В Счетной Палате появились оборотни

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

В Счетной Палате появились оборотни Владимир Федоткин - начальник инспекции СП РФ:

"Век: Владимир Владимирович, Вы сами предложили тему этого интервью, почему? ВФ: Как говорил классик, не могу молчать. Особенно после того, как руководитель Счетной палаты РФ Сергей Вадимович Степашин в июне с.г. через СМИ громогласно заявил о разоблачении оборотней в ее рядах. Тогда объявили, что некий депутат (я с ним не знаком) в сговоре с сотрудниками Счетной палаты вымогал и получил взятку от одного из руководителей компании «Трансаэро». Как участник одного из связанных с этим делом эпизодов, хочу раскрыть подоплеку этой истории, в результате которой было подорвано здоровье аудитора Счетной палаты РФ В.Г.Панскова, что побудило его уйти в отставку. И одновременно откровенно рассказать, что у нас происходит в действительности, кто и как управляет Счетной палатой. В должности начальника Инспекции по контролю за налогообложением в топливно-энергетическом комплексе, добывающих отраслях и налогам от внешнеэкономической деятельности Счетной палаты я работаю неполный год, но этого срока хватило на то, чтобы снять «розовые очки». Мы все становимся свидетелями декларированной борьбы с коррупцией в этой организации. Я оказался жертвой этой борьбы. Начну по порядку. В соответствии с планом СП на 2005 год наша Инспекция проводила проверку Домодедовской таможни. Проверка выявила массу негатива в таможне вплоть до прямых хищений в крупных размерах (122 тыс. долларов США и 700 тыс. рублей). Кстати, на сколько мне известно, по данному факту реальных действий правоохранительными органами не предпринято и руководством Счетной палаты выявленные факты всячески скрываются. В рамках мероприятия проверяющие обратили внимание на бесконтрольный со стороны таможни ввоз на территорию Российской Федерации иностранных запасных частей к самолетам некоторыми российскими компаниями. Одновременно инспекторы Счетной палаты столкнулись с предоставлением Домодедовской таможней льгот по уплате таможенных платежей при ввозе иностранных самолетов компанией «Трансаэро» в рамках отдельного соглашения перевозчика и Правительства Российской Федерации. Льготы предоставлялись на основании распоряжения Правительства РФ от 02 декабря 1994 года № 1898-р, действие которого пролонгировано на 5 лет другим распоряжением Правительства РФ от 28 декабря 1999 года № 2131-р. Таким образом, срок действия предоставленных льгот истек в декабре 2004 года. Документов, подтверждающих обоснованность этих льгот, по завершении предельного срока проверяющим представлено не было. В результате, сумма оспариваемых льгот составила около 3 млрд. рублей. Причем, подчеркиваю, льгота была предоставлена исключительно ОАО «Трансаэро». Наверное, за этим скрывается какой-то «государственный» смысл поддержать отдельного российского перевозчика в условиях жесткой конкуренции с другими российскими и иностранными компаниями (хотя это больше смахивает на лоббирование интересов). Кроме этого, распоряжением № 2131-р предусматривалось соглашение, заключенное между ОАО «Трансаэро» и Минэкономразвития в 1998 году, по которому Общество должно было ввезти в РФ 11 самолетов иностранного производства и запчасти к ним на сумму 190 млн. долларов США, на которые должны распространяться льготы. Причем «Трансаэро» в рамках соглашения обязалось приобрести и российские самолеты на эквивалентную сумму. Как показала проверка, соглашение со стороны ОАО «Трансаэро» не выполнено, российских самолетов (на дату подготовки отчета по проверке) приобретено не было. Кроме этого, самолетов иностранного производства было ввезено в Российскую Федерацию и оформлено в льготном порядке не 11, а 13 (на два больше положенного) на сумму более 360 млн. долларов США. Причины произошедшего требовали дополнительного исследования. Ну ладно, наверное, есть этому оправдание, которое Счетная палата не увидела в таможенных документах. Но проверяющие все записали в Акт, ведь у Счетной палаты есть возможности выйти на встречную проверку в органы, предоставившие эти льготы, и предприятия, использующие их, и снять туманную завесу с эксклюзивных преференций. Одновременно, проверяющие обратили внимание на перечень запасных частей, ввозимых для обслуживания самолетов иностранного производства в «полевых» условиях и их количество. При этом (после соответствующих консультаций со специалистами) они акцентировали внимание на том, что замена отдельных агрегатов самолетов в «полевых» условиях не может обеспечивать безопасности полетов. К примеру, вспомним трагедию в Иркутске с Аэробусом и версию о неисправности тормозной системы. Правда, самолет принадлежал компании «Сибирь», но инспекторы Счетной палаты акцентировали, что использование импортных комплектующих в полевых условиях – это проблема всех авиакомпаний, эксплуатирующих самолеты иностранного производства. Вроде бы все цивилизованно: проверяющие увидели расхождения и пытаются разобраться. По итогам ревизии предлагалось провести более детальную проверку в ряде компаний, использующих самолеты иностранного производства и запасные части к ним («Аэрофлот», «Сибирь», «Трансаэро»), и направить письма Президенту РФ и в Правительство, чтобы обратить их внимание на практику предоставления льгот при ввозе самолетов иностранного производства, как, в целом, противоречащую программе поддержки российского авиапрома. Век: И тут происходит тот самый широко освещенный в СМИ т.н. «коррупционный скандал» в недрах Счетной палаты РФ, в котором, якобы, замешаны аудитор Пансков В.Г. и его подчиненные. ВФ: Совершенно верно. Проведение запланированной проверки в ряде компаний, использующих самолеты иностранного производства, признано нецелесообразным. Степашин С.В. публично заявил, что он лично проверил обоснованность получения льгот ОАО «Трансаэро» и к данной авиакомпании со стороны государства претензий нет. Не знаю, проверял ли Степашин С.В. «Аэрофлот» и «Сибирь» (о проверке которых было принято решение на Коллегии Счетной палаты). Или после спланированного «коррупционного скандала» целесообразность в их дополнительной проверке отпала? Ну, а вопросы «полевого» ремонта и безопасность полетов вообще выпали из поля зрения. Одновременно, Степашин С.В. использовал сложившуюся ситуацию для укрепления своей абсолютной власти, лоббируя пересмотр порядка назначения аудиторов Счетной палаты, а также переподчинения их инспекторского состава себе. Но за кадром общественного обсуждения остался и ряд обстоятельств, связанных с самой проверкой и подготовкой отчета по ее результату. С самого начала ревизии домодедовские таможенники, желая прикрыть свои, мягко сказать, ляпсусы с предоставлением льгот, стали указывать на согласованность деятельности ОАО «Трансаэро» с очень высокопоставленными лицами, якобы, имеющими общий финансовый интерес. При чем в их числе называлось непосредственно руководство Счетной палаты. Затем была предпринята попытка компрометации проверяющих: появилось обращение руководства ОАО «Трансаэро» к Панскову В.Г. с мотивировкой, что проверяющие необъективны и выполняют заказ конкурентов. Однако на проверку – все оказалось «шито белыми нитками». Как только это не подействовало, началась обработка аудитора В.Г.Панскова самим С.В.Степашиным и другими высокопоставленными лицами Счетной палаты по поводу отсутствия необходимости проверки авиакомпании «Трансаэро». И началась первая атака. С.В.Степашин через своих помощников ни с того ни с сего интересуется проверкой, которая еще формально не завершена (а в соответствии с Регламентом Счетной палаты, никто не в праве вмешиваться в ее ход). В контексте вопросов прослеживается – зачем лезете в дела «особого предприятия», превышаете полномочия. После длительных и изнурительных «допросов» инспекторы не изменили ни строчки и сдали Акт проверки со своим сложившимся мнением о необходимости дополнительной проверки в отношении российских авиакомпаний, в том числе «Трансаэро», пользующихся иностранными самолетами и запчастями, ввозимыми на таможенную территорию беспошлинно. Затем следует вторая атака аппаратчиков Счетной палаты. Первоначально были рекомендации, затем – критика и прямое давление. За всем этим скрывался смысл – уберите из отчета «Трансаэро». И у всех сопутствующая просьба-требование – дайте материалы проверки под предлогом ознакомиться подробно и доложить С.В.Степашину. Век: Кто эти люди, можете открыть их имена? ВФ: Правовой и Административный департаменты СП РФ в лице их руководителей, помощник Председателя Счетной палаты. Все они – свита Степашина С.В., т.н. широко разрекламированная его «служба безопасности». О сложившемся внимании к отчету я проинформировал аудитора В.Г.Панскова, на что он сообщил, что его также обрабатывают убрать из материалов «Трансаэро» и не проводить проверку дальше. Одновременно опять же делаются ссылки на то, что у данного предприятия, якобы, есть документы, которые прояснят эту ситуацию и руководство готово их представить. Но где они? Согласно открытости Счетной палаты Российской Федерации, аудитор В.Г.Пансков в моем присутствии принимает руководителя «Трансаэро» (председателя совета директоров компании Александра Плешакова), который все время хотел остаться один на один с аудитором, но перед началом встречи аудитор попросил меня присутствовать на беседе. В ходе беседы, в которой гость находил общих знакомых с аудитором, пытаясь расположить к себе, мы высказали мнение о необходимости изучения проблематики ввоза иностранных судов и комплектующих частей и соизмеримость предоставленных льгот с учетом развития отечественной промышленности. Также акцентировалось, что проверка будет проводиться в ряде компаний (в том числе и в «Трансаэро») для того, чтобы снять вопрос об исполнении, якобы, заказа конкурентов. К слову сказать, что также широко освещалось в СМИ, авиакомпанией «Трансаэро» на паях с Березовским Б.А. (фирмы «Борей-2» и «Ратмир плюс») владеют и руководят сын (А.П.Плешаков) и невестка (О.А.Плешакова) председателя Межгосударственного авиационного комитета Анодиной Татьяны Григорьевны. Заботливая мама, один из руководителей авиационной отрасли России, через возглавляемый ею комитет занимается сертификацией самолетов иностранного производства, используемых компанией «Трансаэро». Век: Что же было дальше? ВФ: Последовала новая атака. На Коллегию Счетной палаты 2 июня 2006 года вносится заключение, в котором «юристы» (подчиненные и приближенные С.В.Степашина) не видят целесообразности делать ряд предложенных проектом решения выводов как плохо изученных и в отдельных случаях, не имеющих оснований. Среди них, естественно, вопрос по «Трансаэро». Я не был на Коллегии, но аудитор В.Г.Пансков после ее завершения сказал, что даже на заседании его склоняли к необходимости убрать вопрос о «Трансаэро», что также не получилось. Хочу сделать дополнение, что в ходе проверок акцентировалось внимание на эксплуатацию самолетов иностранного производства и практику использования запасных частей к ним, порядок получения льгот по таможенным платежам различными российскими авиаперевозчиками. Дополнительные проверки планировались во многих авиакомпаниях («Аэрофлот», «Сибирь», «Пулковские авиалинии» и т.д.), однако именно «Трансаэро» стало камнем преткновения, решившим судьбу планируемых проверочных мероприятий. Актуальность затрагиваемых в ходе проверки вопросов сейчас подтверждается и количеством упавших самолетов, и состоянием российского авиапрома, и количеством уголовных дел, возбужденных в Генеральной прокуратуре РФ по фактам использования контрафактных запчастей к самолетам. И после этого началась операция «чистые руки» в Счетной палате РФ, в которой, якобы, замешаны и сам Пансков В.Г., и его окружение. Однако уже четыре месяца проводится расследование, но, как известно, кроме громких заявлений самого Степашина С.В. ничего не происходит. Генпрокуратура России после замены ее руководства благоразумно хранит молчание, похожее на непричастность. ФСБ – самая компетентная организация, видимо, заняла нейтралитет. Дальше – больше. Наступает ночь со 2–го на 3–е июня 2006 года. После 23 часов в мою квартиру вламываются сотрудники прокуратуры и ФСБ, не имея постановления суда (необходимое для подобных действий в это время суток, см. Конституцию РФ), и производят обыск, как понимает читатель, в естественной форме для русского человека, обличенного властью и имеющего карт-бланш от руководства Счетной палаты Российской Федерации. Вместе со следователями в квартиру пытались проникнуть двое. отказавшихся представиться. По прибытии наряда милиции, вызванного родственниками автора, эти двое мгновенно ретировались на «Мерседесах». Ну, а обыск после их убытия прошел вяло и неинтересно. Ни документов об указанной проверке, ни денег, к собственному сожалению, следователи не нашли. Так, взяли для проформы мой архив (я занимаюсь научной деятельностью) и паспорт незаконно прихватили. Ни каких обвинений в мой адрес официально вынесено не было, даже не опросили по существу происходящего. Хотя на словах было обещано несколько лет за решеткой. Но и это еще не все. Одновременно были проведены обыски у других членов бригады и в их рабочих кабинетах. Что это - наказание строптивых? Звено в цепи плана по освобождению должности аудитора В.Г.Панскова для более удобного лица? Не знаю. Но знаю точно, теперь никто не посягнет на «права» «Трансаэро», пасущегося в заповеднике, и так рьяно оберегаемые. Имеет место интересный факт – в 2002 или 2003 году Счетная палата Российской Федерации проводила проверку Домодедовской таможни, в ходе которой были установлены интересные особенности таможенного контроля за деятельностью перевозчиков Домодедовского куста. Однако итоги проверки по неизвестным для меня причинам не получили общественной огласки в полном объеме. Я в то время не был допущен к «секретной кухне Счетной палаты», где готовились выводы по результатам контрольных мероприятий. Но полагаю, и в том случае опять произошло не без вмешательства руководства Счетной палаты с учетом «рекомендаций» члена Экспертно-консультативного совета при Председателе Счетной палаты РФ Д.Каменщика, человека известного в «определенных кругах» и долгое время имеющего имущественные интересы в Домодедовском терминале. Причем введение Д.Каменщика в состав совета происходило в дни завершения проверки и подготовки отчета, и его «неоценимые» заслуги перед Счетной палатой были незамедлительно отмечены Степашиным С.В. званием «Почетный работник Счетной палаты Российской Федерации». При этом, по полученным мною данным, в одном из судов Нижегородской области расследуется уголовное дело по контрабанде в отношении сотрудников компании «Ист-Лайн», которой руководит непосредственно Д.Каменщик. И еще один факт. В конце 2005 года Счетная палата Российской Федерации провела проверку эффективности работы с конфискатом. Проверка проводилась в Генеральной прокуратуре, МВД, РФФИ, ФТС и других организациях. При проверке ФТС России подчиненной мне бригадой было установлено, что имело место обращение в федеральную собственность самолета гражданской авиации ИЛ-96-№300ПУ (борт. № 96016) и двух вертолетов Ми-8МТВ-1С общей стоимостью порядка 1,5 млрд. рублей, которые в соответствии с действующим законодательством необходимо было реализовать, а вырученные деньги направить в федеральный бюджет. Однако это имущество по распоряжениям М.М.Касьянова (на тот период времени – Председателя правительства РФ) в нарушение действующего законодательства (были неправомерно применены положения Указа Президента РФ от 22.02.1992 г. № 179, так как данные транспортные средства не подпадали под утвержденный в нем перечень видов продукции) безвозмездно передано для эксплуатации Государственной транспортной компании «Россия». Таким образом, уважаемый Касьянов М.М. фактически превысил свои полномочия. В своем решении он ссылается на то, что самолет не может использоваться в гражданском обороте. А на чем тогда летаем мы? Если там установлена секретная аппаратура, покажите перечень. Сотрудники Счетной палаты Российской Федерации имеют допуск к «Совершенно секретным» сведениям, да и понимают меру достаточности при ознакомлении с подобными материалами. Однако и этих документов нет. Наверное, нужно было согласиться с этим, но дотошные проверяющие запросили ГТК «Россия» о наличии у нее на балансе указанных летательных аппаратов. Ответ ошеломил. Самолет стоимостью более одного миллиарда рублей на балансе не числится! Вертолеты переоборудуются за федеральные средства, хотя на момент их обращения в федеральную собственность они уже были переоборудованы (стоимость работ составила несколько миллионов долларов США). Век: А кому и зачем нужно было повторно вкладывать федеральные средства? ВФ: Это осталось не ясным. Очень темная история, в которой вопросов больше чем ответов. Тогда вообще не понятно, зачем эта «операция»? Неужели тривиальное воровство? Исходя из полученных данных аудитор Пансков В.Г. предложил направить материалы по выявленным сомнительным финансовым операциям, санкционированным М.М.Касьяновым с отклонением от установленного порядка, в Генеральную прокуратуру для их тщательной проверки и оценки. Коллегия Счетной палаты (протокол от 23.12.05 г. № 49(466)) поддержала инициативу и соответственное обращение о нарушениях российского законодательства поступило в Генеральную прокуратуру 24.01.06 г. за № 01-113/03-3 (после обыска в моем кабинете материалы по этим эпизодам исчезли). Однако впоследствии было установлено, что ответ из Генпрокуратуры о принятых мерах не поступал, а направленное письмо возвращено обратно по неизвестной причине. Повторное обращение в Генеральную прокуратуру пропало в канцелярии С.В.Степашина. Я выяснил, что первое обращение было изъято из канцелярии Генпрокуратуры заместителем Административного департамента Счетной палаты И.Ю.Шурыгиным лично (действующий сотрудник ФСБ, прикрепленный к Счетной палате РФ). Основанием для возврата явилось письмо, подписанное С.В.Степашиным (от 31.01.06 г. № 01-149/15-08, копии материалов были и у автора до проведения обыска в рабочем кабинете). Изучив материалы Коллегий, я установил, что С.В.Степашин грубо нарушил регламент Счетной палаты Российской Федерации и, не имея на то полномочий, в обход Коллегии отозвал первое обращение. Что это, как не самоуправство? По сути всего произошедшего аудитор В.Г.Пансков на основании моей докладной обратился к С.В.Степашину, однако проверки по этому факту проведено не было. Зато в отношении инициатора проводится проверка Счетной палаты, которой ему предписано не покидать дома (фактически домашний арест, что не предусмотрено ни какими документами) плюс изъяли все подтверждающие документы, а заодно и паспорта – чтобы не сбежал, как сказали работники прокуратуры. Справедливости ради нужно признать, что люди С.В.Степашина, представители все той же «службы безопасности», предложили забыть эту историю и снять вопрос с контроля, не двусмысленно предупредив: будете копать дальше – закончите скандалом. И действительно вышло как обещано. Вот такая операция «чистые руки» по С.В.Степашину: показал рвение и свою лояльность к нынешней власти, поправив пошатнувшийся рейтинг, и одновременно сделал любезность старой команде – спас М.М.Касьянова (а вдруг станет Президентом). Век: Владимир Владимирович, после такого публичного и сенсационного выступления Вы ожидаете реакцию в отношении себя? ВФ: Я прекрасно понимаю, в каком обществе мы живем. Криминальная ситуация последних месяцев показывает, что в нашей стране никто не может чувствовать себя защищенным. Опыт общения с правоохранительными и судебными органами также имеет негативное свидетельство того, что они работают по т.н. «своим» законам, поэтому на справедливость рассчитывать не приходится. Что касается руководства Счетной палаты РФ и его ближайшего окружения, то они способны на многое."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации