В контакте с ФСБукой

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Новая газета" о "письме Павла Дурова Владиславу Суркову" и манипуляциях в соцсети

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::27.03.2013, Фото: "ИТАР-ТАСС", Иллюстрации via "Новая газета"

В контакте с ФСБукой

Андрей Колесников

Compromat.Ru


В декабре 2011 года, вскоре после первого послевыборного митинга на Болотной площади, руководитель «универсального средства для общения и поиска друзей и одноклассников, которым ежедневно пользуются десятки миллионов человек», Павел Дуров направил тогдашнему первому замглавы администрации президента (АП) и контролеру российского политического поля Владиславу Суркову письмо. Передаточным звеном служил тогдашний пресс-секретарь «ВКонтакте» Владислав Цыплухин, который, судя по материалам, имеющимся в распоряжении «Новой газеты», в большей степени трудился на АП, чем на своего основного работодателя (это немного другая история, хотя весьма симптоматичная с точки зрения попыток власти манипулировать соцсетями). Среди его постоянных адресатов — правая рука Суркова в администрации, тогдашний руководитель Управления внутренней политики (УВП) Константин Костин, «писатель» Сергей Минаев, замруководителя департамента УВП Ирина Федина.

Из письма (точнее, из двух документов: преамбулы Цыплухина и письма Дурова Суркову) следует, что пресс-секретарь «ВКонтакте» и его коллеги «блокировали… радикально настроенных пользователей». Кроме того, Цыплухин сообщает о том, что он, «например», помогает крупнейшему писателю земли русской «Сергею Минаеву (тот самый, который «The Телки». — А. К.) усилить напряжение между сторонами расколовшейся оппозиции (Чирикова — Немцов, Болотная — пл. Революции)». И добавляет: «По просьбе Минаева под моим контролем созданы группы «Мы за Немцова, встречаемся на Болотной» и «Мы за пл. Революции, за Чирикову». Теперь планируем перекрестить трафик этих двух группировок, чтобы спровоцировать конфликт».

Прямо-таки «Хвост виляет собакой» уездного масштаба…

В письме Суркову руководитель в «ВКонтакте» напоминает: «Как Вы знаете, мы уже несколько лет сотрудничаем с ФСБ и отделом «К» МВД, оперативно выдавая информацию о тысячах пользователей нашей сети в виде IP-адресов, номеров мобильных телефонов и другой информации, необходимой для их идентификации». Разумеется, эта специфическая деятельность сервиса, ориентированного на то, чтобы «всегда оставаться в контакте с теми, кто вам дорог», — оправдывается высшими государственными интересами, среди которых препятствование «распространению насилия и хаоса».

Есть и иная польза от социальной сети «ВКонтакте», сугубо патриотическая и, как и положено, антизападная: «Благодаря сверхусилиям в технологической и информационной сферах нам удается сдерживать монополизацию российского рынка социальных сетей «Фейсбуком» — процесс, который уже прошел практически во всех странах мира». «…подорвет доверие к нашей сети среди пассионарной молодежи» Но потаенный смысл письма не в этом. Руководитель «ВКонтакте» и, судя по всему, акционеры компании мучительно разрываются между интересами бизнеса и тем, что метафорически можно назвать «государственным интересом». То есть то, что требуют от «ВКонтакте» — блокировать оппозицию в отечественном интернет-пространстве — противоречит бизнес-интересам соцсети: она теряет клиентов и проигрывает конкурентам. Вот фрагмент, ради которого письмо и написано: «Блокирование оппозиционных сообществ «ВКонтакте» подорвет доверие к нашей сети среди пассионарной молодежи, что в долгосрочной перспективе может свести на нет наши технологические и идеологические усилия по сдерживанию натиска иностранных социальных сетей на отечественном рынке».

Характерно, что письмо сочинено на таком специальном кремлевском диалекте, внутри которого нет, естественно, понятия нормальной рыночной конкуренции, зато есть «сдерживание натиска». Нет интересов клиента, а есть как бы государственный интерес и интересы силовиков («раскрывать и пресекать преступления» — очевидно, совершаемые той самой «пассионарной молодежью»).

Дуров убеждает Суркова в том, что навязанная (судя по всему) модель поведения «ВКонтакте» «приведет лишь к возникновению у американцев серьезного конкурентного преимущества, конечным результатом которого станет утрата контроля с нашей с Вами стороны».

Глава «ВКонтакте» называет альтернативные пути: «Можно продолжить имплицитный, непрямой контроль за Рунетом, либо начать блокировать интернет-ресурсы на общенациональном уровне по китайской модели».

Конечно же, акционеры «ВКонтакте» «заинтересованы в сохранении стабильности в жизни государства», и поэтому Дуров обещает что-нибудь такое еще придумать «для снижения эмоционального накала в обществе». Хоть по-китайски, хоть как…

В заключение — изящный книксен: «Не скрою также, что мне лично симпатичны руководители администрации президента…» Ну правильно — милейшие люди. Только вынуждавшие главу компании платить им оброк услугами по «деанонимизации» Сети, входя «в контакт» не с «Фейсбуком», но с ФСБукой. Иначе, судя по всему, сохранить бизнес не удается. Вот в чем базовая проблема.

Искусственная реальность

Словом, руководству «ВКонтакте» можно только посочувствовать, а старине Цукербергу акционеры отечественной Сети могут только позавидовать: вряд ли он отчитывается перед администрацией американского президента о своей деятельности по захвату сопредельных территорий своим «Фейсбуком». Часть комиссии, «выплачиваемой» власти, это лично экс-пресс-секретарь «ВКонтакте», который чуть ли не в режиме fulltime вынужден был заниматься манипуляциями в «Твиттере» и прочих сервисах, регулярно отчитываясь перед сотрудниками АП и примкнувшими к ним деятелями искусств, ответившими «Да» на вопрос «С кем вы, мастера культуры?».

В результате «ВКонтакте» работает не на клиентов, а на группу политических манипуляторов, создающих фейковую, искусственную реальность в интернете — с выдуманными конфликтами, со стравливанием людей в Сети, с развращенными уже в нежном возрасте юношами и девушками, которым помогают создавать контролируемые сервисы для манипуляций общественным сознанием. Опять же, это отдельная история, но по ходу дела участники всей этой напряженной работы формируют, например, такую штуку, как The Twitter Journal 2.0, который нынче работает под лозунгом «Наш робот собирает ссылки на статьи российских изданий, чтобы затем анализировать их популярность. Вы читаете только важные новости». Так вот в этого «робота», в этот твиттер-Голем, вдохнула жизнь родная Старая площадь. Соответственно, «только важные новости» — тоже манипулятивный инструмент.

У них все искусственное, из пробирки. Искусственный народ, который сгоняют на многочисленные Поклонные горы. Искусственные общественные движения и митинги, собираемые за умеренную плату. Искусственные родители, сгоняемые в Колонный зал. Искусственный телевизор с подкрученными счетчиками. Искусственные выборы, держащиеся на вбросах и «каруселях». Искусственные рейтинги с зашкаливающей статистической погрешностью. И даже искусственный интернет.

Да, документы относятся к тому времени, когда на постах главных манипуляторов были другие люди. Но и сегодня, судя по качеству искусственной реальности, ничего не изменилось. Возможно, методы стали более прямолинейными, что соответствует характеру Вячеслава Володина, сменившего Владислава Суркова, но от этого они не утратили своей сугубо манипулятивной природы.

Комментарии

Бывший глава пресс-службы «Вконтакте» Владислав Цыплухин (работал до 15 февраля 2013 года):
— Ни я, ни тем более Павел Дуров никаких подобных писем не писали. В должности пресс-секретаря я действительно общался с администрацией президента, с Госдумой, с Минэкономразвития. Госдума приглашала на круглые столы по законодательству, в Минэкономразвития мы встречались с другими интернет-площадками, когда обсуждались вопросы авторского права. Администрация президента — они узнавали про механизмы блокировок сообществ, как это происходит. Консультировал.

Это было на самом деле до всех событий, связанных с выборами. После первого года работы, с 2011 года, я стал общаться с госорганами. Когда я стал публичным, они стали на меня выходить, предлагать встретиться, что-то расспросить, что-то узнать. Предлагали партнерские программы. Например, с Администрацией мы пытались зарегистрировать в «ВКонтакте» представительства всех регионов России. Но до конца не довели — зарегистрировалось примерно 10 сообществ, потом забросили.

Сурков приходил к нам в офис, знакомился с Павлом. Говорили про Сколково. Владислав Юрьевич спрашивал, интересно ли ВКонтакте переехать, чем мы бы могли быть полезными для этого проекта. Но после этой встречи никаких коммуникаций, насколько я знаю, у них не было. Журналисты на встрече не присутствовали, но встреча была несекретной.

Я два раза общался с Владиславом Юрьевичем. Он в принципе интересовался моим взглядом на интернет, на медийную обстановку в нем. Он спрашивал, что у нас происходит, планируем ли мы двигаться на Запад. Ну и частично по выборам в том числе. С кем-то еще из администрации общался.

Те события (декабрь 2011-го) я плохо помню: больше года прошло. Тогда к нам больше интереса люди из «Единой России» проявляли. Пытались мне звонить, спрашивали про какие-то сообщества. Но я с незнакомыми людьми по телефону не общаюсь, а встречаться никто не предлагал. Да, после выборов звонили и из Администрации, спрашивали: «Почему не заблокирована такая-то группа?» Я говорю: «Потому что нет предписания суда». После того как Павел выступил (отказался закрывать по письменной просьбе ФСБ от 7 декабря 2011 года пять оппозиционных групп и страницы митингов, после чего был вызван для дачи объяснений в прокуратуру Санкт-Петербурга) — всё вообще перешло в публичную плоскость. Было заметное внимание со стороны прессы и госорганов, были проблемы. Павел тогда не пошел в прокуратуру, и все замялось.

После ухода Суркова общение прекратилось вообще. С новой администрацией у меня никакого контакта не было.

Глава пресс-службы «Вконтакте» Георгий Лобушкин:
— Павел не подтверждает авторства, причем категорически. Сказал, что это полная чушь и чтобы я его больше не беспокоил со всякими бреднями.

Влад (Цыплухин. — Е. К.), когда уходил, мне передал только контакты людей из пресс-службы Медведева, которые ведут его аккаунт «ВКонтакте». Иногда они спрашивают, как им то сделать, как сё, но это, в общем, очень технические моменты.

Но чтобы обмениваться такими письмами, я слабо себе представляю.

Ко мне не обращались ни разу. Павел в принципе редко доступен для общения с кем-либо. С журналистами, с чиновниками… По телефону он не разговаривает, e-mail’ом не пользуется. Электронные письма я передаю ему через «ВКонтакте» или при живой встрече.

По общению с правоохранительными органами четкая процедура есть давно уже. У нас есть сотрудники в службе безопасности, которые знают, как выглядит запрос, от кого он может прийти. По запросу правоохранительных органов, если есть уголовное дело, и ФСБ — мы можем представить личные данные: ip-адрес, как правило. Запрос должен быть мотивированным, немотивированные мы разворачиваем. По решению суда можем представить переписку — но это очень серьезные случаи, мы ссылаемся на статью о тайне переписки, требуем подробных объяснений. Я думаю, что не одно преступление было раскрыто благодаря нам.

По требованию Роскомнадзора мы блокируем сообщества. Можем закрыть по личным соображениям, если там жестокость или отвратительный контент. Чтобы просто так закрывать какие-то сообщества — Павел категорически отверг, еще тогда (декабрь 2011-го. — Е. К.). Это его принципиальная позиция — не цензурировать ничего. Даже если информация какая-то о нем распространяется. Бывает иногда какая-то фигня — «ВКонтакте закрывается скоро», все такое. И он категорически против, чтобы мы это удаляли, хотя мы просили его.

Эти мифы (о связи соцсетей со спецслужбами. — Е. К.) появились еще раньше, чем сам «ВКонтакте». И Дуров уже опровергал, и ФСБ. Если бы ФСБ была такая умная, я думаю, что у нас бы вообще дела лучше шли.

Беседовала Елена Костюченко

[Лента.Ру, origindate::27.03.2013, "Новая газета" рассказала о письме главы "ВКонтакте" Суркову": Сам Дуров подтвердил «Ленте.ру», что не имеет отношения к этому документу.
Примечательно, что письмо, опубликованное на сайте «Новой газеты», не является скриншотом из какого-либо почтового сервиса или сканом бумажного документа. При этом текст послания разбит на пронумерованные страницы.
В декабре 2011 года Павел Дуров действительно сообщал о требованиях ФСБ заблокировать оппозиционные сообщества, но подчеркнул, что «мы принципиально этого не делаем». Позже пресс-служба соцсети подчеркнула, что речь не шла о давлении со стороны властей, а сам Дуров опубликовал на «Ленте.ру» открытое письмо, в котором разъяснил свое отношение к акциям протеста. В его письме говорилось, что отказ блокировать оппозиционные сообщества продиктован бизнес-интересами, а не политическими взглядами администрации ресурса. — Врезка К.ру]

["Эхо Москвы", origindate::27.03.2013, "Особое мнение":
О.Бычкова: Мы продолжаем программу «Особое мнение». У микрофона — Ольга Бычкова, с особым мнением — главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов, которая сегодня наехала на сеть Вконтакте и ее основателя, и сказала, что писал Павел Дуров письмо господину Суркову про то, как он старательно отслеживает оппозиционеров и, в общем, контролирует ситуацию. А Дуров сказал, что ничего этого не было и что вранье.
Д.Муратов: А я сказал, что это было.
О.Бычкова: И чего теперь?
Д.Муратов: А вот я сказал, что это было. Вот и всё.
О.Бычкова: Ага. Всё было?
Д.Муратов: Было.
О.Бычкова: А Дуров в суд пойдет, там, клевета.
Д.Муратов: И я в суд пойду.
О.Бычкова: «Это наглая ложь и не совсем так», — скажет он.
Д.Муратов: Ну, потом извинится.
О.Бычкова: Понятно.
Д.Муратов: Он узнает свой почерк и извинится.
О.Бычкова: А что делать потребителям и пользователям?
Д.Муратов: Вот, вы будете смеяться, но я понимаю Дурова. Когда он пишет письмо руководству администрации президента, говоря о том, что «не закрывайте у нас в сети Вконтакте оппозиционные группы, потому что иначе все они уйдут в Facebook и вы не сможете их контролировать».
О.Бычкова: А там Цукерберга-то на хромой козе не объедешь, да.
Д.Муратов: А Цукербергу очень сложно позвонить по вертушке. — Врезка К.ру]


***

Compromat.Ru


***

Compromat.Ru