В Уфе вырос Урал-Баш!

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Версия", origindate::04.02.2003, Фото: "Консерватор"

Трепещи, Уралмаш в Уфе вырос Урал-Баш!

Станет ли новым башкирбаши сын Муртазы РахимоваУрал

Сергей Матвеев

Converted 29528.jpg

Муртаза Рахимов

Власть в нынешней Башкирии устроена просто, как правда: под кем течёт республиканская нефть — тот и бай. Если ознакомиться с указами президента Муртазы Рахимова о передаче госпакетов акций нефтеперерабатывающих предприятий в управление ОАО «Башнефтехим» и о подготовке к их продаже, то получается, что главным нефтяным баем в республике назначен единственный сын башкирбаши Урал Рахимов, который ещё с 1995 года возглавляет ОАО «Башнефтехим». Конечно же, все эти указы Рахимова-старшего не имеют ничего общего с российским законодательством, поскольку согласно федеральным законам госсобственностью должно распоряжаться Минимущество России, а вовсе не семья башкирского президента. Но власть башкирбаши выдавала ещё и не такие политэкономические пируэты — и ничего, федеральному центру остаётся только закрывать глаза.

Например, без малого половина статей башкирского Основного закона до сих пор не соответствует российской Конституции: и это на пороге четвёртого года административной реформы и выстраивания вертикали власти! Как сообщало «Компромат.Ру», Муртаза Рахимов в разгар первой чеченской кампании заключил договор о дружбе с Джохаром Дудаевым. Впрочем, что ворошить прошлое, совсем недавно в недрах республиканского парламента родилось обращение к президенту Владимиру Путину, в котором главе государства ставится едва ли не ультиматум: или Башкортостан остаётся в составе РФ на особом, привилегированном положении, или «лодка межнациональных отношений раскачается до предела». Под «особым» статусом рахимовского Башкортостана ещё с ельцинских времён подразумеваются не только невиданные финансовые и налоговые преференции, но и вообще полный суверенитет от прямого действия всех российских законов.

Взять семью самого башкирбаши. По сообщению информационного агентства АПН, пару лет назад таможенники в Шереметьево-2 задержали Урала Рахимова, пытавшегося вывезти за рубеж три миллиона долларов. Как выяснилось, наследник башкирского руководителя держал путь в казино Монте-Карло, где в прошлый раз он якобы проиграл и собирался вернуть долг. Вообще-то, за нелегальный вывоз таких капиталов полагается серьёзное наказание. К тому же задержанный так и не смог объяснить их происхождение.

А вот в июне 1996 года Уралу всё-таки пришлось малость посидеть взаперти. Тогда сын башкирбаши, находясь в возбуждённом состоянии, совершил в Москве дорожно-транспортное происшествие, в результате которого пострадали люди. Однако инцидент из уголовно-процессуальной сферы тут же перешёл в область большой политики. Как раз в это самое время башкирские избиратели в первом туре президентских выборов «прокатили» Ельцина. Ошибку республиканского электората Муртазе Рахимову пришлось исправлять в обмен на освобождение отпрыска: после закрытия дела о ДТП второй тур в Башкирии прошёл как надо.

Другой головной болью для башкирбаши стали настойчиво муссируемые в республике слухи о так называемой нетрадиционной ориентации его единственного сына. В конце девяностых по Уфе прокатилась волна загадочных убийств. То обнаружилось бездыханное тело бывшего главбуха «Башнефтехимторга» Валерия Сперанского, то милицейскую сводку омрачили два трупа гомосексуалистов из компании директора уфимского рынка Мухамедьянова, который якобы водил близкую дружбу с сыном башкирбаши. Подозреваемый Мухамедьянов дал признательные показания, но... тут же был отпущен под подписку.

После всего пережитого поехать бы отдохнуть на Лазурном берегу и самому Уралу Рахимову. Да не пускают важные государственные дела. Например, в последние годы башкирские нефтедельцы затеяли сдать в аренду крекинг-установки Уфимского НПЗ и «Уралнефтехима» никому не известным фирмам из казахстанского Байконура, где действуют российские законы льготного налогообложения. Как сообщали наши коллеги, эта сделка стала предметом разбирательства Верховного суда РФ, который установил, что только за 2001 год башкирская нефтянка не уплатила в бюджет налогов без малого десять миллиардов рублей! Конечно, рахимовский Башкортостан и так почти ничего не платит в госказну, а только получает трансферты, так что десятью миллиардами больше, десятью меньше — какая, в сущности, разница? Но байконурским делом всерьёз заинтересовались в высоких кабинетах федерального правительства. В результате к делу подключилось Министерство по налогам и сборам и другие правоохранительные структуры, а коллегия Верховного суда и вовсе недавно вынесла определение о том, что виновники увода казённых средств должны вернуть долги сполна. Скорее всего, над нефтяным баем Башкортостана опять сгустились тучи.

В январе башкирбаши между заседанием Госсовета и визитом в столичное представительство республики побывал в гостях у главы МНС Букаева. О чём шёл разговор, неведомо. Но дело по байконурской истории в Москве закрыть отказались. Куда потянется ниточка, ещё не известно, а ведь может потянуться так далеко, что встанет вопрос не только о судьбе наследника, но и о перспективах самого башкирбаши. Понятно, что такой поворот событий никак не входит в планы первого башкирского семейства. В планы же входит победить на ближайших выборах и подготовить за этот новый срок себе достойного сменщика. Чего ещё надо башкирбаши, чтобы спокойно встретить старость, радуясь тому, как сын продолжает дело отца?

Есть, правда, на пути осуществления этого плана одна закавыка: российским законодательством, например, не предусмотрена передача власти по наследству. Но у нас много чего не предусмотрено из тех полсотни статей башкирского Основного закона, что противоречат федеральной Конституции. И ничего — российские власти терпят, конституционный порядок в Башкортостане не наводят. Ну а если всё-таки прижмёт, то выход у байской семьи один — проситься на правах хозяйствующего субъекта в состав Туркменистана, где тамошнему Туркменбаши нынешние башкирские порядки как раз по нраву.