В заложника у сквотеров

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::07.07.2006

В заложниках у сквотеров

Кровную обиду от российских сквотеров и "покрывающего" их Роспатента получили в разное время крупнейшие западные компании

Анатолий Волков

Большинство известных международных компаний, выходя на российский рынок обнаруживали здесь своих "двойников". В начале 1990-х "сквотеры" (как отдельные ушлые юристы, так и целые компании) регистрировали в патентном ведомстве популярные на Западе товарные знаки сотнями - в ожидании их прихода в Россию. В конечном итоге большинство товарных знаков рано или поздно переходило их "первообладателям". Так, под ранее захваченным в России товарным знаком Ikea в итоге работает аутентичная шведская мебельная сеть. Журнал Forbes выпускает не ОАО "Моспатент" (крупная юридическая контора со сквотерскими замашками), а его "родной" издательский дом Axel Springer. Бренд "Lamborghini" российские сквотеры в конце концов "передали" концерну Audi. Точно также заканчивается большинство "патентных споров" (именно так, поднимая сквортеров на уровень порядочных компаний, Роспатент называет попытки иностранных компаний вернуть свои марки). Но в этом-то и состоит сквотерский бизнес. И его странным образом поощряет само патентное ведомство.

По официальным и неофициальным данным, в разное время от сквотеров пострадали Akai, Funai, Starbucks (сквотер "Зуйков и партнеры"), Samsung, Bridgestone, Hochland, Kirin, Coca-Cola, Volvo, Salamander, Ernst & Young (ОАО "Моспатент) и многие другие. Как уже было сказано, в прошлые годы "двойников" на российском рынке встретили едва ли не все всемирно известные компании. В большинстве случаев, эти конфликты не анонсировались. В 99 случаях из 100 компании предпочитают не вспоминать и не комментировать, как им удалось вернуть свой бренд. "Это как изнасилование вспоминать, - признается на условиях анонимности руководитель юридического отдела российского представительства компании-владельца одного из упомянутых в этой статье брендов. - Все переговоры мы вели конфиденциально, поскольку выплеснувшийся на поверхность спор мог бы повредить нашей репутации". Похожая реакция и в другой компании, ООО "Акай Электрик", чей бренд в свое время тоже украли. "На данный момент вопрос закрыт, и компания не готова раскрывать механизм его решения", - говорит директор фирмы по рекламе и связям с общественностью Андрей Коженков. Впрочем, по всей видимости, загадочный "механизм решения" оставил неприятный осадок у топ-менеджеров японского производителя электроники: после того случая Akai вошла в число учредителей некоммерческого партнерства "Россия против контрафакта" и теперь от души мстит всем российским пиратам подряд.

Нетрудно сделать вывод, что если о судебном разбирательстве ничего не сообщалось, а сама компания не хочет вспоминать о механизме разрешения конфликта, речь, скорее всего, идет об уплате выкупа, которого требовали сквотеры за захваченный товарный знак. И главная деталь, акцент на которой делают многие из "пострадавших", что пойти на соглашение со сквотерами (цена которого колеблется от нескольких тысяч до иногда нескольких десятков тысяч долларов) было дешевле и быстрее, чем обратиться в Роспатент. Хотя, казалось бы, что может быть проще чем доказать свою идентичность, если марка успешно существует не первый десяток лет и известна во всем мире? "Нам намекнули, что если Роспатент зарегистрировал этот товарный знак (который в США оценивается в миллионы долларов) на человека, который до того зарегистрировал на себя еще десяток не менее дорогих чужих товарных знаков, то, по всей вероятности, у них общий бизнес", - на условиях анонимности говорят в крупной консалтинговой фирме, выкупившей свой бренд у сквотера за неназванную пятизначную сумму.

Некоторые компании надеялись, что в свете государственной кампании по борьбе против пиратства для вступления в ВТО, им удастся добиться справедливости в Роспатенте по закону. В самом деле, вступившие в силу несколько лет назад поправки к закону "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" позволяют Роспатенту и его Палату по Патентным спорам легко возвращать бренды своим законным владельцам - было бы желание. На развитие событий в правовом русле понадеялась и Interbrand Group холдинга Omnicom - одна из старейших и крупнейших международных компаний, занимающаяся оценкой и развитием брендов. Interbrand Group известна, пожалуй, любому маркетологу, рекламщику да и просто читателю деловой прессы далеко за пределами стран, где она работает, поскольку регулярно публикует рейтинг самых дорогих брендов мира (тот самый, в котором из года в год лидирует Coca-Cola). Попытавшись в прошлом году выйти на российский рынок, работающее в Центральной и Восточной Европе швейцарское подразделение Interbrand Group компания Interbrand Zintzmeyer & Lux обнаружила в Москве некое ЗАО "Интербрэнд Русконсалтинг", с помощью логотипа, визиток, сайта и прочих внешних атрибутов недвусмысленно выдающего себя за "тот самый" Interbrand. Либеральные швейцарцы рассудили, что после их выхода на российский рынок потребители сами разберутся, who is who. Однако Роспатент+ отказался регистрировать товарный знак швейцарцев, под которым они работали в Европе с середины семидесятых.

Вообще, сам по себе "Interbrand" - в патентной терминологии слово общего пользования, то есть, в отличие, скажем, от "Кодак" не эксклюзивное. А значит, может быть зарегистрировано каждым. На это швейцарцам Роспатент и указал в своем отказе. Однако швейцарцам тем не менее нельзя его зарегистрировать, потому что его уже зарегистрировали на ЗАО "Интербрэнд Русконсалтинг" (вернее, это ЗАО каким-то образом получило его от известного московского сквотера). Как потом, ссылаясь на законодательство, будет доказывать директор "Русконсалтинга" Данила Лебедев это слово дескать получило различительную способность в результате работы его фирмы с 2002 года. Как только юрист Алексей Залесов, представляющий интересы Interbrand Zintzmeyer & Lux ни пытался доказать очевидную специалистам вещь, что уж если слово Interbrand кому и известно в России, то по рейтингам самых известных брендов Interbrand Group, Роспатент уже 4 раза откладывал решение вопроса. Швейцарцы предоставили все мыслимые доказательства того что их товарный знак был захвачено "Русконсалтингом" с корыстными целями. Это и похожие до степени смешения рекламные материалы, и архивные публикации в газетах, и опрос руководителей компаний, который показал, что об Interbrand они знают эдак с конца 90-х, и полагают, что это международная а не отечественная компания, и рекомендательные письма от 25 известных российских компаний, включая MTC, ВымпелКом, представительства BMW и Porsche, Издательский дом Родионова. Все бесполезно, Роспатент который месяц тянет время, а регистрировать швейцарцев и лишать регистрации их доморощенных двойников не собирается. Как все дело в целом, так и отдельные его детали стали притчей во языцех последних нескольких месяцев среди участников рынка патентных услуг. При этом к ЗАО "Интербрэнд Русконсалтинг" патентные чиновники относятся с таким почтением, что готовы удовлетворять их ходатайства о переносе заседания снова и снова. Не удивительно, ведь в 2002 году на презентации по случаю открытия "Русконсалтинга" присутствовал сам Александр Корчагин на тот момент глава, а сейчас заместитель руководителя Роспатента. Шеф не мог ошибиться!

Сейчас в стадии вялого конфликта находится спор между известной каждому выезжавшему в Европу маркой Hennes & Mauritz и российской фирмой H&M International - обе компании торгуют одеждой под маркой H&M (Hennes & Mauritz присутствует на рынке с 1947 года, а H&M International - с 2005). Как не без гордости рассказал прессе известный сквотер Сергей Зуйков, с его легкой руки права на использование товарного знака "Funai" на территории России принадлежат японской компании лишь в категориях телевизоров, видео и кондиционеров. Право продавать в России другую технику под знаменитой маркой "Funai" теперь принадлежит никому не известной гонконгской фирме. Российские чиновники любят порассуждать о том, почему у России такая плохая деловая репутация за рубежом. Чего же здесь удивительного, если от действий российского государственного патентного ведомства, сдувающего пылинки со сквотеров, пострадали почти все известные и влиятельные компании, которые только имели опыт работы в России?