В России сложилась двухпартийная система

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Одну партию содержит власть, за другую придется платить обществу

1093326119-0.jpg Большой политический передел, который произошел в ходе череды выборов, практически привел страну к двухпартийной системе. С одной стороны — «тучная» партия власти «Единая Россия», финансируемая Кремлем. С другой — последние герои уже совсем малообитаемого острова Оппозиция, хоть и цапающиеся между собой, но все равно единые в своей критике власти. У этой части политической системы большие проблемы с финансированием. Потому что политическая партия в сегодняшней России — явно неликвидный актив.

Этот передел породил своеобразный момент истины. Если казна открыта только для своих, то как выживут другие? Кто, даже очень богатый, сегодня решится финансировать оппозиционные партии? Только общество. Но при достаточной мотивации, которая убедит многих людей поделиться рублем с оппозиционной политической партией.

Именно к обществу сейчас активно апеллирует КПРФ. На своем сайте партия вывесила обращение президиума ЦК КПРФ к коммунистам и сторонникам за подписью Геннадия Зюганова. Партия просит присылать пожертвования.

«Переводите сколько сможете на счет КПРФ. Каждый рубль, присланный человеком труда, — это личный вклад в борьбу с олигархией и криминалом». Рядом — образец для заполнения бланка. Действительно, спонсоры больше не хотят или не рискуют помогать КПРФ, особенно после раскола. Конечно, остается, так сказать, генеральный спонсор — «Росагропромстрой» красного олигарха Виктора Видьманова, но у него сейчас слишком шаткое финансовое положение, чтобы позволить себе прежние объемы пожертвований.

В то же время продолжает резвиться «как бы молодежное» движение «Идущие вместе». Взявшись очистить общество от скверны, шустрые молодые люди выбирают такую скверну, которая наиболее эффективна для их собственного пиара. Последний проект — заказные статьи, которые они пристраивали в СМИ с целью вывести журналистов на чистую воду. Только за одну «заказуху», а их было с десяток, «Идущие» платили от 8 до 20 тыс. долл. На вопрос, откуда финансирование, внятного ответа не следует.

Не только у КПРФ, но и у других «некремлевских» проектов дела совсем плохи.

«Наша партия перешла на самофинансирование, — сказал заместитель председателя «Яблока» Сергей Митрохин. — Это добровольные пожертвования, поставленные на системную основу. Мы обращаемся и к членам партии, и к сторонникам с предложением вносить пожертвования в тех пределах, которые установлены законом о политических партиях. На этой основе мы организуем финансирование партии. Мы пошли на это потому, что система крупных спонсоров в настоящее время заканчивает свое существование. Все крупные спонсоры требуют разрешение Кремля на финансирование партии. Мы не можем на это пойти, поскольку оппозиционны власти. Обращаемся и будем обращаться к гражданскому обществу и к экономическим структурам как его части».

По мнению г-на Митрохина, в этой связи показательна инициатива главы Центризбиркома Александра Вешнякова, который сказал, что должна быть полная прозрачность в финансировании. Это предложение, полагает один из лидеров «Яблока», работает исключительно в интересах прокремлевских партий и ударит по всей оппозиции, а также по независимым общественным организациям. Потому что спонсоры слишком уязвимы для преследования со стороны Кремля. Правоохранительные органы, которые все это будут контролировать, полагает г-н Митрохин, закроют глаза на теневую деятельность прокремлевских партий и будут с лупой выискивать нарушения у оппозиции.

Член политсовета «Союза правых сил» Борис Надеждин признался, что у правых дела с финансированием тоже обстоят неважно. «Что и понятно: партия непарламентская, спонсоры сократились, — говорит Надеждин. — С другой стороны, мы сейчас продолжаем вести ряд проектов, довольно больших. Вот недавно День российского флага отметили, выборы в регионах проводим. Наши кандидаты в списках по 12 регионам. Кстати, нам еще и госфинансирование дали, правда маленькое совсем. Но слухи о том, что партию СПС финансирует только Анатолий Борисович Чубайс, не соответствуют действительности. Финансируют и бизнес, и партийные лидеры. Я, например».

В то же время сама традиция партийного финансирования в последнее время переживает нелегкие времена. «Вкладывать деньги в партии абсолютно невыгодно, — считает первый заместитель генерального директора Центра политических технологий Борис Макаренко. — На то есть две причины. Во-первых, нет ни одной настоящей партии, которая находилась бы в более-менее приличном состоянии. Все — в разобранном. Во-вторых, если вкладывать с прикладной целью — чтобы попасть в парламент, но до выборов почти четыре года. И встает более общий вопрос: зачем? Ведь ясно, что «Единая Россия» имеет большинство, против нее невозможно принять никакое решение. Внутри «Единой России» тоже никаких дискуссий нет — все решения спускает исполнительная власть. Раньше в парламенте не было твердого большинства, потом оно появилось в виде четверки центристских фракций, но это было договорное большинство. Можно было скомандовать только «Единству», а со всеми остальными нужно было договариваться кнутом и пряником. В такой обстановке лоббисты процветали. У этой системы были щелки, сквозь которые можно было просочиться с лоббистскими интересами. А сейчас таких щелок практически нет. «Единая Россия», наверное, сама не имеет представления о том, как она финансируется. Из тумбочки. А кто в эту тумбочку деньги кладет, «Единой России» не важно».

Но партия-монстр на казенном обеспечении, по мнению политолога Макаренко, ограниченно жизнеспособна и в перспективе не соперник тем, кто сумел выстоять при поддержке не власти, но общества. Таким образом, общество сегодня поставлено перед вопросом, нужна ли ему оппозиция. Если нужна, общество ее профинансирует. Нет — значит, нет.

Ксения Веретенникова

Оригинал материала

«Время Новостей»