В СКП берут авторитетов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Московский комсомолец", origindate::23.01.2009

В комитет берут авторитетов

Скандал в СКП: убитый в Питере "борец с мафией" оказался членом банды с многолетним стажем

Александр Хинштейн

Converted 28300.gif

Неделю назад в Петербурге был расстрелян сотрудник Следственного комитета при Прокуратуре РФ (СКП) Дмитрий Марининов. По уверениям СКП, погибший занимался обеспечением безопасности следственной бригады по громкому делу Кумарина-Барсукова и смерть эта — ответный удар оргпреступности.

Срочно примчавшийся в Питер глава СКП Александр Бастрыкин заявил, что давно ждал чего-то подобного, в СКП якобы имелась оперативная информация о грязных замыслах подельников Кумарина-Барсукова, которые всячески пытаются помешать следствию и ради этого готовы даже на убийство.

Бастрыкин торжественно поклялся, что планам бандитов не суждено сбыться, а убийцы обязательно будут найдены. Однако первые же шаги прибывшей из Москвы оперативно-следственной группы привели всех в полнейшее замешательство.

Оказалось, что никакого отношения к делу Кумарина-Барсукова погибший не имел. Зато он имел прямое отношение… к преступным группировкам Северной столицы. Сейчас в СКП судорожно выясняют, как человек с криминальной репутацией был зачислен сюда на службу.

Дело об убийстве Дмитрия Марининова сейчас строго засекречено. Несмотря на шумиху, поднятую сразу после его расстрела, все детали следствия держатся в тайне.

Это неудивительно. Руководство Следственного комитета уже поняло, что поторопилось с выводами и громкими реляциями. Ну а лучший выход из любого конфуза — попросту его замолчать.

Ничего общего с делом Кумарина-Барсукова погибший Марининов не имел. (И уж тем более не был командирован из Москвы для его сопровождения, как написали многие газеты.) Бывший спортсмен-штангист, выпускник института физкультуры, до недавнего времени он работал начальником службы безопасности коммерческой структуры, а до этого числился частным охранником некоего ЧОП “Блок-Пост”.

На службу в СКП Марининова взяли только в конце октября, да и то в качестве стажера. Его не успели даже аттестовать, дать оружие и кабинет.

Официально Марининов числился стажером по должности старшего референта Главного управления собственной безопасности СКП. Он должен был заниматься физзащитой, но к работе толком не приступил.

Таким образом, версия о профессиональной подоплеке преступления полностью отпала. (Это подтвердил мне и один из руководителей СКП.) Все отрабатываемые сегодня версии связаны с иной, менее героической стороной жизни Дмитрия Марининова, о которой Александр Бастрыкин, видимо, узнал слишком поздно.

(Как говорят очевидцы, когда уже ночью председателю СКП доложили об истинном лице его подчиненного, он буквально потерял дар речи. Но было поздно; все громкие заявления в горячке Бастрыкин успел уже сделать.)

…В околокриминальном мире этот человек был известен хорошо. В Красном Селе, где Марининов жил и закончил свои дни, знали его под кличкой Марине.

Надо сказать, что Красносельский район — одно из самых криминальных мест города. Испокон веку здесь обосновались цыгане, торгующие наркотиками.

Милицейские оперативники рассказали мне, что Марининов неоднократно попадал в их поле зрения. В частности, он подозревался в участии в одной из ОПГ, которая промышляла “разгонами” цыган-наркодилеров. Злоумышленники под видом милиционеров ловили цыган с наркотиками, изымали зелье, а затем (явно не за спасибо) отпускали. Или же передавали своим сообщникам-милиционерам, крышующим конкурирующих наркобаронов.

Интересная деталь: в карманах убитого Марининова было обнаружено милицейское удостоверение с его фотографией, но на другое имя, в нем он значился зам. начальника отдела ГУВД Санкт-Петербурга Дмитрием Козловым.

Именно этот документ, кстати, и сбил с толку сыщиков, выехавших на убийство Марининова. Найдя в другом кармане прокурорское удостоверение, они посчитали, что это тоже фальшивка, благо личность Марининова-Марине была им отлично известна (убили-то его возле дома, там же, в Красном Селе). Лишь через несколько часов, к вящему их удивлению, выяснилось, что он действительно служит теперь в СКП.

По нашей информации (в соответствующих службах она имеется официально), как раз летом между группой, в причастности к которой подозревался Марининов, и неким цыганским бароном Сергеем Кирильчуком возник серьезный конфликт. Вполне возможно, убийство Марининова стало местью за наркотики, отбираемые у подопечных барона.

Впрочем, подобных версий множество. И все они не оставляют камня на камне от слепленного Бастрыкиным образа героического служителя Фемиды, погибшего на боевом посту.

Известна, например, другая, не менее таинственная история, когда в октябре прошлого года УСБ питерского ГУВД задержало двух сотрудников уголовного розыска Петродворцового ОВД за вымогательство 200 тысяч рублей у цыганки Глафиры Марцинкевич. Именно Марининов привел ранее судимую за наркотики Марцинкевич в УСБ, хотя общеизвестно, что люди этого сорта предпочитают не писать заявления, а договариваться с вымогателями полюбовно.

Фигурирует имя Марининова и в деле об убийстве члена малышевской преступной группировки, трижды судимого Сергея Нягина (его зарезали минувшей осенью там же, в Красном Селе).

А совсем недавно, за 10 дней до смерти, Марининов успел отличиться в клубе “Три кита”. В ночь на 3 января, будучи сильно навеселе, он устроил в этом заведении дебош, жестоко избив 20-летнюю девушку. Задержать его охрана не посмела, Марининов предъявил милицейское удостоверение (вероятно, то самое, что нашли у него после убийства) и укатил на служебной “Волге” отдела физзащиты СКП (номерной знак О 047 СК 98). Стоит ли добавлять, что уголовного дела по этому факту никто не возбуждал, хотя пострадавшая и получила сотрясение мозга. (Теперь прокуратурой города отказной материал отменен и направлен на дополнительную проверку.)

Как человек с подобной репутацией оказался на службе в СКП да еще в самом его святая святых — управлении собственной безопасности? Ответить на этот вопрос не менее важно, чем узнать имя убийцы.

Хотя чему, собственно, удивляться. Кадровая политика СКП давно уже стала притчей во языцех.

С распростертыми объятиями здесь принимают, например, любого уволенного из прокуратуры, и чем позорнее было увольнение, тем радушнее будет прием.

(В числе таких персонажей — руководитель Главного следственного управления СКП Сергей Маркелов, его заместитель Павел Барковский, начальники следственных управлений Москвы Анатолий Багмет и Краснодарского края Александр Глущенко. Да и бывший зам. прокурора столичного метрополитена Зиганшин, уволенный из-за сфабрикованного против Героя России Валентина Полянского дела, тоже трудится теперь в СКП.)

В свою очередь, профессиональные кадры из СКП бегут валом, за прошлый год обратно в прокуратуру вернулись более 1200 человек. Вот и приходится восполнять кадровый голод людьми, подобными Марининову…

Наверное, нечто подобное могло произойти и в любом другом ведомстве, ангелов в погонах я давно уже не встречал. Но нигде, кроме СКП, первое лицо никогда бы не стало спешить с громкими заявлениями, толком не разобравшись в сути.

И в этом — еще одна причина того, что творится сейчас в СКП…