В деле Немцова появились внедренный агент и «солнцевские»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Дело Немцова

Чеченцы занимались в Москве оказанием коллекторских услуг.

Как стало известно, свое участие в убийстве Бориса Немцова еще на допросе 7 марта признал не только главный обвиняемый Заур Дадаев, но и Анзор Губашев, подвозивший, по версии следствия, киллера к месту преступления. Оба придерживаются версии о мести Немцову за его позицию в истории с публикацией карикатур на пророка Мухаммеда в Charlie Hebdo, однако, по данным источников, все это на момент допросов обвиняемых уже было известно следствию от внедренного в компанию обвиняемых агента.

По данным издания, Анзор Губашев, улетевший в Ингушетию вскоре после убийства Бориса Немцова, был там задержан 7 марта и сразу доставлен в Москву вместе с Зауром Дадаевым. Вечером того же дня двоюродные братья Губашев и Дадаев дали следствию схожие показания о том, что их возмутило растиражированное в интернете мнение Бориса Немцова о публикации карикатур на пророка Мухаммеда, поэтому политику решили отомстить. Вместе с сослуживцем Заура Дадаева по полку внутренних войск "Север" Бесланом Шавановым они установили домашний и служебный адреса Бориса Немцова, начали следить за ним, а вечером 28 февраля убили оппозиционера на Большом Москворецком мосту. При этом Заур Дадаев заявил, что стрелял в политика, а Анзор Губашев указал, что подвозил и увозил киллера с места преступления. Беслан Шаванов, напомним, при задержании погиб от взрыва собственной гранаты.

Между тем, по данным источника, изложенная братьями версия стала известна правоохранителям еще до задержания чеченцев.

Осведомленность следствия и позволила столь быстро задержать всех будущих обвиняемых. Как отметил собеседник, фигуранты уголовного дела занимались в Москве оказанием коллекторских услуг. В минувшем феврале они пытались урегулировать финансовый конфликт, возникший в связи с отзывом лицензии у одного из московских банков. Интересы владельца разорившегося банка представляли другие специалисты по долгам, предположительно имевшие отношение к ликвидированной правоохранителями в середине 2000-х солнцевской ОПГ. Встречи переговорщиков проходили в известном московском ресторане, постоянное присутствие там людей с бородами и в тренировочных костюмах, по данным источника, нервировало охрану, и в конце концов за чеченцами установили аудио- и видеонаблюдение. После убийства Бориса Немцова, как полагает источник, версию о мести за позицию в истории с карикатурами участникам расследования сначала изложил близкий к чеченским коллекторам агент. Он же порекомендовал полицейским изъять видеозаписи из ресторана и с их помощью идентифицировать и задержать будущих обвиняемых. Благодаря этим записям в деле, помимо признавшихся Дадаева и Губашева, появились Темирлан Эскерханов, Шадид Губашев и Хамзат Бахаев. Еще троим коллекторам, также засветившимся на видеосъемке, следствие не стало предъявлять претензии.

Таким образом, Анзору Губашеву и Зауру Дадаеву оставалось подтвердить сведения агента. При этом у каждого из них был свой мотив для признания. Анзор Губашев, например, на первом же допросе сообщил, что подпишет любые показания в обмен на свободу для своего младшего брата Шадида. Анзор Губашев даже предложил себя на роль убийцы, однако следователь отказал ему. Отметим, что, несмотря на признание Губашева-старшего, его младший брат остается под арестом.

Заур Дадаев же, по его словам, признался в убийстве еще до встречи со следователем, опасаясь за безопасность своего друга и сослуживца по "Северу" Рустама Юнусова: задержавшие их оперативники якобы обещали убить приятеля, если Дадаев не возьмет на себя покушение на Бориса Немцова. По версии обвиняемого, их с Рустамом Юнусовым взяли не 7 марта, как официально сообщалось, а двумя днями раньше, в течение которых Заура Дадаева, по его словам, с помощью пыток и угроз принуждали оговорить себя и остальных фигурантов дела.

Отметим, что это заявление о пытках было проверено следователем ГСУ СКР Алексеем Стадниковым, который, в частности, опросил двух оперативников ГУУР МВД РФ, задержавших Заура Дадаева в Назрани. Памятуя, что имеют дело с сотрудником спецподразделения, у которого может быть оружие и который в момент задержания утром 7 марта "на требования не реагировал и сопротивлялся", полицейские, по их словам, подозреваемого Дадаева повалили, поставили на колени и надели на него наручники. "Физическая сила была применена лишь для мгновенной фиксации и только в той степени, которая отвечала требованиям закона и безопасности",— отметили в своих рапортах оперативники. По их словам, на Заура Дадаева они не оказывали какого-либо воздействия и во время перелета в Москву. В итоге показания полицейских и результаты медосмотра Заура Дадаева, не зафиксировавшего у него серьезных повреждений, дали основания Алексею Стадникову отказать в возбуждении уголовного дела о похищении человека и принуждении к даче показаний.

Однако даже после проведенной проверки точная дата задержания Заура Дадаева осталась под вопросом. Так, из официального ответа прокуратуры Ингушетии, переданного родственникам обвиняемого, следует, что бойцы "Севера" Дадаев и Юсупов были доставлены в республиканское управление ФСКН "для проверки на причастность к употреблению наркотиков" 5-го, а не 7 марта. А глава ФСКН Виктор Иванов тогда заявил, что именно наркополицейские первыми взяли подозреваемых, а когда "выяснилась их причастность к убийству", передали задержанных "сотрудникам ФСБ и СКР". Эти нестыковки послужили поводом для обращения защиты Заура Дадаева в Басманный райсуд с жалобой на отказное постановление следователя Стадникова.

Защитники фигурантов уголовного дела сомневаются и в достоверности показаний Анзора Губашева. В своем признании тот, например, указал, что, почувствовав себя оскорбленным позицией Немцова относительно публикации карикатур на пророка Мухаммеда, стал искать единомышленников через интернет и так познакомился с Бесланом Шавановым. Адвокаты же напоминают, что с сослуживцем своего родственника по "Северу" Шавановым Анзор Губашев был много лет знаком лично.

Отметим, что показания Заура Дадаева уже оспариваются как им самим, так и его защитниками. Адвокаты предполагаемого киллера уже запросили, например, лингвистическую экспертизу признания, перед которой поставлена задача оценить авторство представленного в уголовном деле текста. При этом новый адвокат Анзора Губашева, вступивший в дело на днях, сообщил, что свое отношение к показаниям клиента выскажет после консультаций с ним и более тщательного изучения материалов дела.


Адвокат допустил передачу дела Немцова в военный суд


Адвокат семьи Бориса Немцова Вадим Прохоров не исключает, что дело об убийстве политика может быть рассмотрено в военном суде, сообщает «Интерфакс» в понедельник.

«Не знаю, насколько это хорошо или плохо для обвиняемых», — прокомментировал адвокат.

Прохоров считает, что информация о принадлежности фигурантов дела об убийстве Немцова к силовикам является ценной «для выявления как организаторов, так и заказчиков преступления». В то же время адвокат отметил, что эта информация «новой не является». По его словам, о том, что обвиняемый Заур Дадаев на момент совершения преступления не был уволен из чеченского батальона «Север», «давно было известно». Кроме того, один из фигурантов дела при задержании показывал удостоверение сотрудника органов внутренних дел, сказал Прохоров.

«Также Руслан Геремеев, с которым следствие давно мечтает пообщаться, так сказать, не чужд батальону «Север»», — заявил адвокат детей Немцова.

Ранее в понедельник газета «Коммерсантъ» со ссылкой на источники написала, что Заур Дадаев, которого следствие считает непосредственным исполнителем убийства Немцова, на момент покушения еще был действующим офицером полка внутренних войск «Северный», расположенном в Грозном.

По данным издания, Дадаев подал рапорт об увольнении в запас по собственному желанию перед Новым годом, но перед увольнением решил отгулять полагающийся ему очередной отпуск. Указ об увольнении Дадаева в запас был издан 28 февраля и вступил в силу с 1 марта, то есть уже после убийства Бориса Немцова в Москве.

До этого пятеро обвиняемых по делу считались официально не работающими, а дело об убийстве Немцова рассматривалось в Мосгорсуде. Информация о том, что один из обвиняемых был действующим военнослужащим на момент предполагаемого совершения преступления, означает, что защита может потребовать рассмотрения дела в военном суде, писал «Коммерсантъ».

В апреле газета со ссылкой на источник писала, что адвокаты Заура Дадаева намерены ходатайствовать о рассмотрении его дела судом присяжных. Поводом для этого стало то, что Дадаев изначально дал признательные показаний, но затем отказался от них, заявив, что на него оказывалось давление.

Борис Немцов был застрелен в центре Москвы в ночь на 28 февраля. По этому факту возбуждено уголовное дело об убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору или по найму. Арестованы пять человек — Заур Дадаев, Анзор Губашев, Шадид Губашев, Хамзат Бахаев и Тамерлан Эскерханов.

В апреле президент России Владимир Путин похвалил работу следствия, отметив, что МВД и ФСБ «буквально через день-полтора максимум» уже были известны имена исполнителей. В то же время он отметил, что не знает, удастся ли следствию установить заказчиков убийства. «Вопрос, удастся ли найти заказчиков и есть ли заказчики, — я пока не знаю. Это, конечно, станет известно в ходе той работы, которая сейчас проводится», — сказал Путин.

Ссылки

Источник публикации