В Ставрополе в среднем регистрируется по три пожара в день

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::24.08.2007

Огнепоклонники

В Ставрополе в среднем регистрируется по три пожара в день

Евгений Рубин

Перед поездкой в Ставрополь, я позвонил туда своему знакомому с дежурным вопросом: что привезти из Москвы? Знакомый попросил привезти ему в подарок… огнетушитель. «Что так? - спросил я. - Горите?» «Горим – ответил он.
Оказалось, не шутит. Потому что количество пожаров в городе с каждым годом растет в угрожающих пропорциях, а тушить их нечем.

Не до шуток и тысячам его земляков. В не очень большом по московским меркам городе Ставрополе в среднем регистрируется по три пожара в день. Причем, самое страшное, - пожары происходят, в основном, в жилых домах, что чревато жертвами среди гражданского населения. Многие в городе мне рассказывали, что, если пожарная машина и приезжает по вызову, то, как правило, пожарные не знают, что делать: у них просто нет необходимых средств для тушения. Как оказалось, состояние пожарной техники в городе таково, что, можно считать, ее нет совсем. Например, 90 процентов автопарка уже выработало свой ресурс. Так же как и пожарно-техническое вооружение. А если пожар, не дай бог, вспыхнет в высотном доме, то людей спасти совсем невозможно: в городе просто нет ни одной автолестницы, способной подниматься на высоту в пятьдесят метров.

Представители Счетной палаты РФ, проводившие в городе проверку, обнародовали страшные цифры. Если в 2006 году в городе произошло 540 пожаров (в среднем, почти по два пожара в день), то в этом году их количество увеличилось больше, чем на треть. Только в первом квартале этого года их насчитали 120 (уже по три в день). А ущерб от них составил 5 миллионов 218,9 тысяч рублей. Впрочем, деньгами все это нужно измерять в последнюю очередь, потому что главное не деньги, а люди. А люди страдают не только от пожаров, но и от страха перед пожарами. Потому что понимают, что в случае чего – спасать их некому. Вот и стали огнетушители самым дефицитным товаром города.

Пожар – бедствие хоть и стихийное, но вполне прогнозируемое. Его просто невозможно не спрогнозировать, если учесть, что он возникает, в основном, в ветхом и аварийном жилье. А его площадь в сегодняшнем Ставрополе составляет двадцать тысяч квадратных метров! Администрация города, возглавляемая уже печально известным мэром Дмитрием Кузьминым, просто-напросто завалила программу по переселению граждан из ветхого и аварийного жилья. Почему завалила? Да потому что в мэрии города почему-то посчитали, что они не имеют к этому никакого отношения. А посему решили, что программа эта должна выполняться за счет краевого и федерального бюджета. Более того, денежки, получаемые мэрией от продажи или сдачи в долгосрочную аренду земельных участков, на которых расположен подлежащий ликвидации жилой фонд, уходили и уходят в неизвестном направлении. Кузьмин и его окружение даже не подумали о том, что именно эти деньги и должны идти на реализацию программы.

Вообще складывается впечатление, что мэрия Ставрополя – это вовсе не мэрия Ставрополя, а какое-то отдельное государство, живущее собственными интересами и никакого отношения к городу не имеющее. Иначе чем объяснить, что капитальный ремонт многоквартирных жилых домов не проводился уже более пятнадцати лет? Чем объяснить, что крыши домов напоминают решето, стены облезли, штукатурка с них падает на головы прохожих, балконы вот-вот обвалятся, чердаки, подвалы и дворы завалены мусором, а Кузьмин ждет, пока ему из Москвы пришлют денег? Нечем объяснить. Только тем, что уже было сказано: мэрия города живет отдельно от города. Или же в руководстве города преобладают представители секты огнепоклонников.

Впрочем, кое-что делается. Когда мэрия решила приступить к некоей очередной стройке века, она выдала разрешение на строительство муниципальному унитарному предприятию «Стройинвест», сделав его главным подрядчиком. А подрядчику немедленно понадобились деньги. Тогда мэр Кузьмин инициировал совместное решение мэрии и городской Думы, согласно которому деньги (13 миллионов рублей) взяли в банке АКБ «Русь-банк», а в залог отдали, как значится в документах, «трехэтажное нежилое здание на улице Балакирева». Каково же было удивление горожан, когда выяснилось, что «трехэтажное нежилое здание» - не что иное, как известный всему городу Ожоговый центр. Если «Стройинвест» в означенные сроки с банком не расплатится (а он, похоже, уже не расплатился, поскольку все сроки прошли), то Ожоговый центр перейдет в собственность банка. А поскольку банку он не нужен (какая прибыль от Ожогового центра?), то его запросто превратят в супермаркет или ресторан. А те люди, что пострадают от пожаров, будут в муках умирать в своих сгоревших квартирах.

Кто после этого скажет, что мэрия бездействует? Она действует. Только действия эти, похоже, направлены на истребление жителей собственного города. И это понятно: жители всегда мешают. Им всегда чего-нибудь надо. А власть – она ведь для другого существует. Власть – инструмент для получения доходов. И жители тут совершенно ни при чем. Горели бы огнем.

И горят! Количество пожаров все увеличивается и увеличивается. И надежд уже у ставропольчан – никаких. Впрочем, нет. Есть одна надежда. Надежда на то, что когда-нибудь загорится само здание мэрии. Уверен, что тушить его не придет никто.