В Счетной Палате завелись гниды

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Аудитор Пансков ушел в отставку, чтобы выжить после коррупционного скандала

1153983175-0.jpg Стало известно об отставке аудитора Счетной палаты Владимира Панскова. В отставку он подал сам. Как сам же утверждает, по состоянию здоровья. Глава СП Сергей Степашин связал решение аудитора не столько с физическими, сколько с моральными переживаниями в связи с расследованием коррупционного скандала, в котором оказались замешаны непосредственные подчиненные Владимира Панскова.

К отставному аудитору у следователей Генпрокуратуры претензий нет. Впрочем, как нет больше претензий и у СП к другому фигуранту скандала — компании «Трансаэро», из-за которой он, собственно, и разгорелся. Однако это не означает, что с уходом со сцены основных действующих лиц этой детективной истории Сергею Степашину удастся опустить занавес.

«Аудитор Счетной палаты Владимир Пансков с учетом ситуации, сложившейся вокруг коррупционного скандала, в который оказался вовлечен один из членов Совета Федерации, а также замешаны отдельные сотрудники контрольного органа, обратился в верхнюю палату российского парламента с просьбой об отставке… Как аудитор он понимает, что несет моральную ответственность за действия своих подчиненных… При этом, по моему мнению, он руководствовался стремлением минимизировать ущерб для репутации Счетной палаты» — с таким заявлением выступил вчера Сергей Степашин.

В ответ Владимир Пансков сообщил, что давно решил уйти в отставку, но ждал окончания следствия. Однако, по его словам, выяснилось, что «следствие будет идти еще год, не меньше», а так как недавно он перенес «серьезный сердечный приступ», то решил все же подать в отставку по состоянию здоровья.

Чемоданное настроение

2 июня 2006 года сотрудники управления «К» ФСБ и Генпрокуратуры задержали на выходе из офиса компании «Трансаэро» сенатора Левона Чахмахчяна и главного бухгалтера некоммерческого партнерства «Ассоциация российско-армянского делового сотрудничества» Игоря Арушанова с чемоданом, в котором находились 300 тыс. долларов, полученных от председателя совета директоров «Трансаэро» Александра Плешакова. Позднее в тот же день был задержан зять Левона Чахмахчяна Армен Оганесян, являвшийся помощником аудитора СП Михаила Суркова.

Деньги были заранее помечены (Александр Плешаков добровольно согласился участвовать в операции ФСБ), а к наличным прилагался еще и вексель «Трансаэро» на предъявителя, выписанный на сумму 1,2 млн. долларов. Именно столько некие посредники требовали от Александра Плешакова передать сенатору Чахмахчяну за невключение в отчет СП данных о неуплате «Трансаэро» импортных пошлин за ввезенные компанией 13 самолетов «Боинг» (ущерб бюджету проверяющие из Счетной палаты оценили почти в 300 млн. долларов).

В этот же день обыски были проведены в квартирах и рабочих кабинетах начальника инспекции СП по контролю за налогообложением в ТЭК и налогам от внешнеэкономической деятельности Владимира Федоткина, его заместителя Елены Лебедевой и главного инспектора СП Владимира Филиппова (все они позднее были отстранены от занимаемых должностей). Именно они под руководством аудитора Счетной палаты Владимира Панскова проводили проверку Внуковской, Домодедовской и Шереметьевской таможен, в ходе которой и были обнаружены факты недоплаты налогов «Трансаэро».

Взятки гладки

С этого момента начинается самое интересное. Во-первых, несмотря на рекомендации Владимира Панскова назначить отдельную проверку «Трансаэро», коллегия СП ее не только не назначила, но и вообще не включила факт неуплаты авиакомпанией таможенных пошлин в итоговый отчет о результатах проверки, позднее указав на то, что «нарушений законодательства со стороны «Трансаэро» не выявлено». «Я сам изучил ситуацию. Вопросов к Плешакову нет», — позднее заявил прессе Сергей Степашин. Более того, уже на момент проведения проверки у «Трансаэро» было решение Высшего арбитражного суда, согласно которому неуплата таможенных пошлин компанией признавалась вполне законной (самолеты завозились по лизингу на основе специального правительственного распоряжения). То есть по большому счету отчет СП «Трансаэро» могла вообще проигнорировать.

«Газета» обратилась за разъяснениями к руководителю аппарата СП Сергею Шахраю. «Вы мало общаетесь с юристами. За заведомо бесперспективное дело таких сумм не предлагают», — заявил он. Из чего можно сделать вывод о том, что основания опасаться результатов проверки СП, даже имея на руках положительные судебные решения, у «Трансаэро» все-таки были. А значит, претензии проверяющих были не столь уж безосновательными, какими их в итоге сочла коллегия СП.

Коррупция палатного масштаба

Казалось бы, конфликт исчерпан. С уходом из СП проверяющих во главе с Владимиром Пансковым рассосался и спор с «Трансаэро». А Сергей Степашин пообещал усовершенствовать механизм рассмотрения результатов проверок аудиторов, с тем чтобы в будущем избежать повторения подобных ситуаций. И не забыл позаботиться о собственных амбициях, заявив, что было бы все-таки лучше, если бы впредь кандидатуры аудиторов в парламент вносил председатель Счетной палаты, что также, по его мнению, способствовало бы борьбе с коррупцией. По крайней мере в отдельно взятом ведомстве.

Пока же коррупционная статистика складывается совсем не в пользу Сергея Степашина. Если разобраться, помимо председателя СП и его заместителя в палате трудятся всего 12 аудиторов. И два из них в той или иной степени оказались причастны к коррупционному скандалу. Владимир Пансков как ответственный за группу проверявших «Трансаэро» инспекторов и Михаил Сурков как начальник находящегося под следствием Оганесяна.

Так что не исключено, что Владимир Пансков, внимание правоохранительных органов к которому привлекается не впервые, вовремя засобирался в отставку. Возможно, коррупционный скандал может привлечь внимание и к работе СП в целом. Причем не только с правоохранительной, но и с политической точки зрения.

Как становятся отставниками

Владимир Пансков родился в 1944 году в Москве. В 1965 году окончил Московский финансовый институт (ныне Финансовая академия при правительстве РФ). Карьера Панскова началась в Министерстве финансов. В 1987 году он был назначен первым замминистра финансов СССР. На этом посту он отличился, в частности, тем, что курировал «павловскую» операцию по обмену 100-рублевых и 50-рублевых купюр. И даже постановил в целях «ведения отчетности» требовать с граждан, меняющих более 300 рублей, объяснительные записки о происхождении этих средств.

После отставки Павлова в 1991 году работал в администрации президента Михаила Горбачева, откуда после распада СССР попал в кресло первого замруководителя Государственной налоговой службы. На этой должности Владимир Пансков проработал два года до того момента, когда в феврале 1993 года угодил в следственный изолятор Лубянки, где ему было предъявлено обвинение в получении взятки. 3 марта 1993 года он написал чистосердечное признание в том, что давал некие консультации, за что получил 300 немецких марок (через несколько дней Пансков от признания отказался). Позднее выяснились некоторые подробности претензий, предъявленных Панскову следователями. В частности, он якобы получил взятку в виде оплаты разницы между продажной и отпускной стоимостью автомобиля «Москвич», приобретенного его сыном.

Чиновник провел в следственном изоляторе пять месяцев и был выпущен под подписку о невыезде, находясь под которой он почти сразу возглавил аппарат бюджетного комитета Госдумы, откуда перешел на работу в администрацию президента Бориса Ельцина. И только в июле 1994 года претензии к Панскову были признаны необоснованными, а уголовное дело прекращено. Уже в ноябре 1994 года, спустя месяц после знаменитого «черного вторника» (в одночасье рубль опустили на 1000 пунктов), Пансков был назначен министром финансов России. На этом посту он проработал почти два года до августа 1996 года. На его счету — создание «валютного коридора» (фиксированного курса рубля к доллару); появление в 1996 году у страны первого утвержденного законом федерального бюджета — тоже его заслуга. Тогда же у министра появилась идея с целью повышения собираемости налогов ввести для всех налогоплательщиков спецсчета для расчетов с бюджетом. Кстати, эту идею Владимир Пансков не оставил до сих пор. Правда, применительно только к одному налогу — НДС.

В 1996-1997 годах работал в Министерстве экономики в должности первого замминистра, где занимался проблемами бюджета, финансов, налогов.

В июне 1997 года был назначен аудитором Счетной палаты, где занимался контролем за формированием и расходованием средств федерального бюджета. В 11 февраля 2004 года был назначен на второй срок, который должен был истечь в 2010 году. В должности аудитора Владимир Пансков активно ратовал за возвращение прогрессивной шкалы подоходного налога, введение НДС-счетов с одновременным установлением для сотрудников налоговых органов ответственности за несвоевременный возврат экспортного НДС, за возврат к специфической ставке (в рублях с тысячи штук) акцизов на табак и дифференциацию ставок налога на добычу полезных ископаемых.

Галина Ляшенко

Оригинал материала

«Газета» от origindate::27.07.06