В тени первого лица

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «В Тени Первого Лица»)
Перейти к: навигация, поиск


Первый срок "президентского духовника" о. Тихона подходит к концу. Чем он был отмечен

1074840802-0.jpg Три года назад «открыли» широкой светской общественности имя архимандрита Тихона (Шевкунова) – молодого и энергичного наместника московского Сретенского, что на Большой Лубянке, монастыря. Отец Тихон прославился после того, как кем-то – возможно, им самим – была вброшена в прессу сенсационная информация: у нового Президента России есть духовник.

За прошедшие годы «лубянский архимандрит» – или, если угодно, «кремлевский духовник» – изрядно прибавил в весе. У него появились новые духовные чада, подопечная «православно-патриотическая» фракция в Госдуме, он предпринял несколько успешных церковно-политических и экономических акций. Влияние этого батюшки простирается далеко за стены Сретенского монастыря, более того – оно выходит и за ограду Русской православной церкви (РПЦ). Отец Тихон олицетворяет новый «центр влияния» в российской политике – духовно-идеологический. В опоре на этот центр нуждаются не только президент и окружающие его «силовики», но и представители «патриотически ориентированного» (а другого скоро, видимо, не останется) бизнеса, и публичные политики «парламентского типа».

МЕТОДЫ

Однако не один о. Тихон почувствовал этот социальный заказ. На том же поле и с той же паствой в минувшем году стал активно работать митрополит Кирилл (Гундяев), председатель Отдела внешних церковных связей Московского патриархата (ОВЦС МП), сосредоточивший в своих руках контроль над всеми ключевыми административными постами в РПЦ. Несмотря на то, что политическая логика диктует возникновение некоторой борьбы и конкуренции между о. Тихоном и митрополитом Кириллом, говорить об их открытом противостоянии пока рано. Во-первых, наместник и митрополит находятся в разных «весовых категориях», занимают разное иерархическое положение в Церкви. Во-вторых, у них разные методы работы: митрополит Кирилл прямо использует административные рычаги, имеющиеся в его распоряжении, а о. Тихон предпочитает действовать именно как духовник, серый кардинал, который всегда решает вопросы с помощью задушевных пастырских бесед, а не начальственного окрика или базарного торга. Наконец, в-третьих, эти церковные деятели принадлежат к разным церковно-политическим «школам». Митрополит Кирилл – самый яркий ученик митрополита Никодима (Ротова), пытавшегося еще в 1960-70-е гг. говорить с властью на равных и загонять ее в тупик, добиваясь тех или иных преференций для Церкви. Отец Тихон – последовательный традиционалист-государственник, который в идеале не имел бы ничего против, если бы главой Церкви и ее «крайним судьей» вновь стал государь-император. Поэтому если митрополит Кирилл порой пытается давить на власть и ставить ей условия от имени Церкви, то о. Тихон говорит с властью «снизу вверх». Нетрудно догадаться, какой из этих подходов окажется более успешным «в среднесрочной перспективе».

А пока медленно, но верно о. Тихон отбирает хлеб у митрополита Кирилла. Самым успешным внешнеполитическим проектом РПЦ минувшего года стал объединительный процесс с Русской зарубежной церковью (РПЦЗ). А ведь внешняя церковная политика – сфера прямой ответственности ОВЦС МП! Пока грозный митрополит договаривался с дипломатами и «силовиками» об изгнании «зарубежников» из очередного монастыря или храма, о. Тихон установил неформальный сердечный контакт с иерархами РПЦЗ, побывал на заседании их Синода и, наконец, привез на встречу с ними в Нью-Йорк самого президента России. Тронутые таким небывалым вниманием «зарубежники» растаяли, и то, что не мог отобрать у них своими силовыми методами митрополит Кирилл, решили сами преподнести в дар «Матери-Церкви», заявив о грядущем объединении с ней. Так о. Тихон развязал узел, который Русская Церковь не могла разрубить несколько десятилетий.

Отец Тихон имел успех и в сфере внутренней политики. В 2000 – 2001 гг., когда православная общественность не на жизнь, а на смерть встала против института ИНН, считая его чуть ли не «печатью антихриста», о. Тихон взялся «разрулить» казавшуюся тупиковой ситуацию. Для этого он использовал авторитет архимандрита Иоанна (Крестьянкина) – старца Псково-Печорского монастыря, которого о. Тихон знал почти с детства. Сначала о. Иоанн вкупе с другими чтимыми «всероссийскими старцами» (таковых в РПЦ всего 3 – 4 человека) дал понять, что ИНН опасны для души и их ни в коем случае нельзя принимать. Злые языки утверждают, что это заявление, вызвавшее истерику в Церкви, о. Иоанн также сделал с подачи о. Тихона. Потом, когда истерика была в самом разгаре, о. Тихон вновь отправился к печорскому старцу и уговорил его сделать заявление о безопасности ИНН, которое даже было записано на видеопленку и широко распространялось в православных кругах.

Весьма примечательно участие Владимира Путина в обоих политических предприятиях о. Тихона. Трудно не поверить слухам о «духовничестве», видя, как о. Тихон везет президента к старцу Иоанну (Крестьянкину), потом сопровождает его в поездках по монастырям севера России, потом устраивает его встречу с иерархами РПЦЗ… В современной РПЦ сложилась традиция – настоятель обязательно должен познакомиться с руководителями наиболее влиятельных организаций, базирующихся на территории его прихода. Вероятно, в силу этой традиции и состоялось в конце 90-х знакомство «лубянского архимандрита» Шевкунова со вновь назначенным «начальником Лубянки» Путиным, питающим симпатию к православию. Вообще новой генерации чекистов свойственно особо трепетное отношение к вере и Церкви – то ли потому, что они действительно часто рискуют жизнью, то ли нуждаются в некоем моральном оправдании своих этически небезупречных «служебных обязанностей», то ли мода у них такая, в подражание начальству… Как бы то ни было, о. Тихону явно повезло: среди его паствы оказалось множество влиятельных людей, предпочитающих оказывать влияние так же тихо и незаметно, как делает это сам архимандрит.

УБЕЖДЕНИЯ

Политические взгляды о. Тихона сложились в период его обращения к вере, когда в 70-е гг. он учился во ВГИКе. В те годы приход к вере в среде богемной интеллигенции не мог не сопровождаться протестом против «совка». В отличие от светских диссидентов, новообращенные православные искали альтернативу «совку» не на демократическом Западе, а в собственной, отечественной истории. Георгий Шевкунов (так звали о. Тихона в миру) стал убежденным патриотом и монархистом, но наряду с этим он принял и тот путь, которым пошла РПЦ в советские годы. Путь этот известен как «сергианство» – в честь первого «советского» Патриарха Сергия (Страгородского), легализовавшего церковную структуру в обмен на клятву безоговорочной «лояльности» советской власти. Скорее всего, доктрину «сергианства» Георгий принял потому, что был очарован и потрясен духовной атмосферой немногих уцелевших в СССР монастырей – прежде всего Псково-Печорского – и старцев, к которым ездил взыскующий благочестия юноша.

Впрочем, свой взгляд на «сергианство» о. Тихон все же вынужден был слегка скорректировать – в рамках проекта объединения с РПЦЗ, где это явление и само имя Патриарха Сергия до сих пор вызывают жуткую аллергию (долгое время «сергианство» было единственным каноническим объяснением самостоятельности РПЦЗ). Корректировка эта, однако, коснулась не отношения к «сергианству» по существу, а лишь внешней риторики, употребляемой о. Тихоном при рассуждениях на эту «неудобную» тему. Так, выступая на Всезарубежном пастырском совещании РПЦЗ в декабре минувшего года в США, о. Тихон призвал к «трезвости» при оценке церковной истории ХХ века. Нетрезвость, по его мнению, в равной степени присутствует и в огульном отрицании «сергианства», и в попытках провозгласить Патриарха Сергия святым, считая его путь «единственно верным». Но накануне объединительного процесса с РПЦЗ – словно назло – под грифом издательства Сретенского монастыря в Москве вышел толстый фолиант «Страж дома Господня», посвященный «исповедническому пути» Патриарха Сергия и провозглашающий его святым. Отцу Тихону пришлось всячески открещиваться от этого издания, но оно тем не менее несколько подорвало его репутацию среди «зарубежников».

ОПОРА

Политической опорой архимандрита Тихона является блок «Родина», в составе которого в Госдуму прошли ближайшие соратники архимандрита – главный редактор холдинга «Русский дом» Александр Крутов и генерал КГБ в отставке Николай Леонов. Политическая программа блока в точности отражает взгляды «лубянского архимандрита». О. Тихон рассчитывает, что с помощью «своих» депутатов в Думе удастся укрепить правовой статус РПЦ, создать более благоприятные условия для коммерческой деятельности церковных структур, насадить православное просвещение в школах. Архимандрит активно поддерживает законодательную инициативу Сергея Глазьева, предложившего закрепить законом «особый статус» РПЦ. «Все у нас имеют свой кодекс: политики, уголовники, исполнительная, судебная власть, – сказал как-то в стенах Думы о. Тихон. – Только Церковь не имеет кодекса, по которому ей жить». Архимандрит уже сейчас торопится достичь своего политического идеала: на своем сайте он как-то назвал режим Путина «русской православной монархией». Может, не так уж и далеко от истины?

ДЕЯНИЯ И ПЛАНЫ

Нынешняя деятельность о. Тихона не сводится к пастырству и церковной политике. В его непосредственном ведении состоит крупнейшее издательство РПЦ, наиболее посещаемый православный интернет-ресурс «Православие.Ру», духовная семинария, обширное хозяйство в Рязанской области, детский приют и много чего еще. От громких финансовых афер о. Тихон воздерживается, но с «православно ориентированными» бизнесменами работает активно. Самый известный пример такого рода – его многолетнее сотрудничество с президентом «Межпромбанк» Сергеем Пугачевым, запретившим через суд называть себя «православным олигархом». Говорят, именно он подарил своему духовнику бронированный «Ауди», на котором о. Тихон ездит с Лубянки в Кремль. Наместник Сретенского монастыря умеет грамотно «раскручивать» предпринимателей. Вот как описывает его беседу с одним из них корреспондент «Деловой хроники», явившийся к о. Тихону под видом референта крупного бизнесмена: «На извещение, что сумма (пожертвования) может составить от 50 тысяч долларов, отец Тихон ответил, что это крупный взнос для их обители, и назвал стоимость одного из хозяйственных проектов монастыря – 100 тысяч долларов на ближайшие полгода. Речь шла о покупке оборудования для молокозавода».

Хозяйство Сретенского монастыря в Рязанской области, которое, собственно, и нуждается в молокозаводе, удостоилось в прошлом году премии «Аграрная элита России» имени П.А. Столыпина в номинации «Эффективный собственник земли». Разумеется, о. Тихон – один из самых активных сторонников безвозмездной передачи в собственность РПЦ земель сельскохозяйственного назначения. Будучи предпринимателем-патриотом, он делает особую ставку на развитие сельского хозяйства, чтобы прекратилась опасная зависимость России от импорта продовольствия…

Александр Солдатов

Оригинал материала

«Московские Новости»