В Туркменбаши стреляли слепые наркоманы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Газета.Ру", origindate::30.12.2002

В Туркменбаши стреляли слепые наркоманы

Мария Цветкова

Фото: НТВ

Бывший вице-премьер Туркмении Борис Шихмурадов

После четырех дней заключения бывший вице-премьер Туркмении Борис Шихмурадов признался в покушении на Сапармурата Ниязова. В эфире туркменского телевидения он назвал себя преступником и наркоманом, а Туркменбаши – «даром народу Туркменистана свыше».

К утру понедельника в аппарат Туркменбаши пришло больше восьми тысяч писем с требованием казнить участников покушения, которое было совершено 25 ноября в центре Ашхабада. В тот день неизвестные обстреляли кортеж президента на подъезде к его дворцу, но он не только не пострадал, но даже не услышал выстрелов, поскольку по привычке вел бронированный «Мерседес» сам и проехал перекресток на огромной скорости. Туркменбаши узнал обо всем после приезда на работу и сразу записал телеобращение, где обвинил в попытке убить себя былых соратников, которые перешли в оппозицию во главе с бывшим вице-премьером и министром иностранных дел Борисом Шихмурадовым.

Оперативность, с которой их вычислил Туркменбаши, дала о себе знать.

Как говорится в официальном сообщении его аппарата, которое в понедельник перепечатало большинство туркменских газет, покушение осудили 17947 туркмен, приславшие Ниязову письма и телеграммы.

Как передает РИА «Новости», примерно в 11500 письмах предлагается объявить террористов предателями родины, в 7800 – наказать их по закону, а 8900 человек потребовали принять специальный закон, чтобы «подобное злодеяние никогда не повторилось впредь». Что за закон они имеют в виду, догадаться нетрудно. Сейчас в Туркмении не применяется смертная казнь, которую отменили в 1999 году, оставив максимальным наказанием тюремное заключение на срок 25 лет.

Высшая мера может угрожать, прежде всего, самому Шихмурадову, который 25 декабря добровольно сдался сотрудникам министерства национальной безопасности Туркмении. За день до ареста он поместил на сайте своего оппозиционного движения «Гундогар» обращение, где рассказал, что явиться в МНБ его вынудили аресты и пытки невинных людей, страдавших из-за него: «В последние дни поиски людей и аресты начали носить ожесточенный характер в связи с тем, что я еще находился на свободе. Людей начали избивать и оказывать психологическое давление самым жестоким образом лишь ради того, чтобы они признались в том, что меня где-то видели или что-то слышали о моем местонахождении». При этом само покушение на Ниязова Шихмурадов назвал инсценировкой, которая понадобилась Туркменбаши для того, чтобы расправиться над оппозицией.

Но уже через несколько дней, которые Шихмурадов провел в камере, он заговорил по-другому. 
В воскресенье по туркменскому телевидению была показана запись его допроса, на котором бывший вице-премьер не только признался в организации покушения, но раскаялся в содеянном и призвал своих подельников последовать его примеру и прийти с повинной.

«Мы, проживая в России, занимались употреблением наркотиков и в состоянии опьянения вербовали наемников для совершения террористического акта. Наша задача была дестабилизировать обстановку в Туркмении, подорвать конституционный строй и совершить покушение на президента, – сказал он, не поднимая глаз. – Я слишком поздно понял, что президент Сапармурат Туркменбаши – это дар народу Туркменистана свыше».

Ниязову должны были понравиться и обвинения Шихмурадова в адрес оппозиции: «Никакой оппозиции не существует, была создана преступная группа». Ее членов он призвал «сдаться властям». Шихмурадов сознался и в том, в чем обвинялся до покушения на Туркменбаши, а разоблачения посыпались сразу же после его ухода в оппозицию. В частности, он признался в хищении пяти истребителей Су-17, 9000 автоматов Калашникова, более полутора миллионов патронов, а также военного снаряжения на общую сумму около $30 млн. Заодно допрос Шихмурадова развеял последние сомнения в отношении правомерности обыска в ашхабадской резиденции посла Узбекистана Абдурашида Кадырова, который 17 декабря устроили туркменские спецслужбы. Хотя они ничего в особняке не обнаружили, бывший вице-премьер признался, что прятался именно там. 
Самому Туркменбаши запись настолько пришлась по вкусу, что сегодня он посмотрит еще раз, когда пленку специально прокрутят на заседании Халк Маслахаты – так в Туркмении называется народный совет, в который кроме президента входит еще 2000 делегатов.

Как сообщает РИА «Новости», Халк Маслахаты обсудит подробности попытки государственного переворота, которая произошла в Ашхабаде 25 ноября. В повестке дня стоит принятие специального закона об укреплении законности в светском государстве, вечном мире и спокойствии в Туркменистане, а также детальная оценка произошедших событий. Вряд ли она будет сильно отличаться от заключения туркменского генпрокурора Курбанбиби Атаджановой, которое она тоже огласила в телеэфире: «Полностью доказано, что все преступные действия, которые должны были последовать после попытки покушения, были задуманы и спровоцированы террористами, беглецами, врагами народа, предателями, двуличными проходимцами, наркоманами и подлецами, политическими слепцами Шихмурадовым, Ханамовым, Ыклымовым, Оразовым, Джумаевым и их приспешниками, что покушение на президента Туркменистана должно было стать началом широкомасштабных преступных деяний».

***

Оригинал этого материала
© "Газета.Ру", origindate::30.12.2002

Почему раскаялся Шихмурадов

По утверждению правоохранительных органов Туркмении, на допросах Борис Шихмурадов не подвергался пыткам и насилию. Мы приводим выдержку из статьи правозащитного центра «Мемориал», объясняющую, что заставило его раскаяться в преступлениях, которые он, возможно, не совершал. Полностью она опубликована на официальном сайте оппозиции Турмении www.gundogar.org.

«Достаточно очевидно, что т.н. «признание Шихмурадова» составлено под диктовку туркменских спецслужб. Официальные лица объявили, что «дальнейшая судьба преступников» будет определена завтра на заседании Народного Совета (высшего представительного органа Туркменистана).

Проживающая в Москве сестра Бориса Шихмурадова Лариса сообщила ПЦ «Мемориал», что 26 декабря ее брат имел единственную встречу с адвокатом Викторией Багдасарян. 27 декабря адвокату были переданы для ознакомления материалы обвинения на туркменском языке, которым ни адвокат, ни обвиняемый не владеют.

По словам Ларисы Шихмурадовой, после 25 ноября многочисленные родственники и знакомые ее брата, проживающие в Туркменистане, подвергались допросам и преследованиям со стороны туркменских спецслужб.

Брат Бориса Шихмурадова – Константин Шихмурадов, 1951 г.р., имеющий двойное гражданство России и Туркменистана, был задержан в Ашхабаде 7 декабря. В течение двух недель он находился под стражей в МНБ без предъявления какого-либо обвинения. Формальным поводом для задержания послужило заявление одного ашхабадского наркомана, утверждавшего, что Константин Шихмурадов, угрожая убийством, якобы вымогал у него 1000 долларов. На основании этого заявления следователь обещал К.Шихмурадову 14 лет тюремного заключения. Однако 25 декабря жене задержанного сообщили, что ее муж будет привлечен к ответственности не как вымогатель, а как террорист. По словам Ларисы Шихмурадовой, МНБ по-прежнему отказывается допустить к задержанному адвоката и не разрешает свиданий с родственниками, передачу лекарств и теплой одежды. Адвокат, нанятый родственниками, сразу после заключения договора на протяжении двух дней вынужден был давать объяснения сотрудникам МНБ. Айна (жена Константина) также почти ежедневно подвергается допросам. Имущество семьи, включая частный дом на ул.Белинского, где сейчас проживают Айна и ее 13-летний сын Аман, описано, однако, пока не изъято. Телефоны прослушиваются, возле дома секретная полиция разместила стационарный пост наблюдения.

В квартире матери Бориса Шихмурадова в доме на ул.Б.Каррыева после 25 ноября неоднократно проводился обыск. Напротив квартиры постоянно дежурят 2-3 автоматчика. 86-летняя Мария Николаевна Шихмурадова уже два года не может передвигаться без посторонней помощи. Тем не менее сотрудники МНБ несколько раз угрожали арестом родственников пожилой женщины и требовали от нее выдать им фотографии ее внуков и самого Бориса Шихмурадова.

Находится в розыске «за участие в заговоре» племянник (сын брата) Айны Шихмурадовой – Бегенч Бекназаров, 1969 г.р., занимавший должность заместителя командира мотострелковой дивизии, дислоцированной в Ашхабаде. Родители Бекназарова видели, как рано утром 26 ноября их сын был срочно вызван на службу, после чего исчез. 27 ноября спецслужбы начали его поиск по подозрению в причастности к заговору. Отец Бегенча – 63-летний Амандурды Бекназаров, инвалид 2-ой группы, был задержан на два дня сотрудниками МНБ. В ходе допросов от него требовали указать местонахождение сына. Интенсивным допросам подверглась и мать Бегенча. Позже его сестра (19-летняя студентка) также была задержана и два дня провела в «бомжатнике». Лариса Шихмурадова сообщила ПЦ «Мемориал», что власти провели обыск в доме ее троюродной сестры Риты Акопян, а муж Риты – Зураб 21 декабря был задержан на три дня.

В декабре постоянно вызывали на допросы родственников жены сына Бориса Шихмурадова - Байрама (по паспорту он также Борис Шихмурадов), выехавшего с супругой за рубеж год назад. В частности, с целью выяснения местонахождения Байрама неоднократно допрашивалась по восемь часов сестра его жены, находящаяся на последних месяцах беременности.

В начале декабря в течение нескольких дней проводились допросы хорошего знакомого семьи Бориса Шихмурадова 73-летнего врача Амана Бердыклычева, у которого в сентябре был диагностирован рак в последней стадии».