В России можно всё

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

"О нормах российских законов господа из Nestle вспоминают только, если это нужно для борьбы с конкурентами или с экологами"

Оригинал этого материала
© "Русский курьер", origindate::15.09.2004

В России можно всё?

Александр Феофанов

Converted 17417.gif
Российский бизнес в последнее время часто критикуют за неразборчивость в средствах. Но вольное обращение с законами, судами и конкурентами характерно не только для наших «олигархических» компаний. Некоторые иностранные корпорации также видят в России страну «третьего мира», где на пути к сверхприбылям - все средства хороши. Менеджеры иностранных компаний нередко позволяют себе в России то, на что никогда не решились бы в Европе или США. Стремление к монопольному положению, запугивание собственных сотрудников – все эти методы «дикого капитализма» характерны даже для самых респектабельных предприятий.

Посмотрим, например, как действует в нашей стране швейцарская Nestle, которой принадлежат марки "Святой источник", «Россия», «Чистая вода», «Савинов», «Ш.О.К.», «Камская», «Алтай», Nescafe, Nesquik, Maggi и др. В России Nestle не столько организует новые производства, сколько скупает на корню предприятия-конкуренты. Так, например, в ноябре 1996 года Nestle приобретает фабрику «Кондитер» - одну из старейших в Самаре. В январе 1998 года Nestle получает контроль над кондитерскими фабриками АО «Алтай» (Барнаул), АО «Камская» (Пермь). Позже Nestle покупает ОАО «Хладопродукт» (Краснодарский край). В июне 2003 года Nestle приобретает «Вологодский комбинат детского питания». Эта серия покупок устранила потенциальных конкурентов швейцарской корпорации и сделала ее доминирующим производителем во многих регионах России.

Характерен пример стремления Nestle к монополии на рынка питьевой воды. До появления швейцарцев в центральном регионе доминировала компания «Чистая вода» (основанная в 1991 году американцем Скоттом Николом), которой принадлежало более 50% офисных водяных охладителей. Nestle, уже купившая к этому времени "Святой источник", мечтала о покупке «Чистой воды», которая сделала бы швейцарцев фактическими монополистами. Мощности "Святого источника" и «Чистой воды» позволяли Nestle занять более двух третей российского рынка питьевой воды в центре России. Стремление к монополии даже заставило менеджеров Nestle забыть о чистоте сделки. Акции компании «Чистая вода» были так называемым «спорным активом», поскольку на часть из них претендовала российская гражданка - жена основателя «Чистой воды». Однако менеджеры Nestle решили не церемониться и сделали вид, что никакой российской супруги у американского предпринимателя просто не существует. Трудно поверить, что юристы Nestle не знали о конфликте вокруг “Чистой воды” – ведь даже при покупке комнаты в коммуналке принято проверять юридическую чистоту сделки. Скорее всего, жажда монопольной сверхприбыли заставила закрыть глаза на российские нормы и пренебречь правами российской гражданки. Не случайно в 2003 году Головинский суд Москвы наложил арест на акции компании. Интересно также, каким способом Nestle удалось получить разрешение на явно монопольную сделку у тогдашнего Министерства по антимонопольной политике. Впрочем, юристы Nestle называют претензии к их компании «безосновательными». Но адвокаты пострадавшей российской гражданки - Виталий Чабан и Кирилл Яшенков – убеждены в справедливости требований о защите нарушенных прав российской супруги основателя “Чистой воды”.

Многочисленные иски о признании недействительной сделки Nestle с акциями “Чистой воды” рассматриваются до сих пор. Более того, конфликт касается не только прав собственности, но и права матери воспитывать своих детей, практически похищенных основателем “Чистой воды”. Вряд ли в Европе или США какая-нибудь фирма захотела связать свое имя с нарушением прав детей. В нашей же стране Nestle оказалась замешанной в скандале, в котором американский супруг-миллионер нелегально вывозит из России детей матери-россиянки, а потом для устрашения грозит отсудить однокомнатную квартиру, где она выросла. Но, судя по всему, Nestle не очень беспокоит ее имидж в России.

Например, тема конфликтов Nestle с собственными рабочими не раз возникала в российской прессе. По словам профсоюзных активистов с приходом швейцарцев на фабрике «Россия» объем производства вырос вдвое, а зарплата – уменьшилась более чем вдвое. С пятого места по средней зарплате в области фабрика скатилась на 23-е. Увольнение профсоюзных лидеров на предприятиях Nestle стало причиной конфликта, в который был вынужден вмешаться даже Международный союз пищевиков. Показательно и отношение менеджеров Nestle и к организации питания на собственных предприятиях. Например, в июне 2004 года у сотрудников "Нестле Жуковский", по свидетельству официального сайта Федеральной службы в сфере защиты прав потребителей, были зарегистрированы случаи острых кишечных заболеваний.

О нормах российских законов швейцарцы вспоминают, если это нужно для борьбы с конкурентами или с экологами. Например, в июне этого года Nestle обратилась в арбитражный суд Москвы с иском против Общенациональной ассоциации генетической безопасности. Ассоциация помешала Nestle тем, что выступала против использования генетически модифицированных продуктов в детском питании, тем более без соответствующего предупреждения на упаковке.

Мешают компании и те российские продукты, названия которых могут напомнить принадлежащие Nestle «бренды». Например, в 2002 году Nestle инициировала судебное разбирательство против холдинга «Росмясомолторг». Основанием для тяжбы послужила похожесть названий мороженого.