В карельски леса еще много капканов для инвесторов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::29.04.2005

В карельских лесах еще много капканов... для инвесторов

Андрей Рокотов

Времена "дикого капитализма", когда бандиты при полном безразличии властей растаскивали общенародную собственность и отнимали ее потом друг у друга с помощью наемных убийц, вроде бы ушли в прошлое. Сложился в России цивилизованный бизнес, который работает в рамках закона и рассчитывает на его защиту. После того, как страна приобрела имидж места, где можно вести бизнес, не рискуя жизнью, пошли в Россию иностранные инвестиции. Но в некоторых местах криминал еще цепко держится за свои позиции, особенно если ему помогают в этом местные власти.

Правительство Карелии изо всех сил пытается представить республику инвестиционно-привлекательным регионом. По словам главы минэкономразвития Карелии А. Грищенкова, четыре года назад республика провозгласила политику "открытых дверей", и сегодня правительство республики сопровождает около 120 инвестиционных проектов на сумму более 40 миллиардов рублей. Объем инвестиций в основной капитал в прошлом году составил 12,6 миллиарда рублей, в этом году ожидается 14 млрд. По словам Александра Грищенкова, объем иностранных инвестиций в прошлом году составил почти 41 миллион долларов. Как символ выхода Петрозаводска, а вместе с ним и всей Карелии на новый уровень отношений с миром, летом в Петрозаводске отроется "Ротари-клуб". Все бы хорошо, вот только претензии руководства Карелии на причисление к цивилизованным районам мира ставит под серьезное сомнение история вокруг завода ДСП в поселке Пиндуши Медвежьегорского района.

История строительства предприятия по производству ДСП на базе Медвежьегорского канифольно-экстракционного завода (КЭЗ) в Пиндушах богата криминальными деталями. Все началось еще в 1989 году. Финансирование стройки велось через минфин Карелии, а потом через Фонд реконструкции и развития народного хозяйства (ФРиР). Всего из ФРиР КЭЗу были выделены денежные средства в сумме 2 млрд 250 млн рублей в ценах 1992-1993 гг. Руководил КЭЗом тогда В. Соловьев, который, судя по газетным материалам тех лет, считал государственные деньги почти что своими. В итоге кое-какое оборудование закуплено было, но денег для завершения стройки не хватало.

Традиционный выход из такого положения в России - привлечение зарубежного капитала. Руководству Карелии удалось убедить австрийскую фирму "Эггер" выступить инвестором строительства. В 1994 году было создано совместное российско-германское предприятие "Эггер-Карелия": 65% акций приобрел г-н Эггер, а 35% акций - Республика Карелия в лице Госкомимущества (впоследствии пакет акций в размере 28% был передан Комбинату коммунального хозяйства Пиндушской территории (МЖКХ). Директором нового предприятия стал тот же В. Соловьев.

На одной странице текста не умещается описание всех "переводов" денежных средств на "неизвестные" счета и покупок не относящихся к комбинату товаров, сделанных Соловьевым. Например, 400 тыс. немецких марок было отправлено "на хранение" в неизвестную фирму в Германии. Платежное поручение было оформлено на немецком языке(!), который не знала главный бухгалтер КЭЗа. 15,7 тыс. марок было переведено в Германия якобы для приобретения медицинского оборудования для несуществующего завода. 400 тыс. марок было израсходовано на приобретение спиртных напитков и т.п. Австрийцы обратились с запросом к тогдашнему председателю правительства В. Степанову, однако в декабре 1995 года официальным органами республики было принято решение о том, что на заводе все в порядке, в том числе "нецелевого использования или нарушений" при расходовании средств "не выявлено". Соловьев остался директором. Узнав об этом, австрийцы наотрез отказались продолжать сотрудничество с КЭЗом.

Свою долю в уставном капитале предприятия г-н Эггерт в 1996 году продал московской фирме "Евроимэкс", владельцами которой были Виктор Нестеров и Сергей Каминский.

К этому моменту на завод было завезено 90% необходимого оборудования, то есть для пуска предприятия требовались не такие уж и большие инвестиции, а его продукции был гарантирован высочайший спрос на растущем рынке производства мебели и в строительстве. Так что неудивительно, что предприятие попало в поле зрения определенного типа "бизнесменов".

Поскольку мошенники умудряются обманывать людей всех рангов и положений во всех странах мира как минимум две тысячи лет (примерно столько насчитывают достоверные письменные свидетельства о делах минувших), бессмысленно упрекать людей в том, что они "сами виноваты". Ведь мошенники всегда обещают людям то, что они хотят - денег, здоровья, счастья, любви...

В 1998 году московский бизнесмен Игорь Украинский в офисе своего знакомого по бизнесу Анатолия Дервука встретился с Константином Кузнецовым, представителем завода "Карелия Евроимэкс ДСП". Кузнецов предложил Украинскому принять участие в коммерческом проекта по переработке леса в Карелии. По словам Кузнецова и его компаньонов, в частности, Виктора Ломаша и Виктора Пелевина, они вложили в завод ДСП миллион долларов и ищут инвесторов для завершения проекта.

Проект Украинскому показался выгодным и он принял предложение. К. Кузнецов взял на себя оформление документов купли-продажи акций с прежними владельцами предприятия, как бывший военный он также отвечал за безопасность бизнеса.

Игорь Украинский стал генеральным директором и активно взялся за завершение строительства завода. К 2002 году Украинский вложил в строительство завода 350 тыс. долларов личных средств. Кроме того, в июле 2000 года для завершения строительства был получен кредит Сбербанка РФ на сумму в 7,2 млн долларов под залог принадлежащих Украинскому акций предприятия. Все это позволило в апреле 2001 года начать производство ДСП, а в марте 2002 году запустить линию по изготовлению ламинированных ДСП для нужд мебельной промышленности. Технологическое оборудование, используемое в этих цехах, на сегодняшний день является одним из самых современных в мире. В частности, цех ламинирования укомплектован оборудованием фирмы "Диффенбахер" (Германия) которая является мировым лидером в данной области. При строительстве цеха смол применено "ноу-хау" американской фирмы "Кэлл-полимерс", что позволило сделать производство смол экологически чистым и безотходным.

Пуск завода стал заметным событием в республике. В июне 2001 года в обсуждении хода строительства приняли участие полномочный представитель президента РФ в Северо-Западном округе Виктор Черкесов и председатель правительства Карелии Сергей Катанандов, которые высоко оценили работу, проделанную Игорем Украинским.

К этому времени у Украинского накопилось немало вопросов к своему компаньону Константину Кузнецову. Бизнесмен понял, что его жестоко обманули, - К. Кузнецов и его "товарищи" не только не вложил ни копейки в завод, а, наоборот, вывел около миллиона долларов из оборотных средств предприятия. На все просьбы Украинского организовать встречу с бывшими владельцами предприятия Нестеровым и Каминским Кузнецов отвечал, то найти их невозможно. Частично это было правдой.

После завершения основного строительства в марте 2002 году дельный управленец стал не нужен, и "бизнесмены" решили с ним расстаться. По словам И. Украинского, 26 апреля 2002 году в офисе на ул. Волхонка К. Кузнецов попросил его зайти к нему в кабинет. Там находились "пацаны" (выражение Кузнецова), которые начали избивать Украинского, когда тот отказался подписать подсунутые ему бумаги. По словам Украинского, он несколько раз терял сознание, и когда понял, что его действительно могут убить, подписал то, что его заставляли. Позже выяснилось, что это было заявление об уходе с поста генерального директора и акты купли-продажи акций.

После обращения И. Украинского в милицию ему и его семье стали угрожать убийством, что вынудило И. Украинского принять меры к охране жизни членов семьи и своей собственной.

За последние время в России произошли значительные изменения, в том числе и в работе правоохранительных органов. В течение двух лет Украинскому отказывал в возбуждении уголовного дела один и тот же следователь ОВД Хамовники, хотя ему не составляло труда проверить некоторые очевидные факты. И лишь в октябре 2004 года отказы в возбуждении уголовного дела по факту избиения, вымогательства акций и незаконного увольнения с поста генерального директора общества И. Украинского были признаны необоснованными, и следствие сейчас восстанавливает истинную картину происшедшего.

В начале 2004 году Украинскому наконец удалось встретиться с бывшими владельцами предприятия Нестеровым и Каминским. По их словам, никаких денег за предприятие они от Кузнецова не получили, а как и в случае с самим Украинским на них было оказано давление криминальных структур и они были вынуждены скрываться, боясь обратиться в правоохранительные органы. Более того, по словам бывших владельцев завода, они не подписывали никаких бумаг о купле-продаже акций, то есть имеются основания считать, что Кузнецов в ходе подготовки сделки по купле-продаже принадлежащих Нестерову и Каминскому акций ОАО «Карелия Евроимэкс ДСП» фирме Игоря Украинского ООО «Растр-А» подделал подпись Генерального директора ООО «Евроимэкс» Нестерова.

На очной ставке в ГУВД Москвы 10 марта 2005 года К. Кузнецов разумеется отрицал нанесение телесных повреждений Украинскому, но некоторых фактов он опровергнуть не мог. А именно, для передачи пакета акций, находящихся в залоге, требуется согласие залогодержателя, а представитель Сбербанка естественно не присутствовал в момент, когда Украинскому сдавливали горло галстуком. Не присутствовал и обязательный в таких случаях нотариус. По закону, продажу столь крупного пакета акций, равно как и увольнение Украинского с должности гендиректора, должно санкционировать собрание акционеров. Ничего этого не было, что достоверно установлено уже к сегодняшнему моменту, поэтому Медвежьегорский районный суд Республики Карелия вынужден был принять иск о восстановлении Украинского на работе в должности Генерального директора ОАО «Карелия ДСП» (сегодняшнее название предприятия).

Цивилизованный бизнес - это когда малейшее сомнение в соблюдении закона служит основание для полной проверки всех обстоятельств дела, особенно людьми, которые обязаны это делать по должности. Если этого нет, то ни один бизнесмен не может чувствовать себя уверенно, сегодня за ним "крыша", например, в лице главы республики, а завтра придет новый глава, приведет своего человечка, а беззащитному бизнесмену прикажет выметаться вон. Послушается - хоть жив останется.

Чем бы ни закончилось следствие и суд, на самые главные вопросы ответы мы вряд ли получим.

Почему кто-то из нотариусов в отсутствии Украинского заверял его подпись на актах купли-продажи акций?

Почему Сбербанк РФ в такой сомнительной ситуации не обратился в правоохранительные органы? И если на документах нет подписи Украинского, то чья там подпись?

Почему карельские чиновники не удивились внезапному исчезновению основного собственника и генерального директора процветающего предприятия?

Почему карельские чиновники, управляющие от имени республики акциями предприятия, не потребовали соблюдения всех законодательных процедур при смене собственника и генерального директора?

В 2003 году пакет акций завода, ранее принадлежавший Украинскому был продан Европейскому банку реконструкции и развития. Кто убедил дотошных европейцев, что к документам на права собственности на предприятие нет претензий, что все подписи там подлинные? Или у ЕБРР один метод бизнеса в Европе, а другой в России, мол, раз законы здесь не работают, то и мы им следовать не будем? Или все-таки европейские банкиры будут сотрудничать со следствием и расскажут, кто и как продал им дважды украденное предприятие?

И неужели Сергей Катанандов и Виктор Черкесов не помнили, кто принимал их в поселке Пиндуши и рассказывал им о будущем расцвете завода?

Это те вопросы, которые должны задавать себе не столько читатели, сколько инвесторы, собирающиеся вложить капиталы в экономику Карелии. Ведь пока завод ДСП в поселке Пиндуши находится в собственности К. Кузнецова, это служит прекрасным примером для других "кузнецовых", готовых избивать и душить галстуком очередного бизнесмена, если он откажется отдать им свое предприятие. И кто потом сможет найти холодный труп в карельских лесах? Да и будут ли искать, если собственник успешного предприятия вдруг исчезнет? Исчез - и пусть с ним, а подписи на бумагах можно и подделать, как показывает наша история.

Да и (что самое смешное!) кто вообще узнает об этом? Когда Украинский исчез из Пиндушей, ни одна карельская газета не сообщила о данном факте, даже когда публиковали репортажи с предприятия. "Свободная пресса" Карелии в конце прошлого и начале нынешнего года не осмелилась напечатать даже малюсенькой заметки о самом факте возбуждения в столице уголовного дела по заводу ДСП, хотя информация была доведена до редакций.

Так что дорогие инвесторы, карельское правительство ждет вас с вашими капиталами. Бандиты тоже!