В Понедельник Начинается Суббота. Кровавая?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Московские чиновники испугались лозунгов "Родины"

1118399189-0.jpg 9 января 1905 года было сначала обычным зимним воскресеньем, но после известных событий вот уже сто лет вся Россия именует кровавым и этот день, а заодно и главу государства, нервно глядевшего в дырочку портьеры, чем именно все это кончится.

Похоже, что еще одна дата претендует на какое-нибудь нехорошее название — 11 июня 2005 года. Как следует из письма председателя Совета московского регионального отделения партии «Родина» Жукова А.Д. начальнику столичного ГУВД Пронину В.В., именно в субботу «возможны провокации со стороны организованной толпы молодежи, имеющей символику политической партии «Родина» и не имеющей на самом деле к политической партии «Родина» никакого отношения».

По нашим сведениям, организованную югенд-группу везут в Москву аж из далекого Воронежа на автобусах – под видом гастарбайтеров. Что-то много нынче слов немецких замелькало – к чему бы это, господа?

А началась вся эта гроза не в начале мая, а совсем даже наоборот — в последний майский понедельник. В этот день московский совет партии «Родина» направил властям заявку на проведение демострации. Лозунги, которые «Родина» должна была пронести от памятника Пушкину до памятника Марксу, в общем, понятны – против нищенской зарплаты и засилья олигархов, развала всего отечественного и засилья зарубежной низкосортицы, роста безработицы, за прозрачность бизнеса, достойный труд, новые рабочие места, социальные гарантии. В заявке это формулировалось как «выражение протеста против социально-экономического курса Правительства РФ».

В принципе, ничего сверхрадикального, вполне законная акция оппозиционной партии. И 3 июня «Родина» получила на нее «добро», подписанное первым заместителем Управления по работе с органами обеспечения безопасности Правительства Москвы В.В.Олейником – дескать, мэрия не воражает, митингуйте. Но день тот выдался жарким, чиновники спешили на дачи и не особо, видимо, вникали в пакет документов, прилагавшийся к заявке. А на досуге, видать, все-таки почитали.

«Родина» вот что там написала:

«Не верьте, что самый страшный враг России – международный терроризм. Есть враг страшнее – ПРОДАЖНАЯ ВЛАСТЬ. Она – КОРЕНЬ наших бед. Не верьте, когда говорят, что экономика страны растет, а значит, растут и доходы населения. Это растут барыши тех, кому принадлежат незаконно приватизированные заводы, нефтяные вышки и горные комбинаты. Они придумали для себя налоговую систему, которая дает два рубля дохода богатым и лишь 6 копеек – бедным с каждого рубля прироста ВВП. «Удвоение ВВП» – источник сверхдоходов олигархов и продажных чиновников. Их несколько сотен человек. А нас с вами – 148 миллионов! Мы не можем, как они, купить себе кремлевскую администрацию и карманное правительство. У нас нет денег, но у нас есть воля и разум. Пришло время действовать. Мы должны изгнать продажную власть из правительственных кабинетов».

Возможно, более всего читавших обидело, что «кремлевская администрация» было написано с очень маленькой неуважительной буквы. Так или иначе, 8 июня в ставку Жукова полетела другая депеша — под тем же номером, что и первая, но на всякий случай без даты. Очень, кстати, похожая, на первую, разрешительную, но с одним существенным отличием. Аккуратненько так, между строк, в официальное послание вписан абзац: «Однако, в связи с непредвиденными обстоятельствами, вызванными необходимостью срочного проведения ремонтных работ на Тверской улице, согласовать маршрут проведения демонстрации, к сожалению, не представляется возможным».

Это как в старом польском анекдоте, с которого, быть может, и начались все те догорбачевские революции: «Что это вся Варшава так перерыта? — Да вот, понимаете, ищем диплом президента Гомулки!»

Шутки шуками, но шествие в центре Москвы организовать – это вам не деревенский сход. Это, знаете ли, требует затрат, причем не только моральных, но и вполне материальных. «Родина» ведь, получив первое письмо, начала усиленно готовиться к акции. Во многих СМИ размещена информация о предстоящей демонстрации, с детальным описанием машрута, времени сбора и т. д. Ведь ответственность за соблюдение общественого порядка, как любезно напомнил активистам партии г-н Олейник, лежит на организаторах акции. Уже разосланы приглашения региональным лидерам, забронированы места в гостиницах, рисуются плакаты, и вдруг – на тебе! За три дня до намеченной акции мэрия вдруг вспомнила о необходимости срочного ремонта Тверской улицы.

А между прочим, в федеральном законе написано, что о подобных изменениях чиновники должны информировать организаторов акций в трехдневный срок после получения заявки. То есть, о ремонте Тверской в московском отделении «Родины» должны были узнать даже не 3-го, и уж никак не 8-го, а 2-го июня. И, кстати, закон этот принят вовсе не в целях сохранения партийных касс, а, в первую очередь, для обеспечения того же общественного порядка.

«Родина», надо отдать должное, не стала биться в истерике, а предложила властям компромиссный вариант: черт с ней, с Тверской — согласны идти от Славянской площади, через Лубянку. Только, уж будьте тогда добры, помогите проинформировать москвичей, чтоб не пошли, по старой памяти, к Пушкину. Но, видимо, власти не ожидали от «Родины» такой мобильности. Они-то думали, карты спутаны окончательно, акцию придется отменять. А оказалось, что в Москве есть еще один памятник – Кирилу и Мефодию, — от котрого можно также без особых трудов пройти к товарищу Марксу…

Возникает резонный вопрос: не потому ли на свет появилась легенда о воронежских молодцах? Не она ли, по замыслу чиновников, должна разрушить-таки протестные планы «Родины»? Но, как говорят в московском штабе партии, матч, то бишь, акция, состоится при любой политической погоде. А это значит, что вопросов появляется еще больше.

Например, непонятно, ответит ли кто-то из московских чиновников за нарушение федерального закона о массовых акциях? Если нет, то на кой эти законы вообще пишутся? Разве не должна федеральная власть реагировать на подобные чиновничьи вольности? И не подставляют ли таким образом ревнивые хранители политических нравов своего шефа – московского градоначальника? Ведь Лужков, помнится, не раз с гордостью подчеркивал, что столица служит оплотом российской демократий и ареной независимых политических мнений.

Непонятно, что вообще так напугало чиновников? Или мало на Пушкинской площади проходит разного рода протестных акций, едва ли не каждый день? В том числе, заметим, несанкционированных. А «Родина», как положено, подала заявку, по всей форме, с описанием маршрута, времени, принимаемых мер безопасности, ориентировочным числом участников – до 7000 человек. Стоп. Так может эта цифра и посеяла смятения в коридорах власти? Ведь партия «Родина» сегодня демонстрирует завидную активность на политическом поле, ее акции с каждым разом собирают все большее количество сторонников. Сегодня семь, а завтра, неровен час, и все семьдесят тысяч выйдут на улицы… Может, эта перспектива и вызвала у чиновников наибольшие опасения?

И наконец, остается самый простой вопрос: какой такой ремонт будет происходить на Тверской улице 11 июня? Ответ на него послужит и ответом на главную загадку: кто в большей степени дестабилизирует обстановку, раскачивает московскую «лодку». «Родина», затеявшая мирное организованное шествие и заранее согласовавшая его с властями? Или же власти, в последний момент решившие все-таки любой ценой не допустить этого «безобразия»?

Максим Сентерев