не основанные на законе процессуальные решения». Хотя для таких выводов не надо быть специалистом по ведению арбитражных споров. Тут достаточно начального юридического образования.

Ко всему прочему выяснилось, что правоохранительные органы расследуют уголовное дело по факту фальсификации доказательств в арбитражном суде, а также по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ в отношении того самого Андрея Скворцова по факту покушения на хищение путем обмана тех самых спорных пяти акций ЗАО «СМАРТС». В связи с чем наблюдатели тут же предположили: а не используют ли самарский арбитраж как механизм все того же хищения?

Разумеется, ущемленные москвичи подали жалобу на решение самарского суда в апелляционную инстанцию, которая находится… в том же самом арбитражном суде Самарской области под председательством Николая Новикова. Сейчас, как и повсюду в мире, у нас в первой инстанции рассматривается весь вал хозяйственных споров. Но пока у российских судов сохраняется одна специфическая функция: дела здесь не только рассматриваются, но и пересматриваются в полном объеме по апелляционным жалобам. Такое возможно, пожалуй, только в нашей стране. Предполагается, что суд, вынесший неверное решение, по поступившей жалобе должен сам себя высечь. Однако трудно представить, чтобы судьи, которые, как принято, совместно отмечают дни рождения и регулярно ходят друг к другу в гости или просто сидят в кабинете

напротив, «подставляли» своих товарищей и выставляли «неуд» за проделанную работу. Практика показывает, что почти всегда апелляционная инстанция подтверждает решение суда первой инстанции. Таким образом, в нашем примере перед судьей Вячеславом Евстифеевым, принявшим от ответчиков апелляционную жалобу, стоит непростая альтернатива.

Два года назад заместитель председателя Высшего арбитражного суда РФ Александр Арифулин, представляя нового председателя Арбитражного суда Самарской области Николая Новикова, заметил, что ожидает «добрых перемен» в самарском арбитражном суде, а главный федеральный инспектор области Андрей Когтев сообщил, что новому председателю придется создавать апелляционную инстанцию. «Сейчас, — подчеркнул он, — арбитражный суд Самарской области рассматривает апелляции единым составом — и в первый и во второй раз, что противоречит арбитражному законодательству РФ».

Единственное, что утешает в затянувшемся разделении судебных инстанций, так это усиление прозрачности и открытости судебной системы в целом, провозглашенное председателем Высшего арбитражного суда РФ Антоном Ивановым на июльском выступлении в Совете федерации стратегическим направлением работы. Естественно, когда признаются на уровне высшей судебной власти страны «признаки преступления» в решениях ряда арбитражных судей, когда только в прошлом году с креслом и мантией расстались шесть коллег Юрия Разумова, когда идет открытый процесс по уголовному делу в отношении арбитражного судьи Клавдии Сангаджиевой, обвиняемой по ст. 305 УК РФ («Вынесение заведомо неправосудных судебных актов»), когда публикуется сообщение квалификационной коллегии судей той же Самарской области о досрочном прекращении полномочий судьи арбитражного суда Надежды Костюченко, у которой были обнаружены неправосудные решения, факты фальсификации и волокиты, естественно, в таких условиях, когда вся деятельность судьи находится на виду, «создаются, по выражению Антона Иванова, единые подходы в судебной практике и косвенно работают на борьбу с коррупцией. Недобросовестным судьям будет гораздо сложнее принимать заведомо неправомерные решения».

В этом году в России предполагается завершить реструктуризацию системы арбитражного судейства. Все участники процесса с нетерпением и надеждой ожидают, когда областные суды первой инстанции и апелляционные инстанции будут разделены и получат статус самостоятельных структур. Тогда между судьями уже не возникнет никаких моральных обязательств, да и региональные власти не смогут запросто повлиять на исход дела. Но пока эти надежды тают перед существующими реалиями.

Александр Одинцов, член Ассоциации юристов России

Оригинал материала

«Известия» от origindate::01.09.06