В плену «побочного риска»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

В плену «побочного риска» FLB: Уильям Браудер готов на все, чтобы «опозорить правительство России»

"РБК daily опубликовало сегодня полную гневного пафоса статью главы скандально известного фонда Hermitage Capital Уильяма Браудера, в которой предприниматель, как он думает, выносит окончательный приговор «России Путина». «Когда Сергея Магнитского убили в СИЗО в ноябре 2009 года, я полагал, что есть шанс добиться правосудия в России. В отличие от других преступлений, грубо попирающих права человека, в наличии были доказательства, свидетельствующие, кто его убил. Мои надежды не оправдались: правосудие в России не свершилось. Весь госаппарат, связанный круговой порукой, встал на защиту чиновников. Сотрудники МВД, арестовавшие Сергея, отказывавшие ему в свиданиях с родными, в медицинской помощи и бесчеловечно с ним обращавшиеся, получили государственные награды и повышения в званиях. Генпрокуратура поручила им же посмертно обвинить Магнитского в совершении раскрытого им хищения . СКР освободил от ответственности 58 из 60 чиновников из «списка Магнитского» и предъявил обвинения в халатности двум медсотрудникам СИЗО. Самым драматичным стало то, что вместо того, чтобы предать суду убийц, власти впервые в современной истории организовали посмертное преследование Сергея. Такое не приходило в голову даже Сталину . Примечательно, что укрывательство чиновников происходит у всех на глазах. Это дело не сходит со страниц российской и зарубежной прессы. По данным соцопроса Левада-Центра, 60% россиян знают, кто такой Сергей Магнитский. Если ввести в «Яндексе» имя убитого юриста, результаты поиска покажут более 18 тыс. статей российских СМИ, в деталях описывающих само дело Магнитского и укрывательство убивших его чиновников. Фильмы из серии «Каста неприкасаемых» - Russian Untouchables в Интернете, повествующих о незаконно нажитых доходах чиновников, одобривших грандиозные возвраты налогов, посмотрели более миллиона россиян. Дело Магнитского стало настолько вопиющим, что конгресс США, парламенты Канады, Евросоюза и десяти национальных парламентов стран ЕС предприняли беспрецедентные шаги по введению визовых санкций и замораживанию зарубежных активов чиновников, причастных к смерти Магнитского. Они вводятся впервые после распада СССР. Учитывая происходящее, все труднее понять, почему российские власти продолжают покрывать преступников. Чьи интересы они отстаивают? Явно не национальные. Российский бюджет потерял 5,4 млрд руб. (на самом деле еще больше с учетом хищений, осуществленных теми же чиновниками как до, так и после событий, произошедших с фондом Hermitage). Глядя на произошедшее с Магнитским, молодые россияне стремятся покинуть Родину. Зарубежные инвесторы, видя, что произошло со мной и моим юристом, теперь хорошо подумают, прежде чем вложить хотя бы цент в российскую экономику. Возникает вопрос: почему власти продолжают выгораживать убийц Магнитского, лишивших государство и их сограждан многомиллиардных средств и, очевидно, действующих во вред интересам России? Может, Путин и Медведев просто не знают, что произошло? В это сложно поверить. Особенно после публичного признания Медведева 5 июля 2011 года после прочтения выводов Совета по правам человека, что против Магнитского совершили преступление . Что касается Путина, он демонстративно молчал, но невероятно, чтобы он не прочитал хотя бы одной из почти 19 тыс. статей, излагающих произошедшее. Может, они верят не версии СМИ, а МВД, согласно которой Магнитский был мошенником, умершим естественной смертью? Вряд ли. В цивилизованных странах лидеры доверяют чиновникам, но в России каждый знает, что правоохранительным органам доверять нельзя . В этом случае налицо множество фактов. Они свидетельствуют, что за три недели до хищения из бюджета в следственные органы были поданы заявления, в которых на основании собранных Магнитским сведений были названы фамилии людей, готовивших преступление. Если бы на эти заявления прореагировали, то преступление не произошло бы. Согласно документам те самые чиновники и лица с уголовным прошлом, организовавшие хищение 5,4 млрд руб. в 2007 году, годом ранее совершили аналогичное преступление. В конце концов, с содроганием глядя на фотографии изувеченного тела Сергея, трудно поверить, что он умер естественной смертью. Если Путин и Медведев не верят МВД, то может быть, их бездействие объясняется неспособностью контролировать правоохранительные органы? Такое объяснение дал в январе этого года первый вице-премьер Игорь Шувалов в Давосе: «Правоохранительные органы - сами себе указ и закон» . Это заявление выглядит нелепо. Россия - государство с четко выстроенной вертикалью власти: все сказанное Путиным немедленно принимается к исполнению. В этой системе нет места неповиновению. Если в мире существует страна, в которой телефонный звонок президента или премьер-министра решает все, - это Россия. Перебрав возможные причины бездействия власти, мы приходим к нелицеприятному выводу. Президент и премьер сами связаны с преступлением. Они могли не получать выгоду напрямую, но с их ведома и молчаливого согласия их подчиненные творили беззаконие. После совершения преступления они укрывали преступников, предоставив им индульгенцию. Путин и Медведев сделали это, потому что сами ведут себя так же, при этом требуя, чтобы система функционировала без сбоев и осечек . Если Путин такой, как все, он не может требовать от министров, чтобы они этого не делали. Все более очевидно, что госаппарат существует в России не для управления страной и служения интересам граждан, а для предоставления высшим должностным лицам возможности украсть побольше денег и уничтожить всех, кто им мешает это сделать. Возможно, для россиян это было всегда очевидно. Но дело Магнитского обнажило, что Путин и Медведев готовы на все, действуя во вред России и ее народу, чтобы сохранить сложившуюся систему. Я не думаю, что за последние 12 лет в России был скандал, который бы так всколыхнул и взволновал общество, как дело Магнитского, и я не вижу смысла платить такую высокую политическую цену для спасения сложившейся системы узаконенного воровства. Смотря на то, что происходит с выборами в России глазами иностранца, я понимаю, почему люди выходят на улицы и в неподконтрольные власти социальные сети. Ежедневно в российских СМИ появляются заголовки об очередном «втором Магнитском», очередной жертве полицейского произвола и беззакония. Каждый день кого-то арестовывают или угрожают уголовным преследованием за выражение своих взглядов. У каждого есть своя история, напоминающая случившееся с Сергеем, и всех объединяет одно: желание, чтобы ответственные за преступления не могли их совершать дальше. Вопросом остается лишь то, как далеко Путин и Медведев будут готовы зайти в борьбе за сохранение созданной ими системы. Уильям Браудер, глава Hermitage Capital» При этом, как следует из пресс-релиза СКР (имеется в распоряжении редакции FLB), защита и родственники самого Сергея Магницкого категорически отказываются от ознакомления с материалами дела, в то время как адвокаты Уильяма Браудера уже изъявили к этому желание. «Следственный департамент МВД России Пресс-служба 125009, г. Москва, Газетный переулок, д. 6 «Защитники С. Магнитского отказываются защищать интересы своего подзащитного» Окончено предварительное расследование уголовного дела по обвинению подданного Великобритании, бывшего главы московского представительства компании «ЭрмитажКэпитал Менеджмент Лимитед» Уильяма Браудера и аудитора компании «ФайрстоунДанкен» Сергея Магнитского в уклонении от уплаты налогов. В настоящее время в соответствие со ст. 217 УПК Российской Федерации необходимо обеспечить право адвокатов и законных представителей обвиняемых на ознакомление с материалами уголовного дела. В то же время в следственные органы поступила информация об отказе законных представителей обвиняемого С. Магнитского от процедуры ознакомления . Позиция адвокатов и законных представителей обвиняемого Магнитского, заявляющих о незаконности самого расследования и самоустранившихся от реализации своих прав на защиту чести и достоинства умершего обвиняемого, следствие расценивает, как очередную попытку исказить объективное положение вещей и безосновательно дискредитировать деятельность российских правоохранительных органов. Адвокаты другого обвиняемого, иностранного подданного У. Браудера, готовы к процедуре ознакомления . В соответствие с российским законодательством данное уголовное дело будет передано в суд после того как адвокаты У. Браудера ознакомятся с материалами дела. Несмотря на отказ, защитники С. Магнитского имеют возможность воспользоваться своим законным правом на ознакомление вплоть до начала судебных слушаний, с тем, чтобы впоследствии представлять интересы своего подзащитного в суде.» Однако, как показывает практика, Уильяма Браудера в отношениях с Россией интересует вовсе не защита прав его бывших сотрудников и даже не выяснение истины. Браудер явно находится во власти «вендетты» и не собирается из-под этой власти выходить. Как ранее сообщало Агентство федеральных расследований FLB, «в октябре в Гарвардской школе бизнеса стартовал новый практический курс, касающийся России, который, по словам одного из его авторов, «больше похож на халтуру». На 20 страницах пособия курса изложен самый трагический опыт, который когда-либо переживали иностранные инвесторы в России – дело американского руководителя фонда Уильяма Браудера (William Browder), которому запретили въезд в страну в 2005 году, и его адвоката, который умер в российской тюрьме четырьмя годами позже . Он направлен на то, чтобы произвести впечатление на новоиспеченных гарвардских гениев. Например, в Приложении 9 представлен «прайс-лист» «взяток», включая стоимость отзыва лицензии конкурента (как утверждается, всего 1 миллион долларов). Однако основная мысль этого курса хорошо согласуется с тем, что можно назвать кредо Браудера: ребята, если вы желаете себе добра, держитесь подальше от России . Когда в 2009 году прозвучали новости о смерти его адвоката, Браудер посвятил значительную часть своего времени тому, чтобы это стало широко известно у него на родине, и его кампания (он предпочитает не называть ее «вендеттой») постепенно превратилась в информационную войну одного человека против российского правительства . Пока, кажется, он выигрывает. Несколько месяцев назад я получил письмо от одного обеспокоенного чиновника в области СМИ в российском правительстве, который был озабочен той чрезвычайно негативной информацией о России, которая появлялась в западной прессе. «Кажется, республиканцы хотят поставить под удар российскую политику американской администрации,- написал он.- Что вы думаете о моменте проведения такой массовой кампании?» Несколькими днями позже он снова написал. Это были не республиканцы. Это был только Браудер. «Я успокоил своих коллег». Однако в сравнении с республиканцами, Браудер, по-видимому, представляет собой гораздо большую угрозу. Когда я беседовал с ним ранее в ноябре, он был в Германии, чтобы обратиться с речью к Бундестагу, и намеревался на следующий день отправиться в Литву, чтобы встретиться с министром иностранных дел и ее парламентом. Он все еще руководит инвестиционным фондом из Лондона, что помогает поддерживать его состояние на уровне 100 миллионов долларов, однако основную часть своих сил и энергии в настоящее время он тратит на то, чтобы опозорить российское правительство. «Это чрезвычайно важная часть моей жизни,- сказал он мне.- Иногда я практически полностью посвящаю этому недели своего времени» . Браудер получает помощь политиков и бизнесменов, с которыми у него есть связи, а когда он берет слово, он может быть убедительным оратором, перемежая свою трагическую историю самокритичными юмористическими репликами. (Когда его недавно спросили на лекции о том, какими навыками нужно обладать, чтобы стать успешным инвестором в России, он невозмутимо ответил «навыками ножевого боя».) За последние два года он пересказал свою историю правительствам США, Соединенного Королевства, Канады и еще десяти европейских стран. Палаты некоторых правительств с тех пор голосовали за то, чтобы запретить российским чиновникам въезд в их страны, заморозить их счета, или публично осуждали Россию. Ни один активист не оказал такого масштабного влияния на отношения России с Западом со времен краха Советского Союза, что кажется весьма ироничным, учитывая родословную Браудера . Он родился в семье, принадлежащей среднему классу, на Южной стороне Чикаго – «у нас был старый Бьюик и две собаки» - и был внуком графа Браудера, который возглавлял Коммунистическую партию США в течение 11 лет. В 1945 году, когда партия встала на сторону Кремля в начале холодной войны, старшего Браудера исключили из партии за его убеждение, что Москва и Вашингтон могут мирно сосуществовать. Теперь его внук проповедует обратное, и Гарвард стал его последним завоеванием, которое также может оказаться и самым значительным. Новый практический курс, почти полностью основанный на предоставленных Браудером фактах его авторам, будет преподаваться в бизнес школах по всему миру в течение многих лет . В нем подробно излагается, как Браудер, бывший когда-то крупнейшим иностранным инвестором на российском фондовом рынке, фонд которого оценивался примерно в 4 миллиарда долларов, был объявлен персоной нон грата в 2005 году, когда он столкнулся, согласно пособию этого практического курса, с тогдашним президентом Владимиром Путиным. В нем говорится о последовавших за этим уголовных расследованиях и рейдах полиции в его офисах, во время которых несколько полицейских, как утверждается, «втолкнули [адвоката] в конференц-зал и жестоко его избили». Но конец этого был еще хуже. Магнитский, еще один из адвокатов Браудера, умер в следственном изоляторе, после того как ему не оказывалась медицинская помощь в течение нескольких месяцев. Ему было всего 37 лет, и у него остались жена и двое детей. Когда в октябре в Гарварде стартовал этот курс, Браудер выступил с обращением к студентам, и его послание достигло своей цели. «Некоторые студенты по-настоящему плакали»,- рассказал Альдо Мусаккио (Aldo Musacchio), который вел этот курс. Другие ушли с мыслью о том, что российское правительство - это один большой криминальный клан . «Когда читаешь пособие, понимаешь, что оно становится похожим на фильм про мафию,- говорит Адольфо Моралес (Adolfo Morales), один из студентов курса.- Очевидным выводом является то, что Россия представляет собой в некотором смысле мафию ». Поскольку такие практикумы Гарварда являются стандартными для бизнес-школ по всему миру, то эти идеи вскоре будут представлены многим талантливым молодым специалистам, которые однажды в будущем будут контролировать мировую экономику . Эта история, по словам Браудера, станет «буквально хрестоматийным примером цены коррупции в странах с развивающимся рынком». Воздействие этой истории трудно определить количественно, однако достаточно легко представить себе. Несколько лет назад Хуан Аристи (Juan Aristi) изучал одну из вариаций истории Браудера во время прохождения программы MBA в университете Колумбии. Теперь он является разработчиком стратегии в мировой консалтинговой компании, чьими клиентами являются правительства стран и крупнейшие корпорации. «Это повергло меня в шок,- вспоминает он.- Полагаю, что вывод из всего этого - в России вы всегда зависите от милости влиятельных людей и полиции». Итак, станет ли он советовать своим клиентам инвестировать в России? Если у них хорошие связи с Кремлем, тогда, вероятно, да. «Но даже в этом случае ни в чем нельзя быть уверенным», добавляет он. А теперь представьте, сколько таких Аристи появится после изучения этого курса. Сколько будущих консультантов, руководителей фондов и политиков усвоят идеи Браудера? В любом случае, это будет победой его кампании и назревающей катастрофой для образа России. И именно здесь Москва может начать протестовать. Многие иностранные бизнесмены добились невероятного успеха в России, а история Браудера кажется в определенном смысле худшим сценарием. Даже Рей Фисман (Ray Fisman), профессор университета Колумбии, который является соавтором этого нового курса, признает это. «Это побочный риск, худший вариант развития событий» . Однако стоит ли рассматривать масштабную картину российской экономики сквозь призму этого побочного риска будет зависеть от самих студентов, а за этой трогательной историей Браудера легко можно пропустить суть. Деликатность – это не его конек, и он зачастую прибегает к патетике телепроповедников. Он сказал мне, описывая смерть Магнитского: «Это практически пример святой добродетели. Он молодой человек, который верит в правду и добродетель, восстает против порочного режима и оказывается наказанным таким жутким образом». Многие с этим, вероятно, согласятся, однако такие заявления трудно назвать объективными. Сам практический курс намного менее напряженный, в нем испытания Браудера описываются следующим образом: «То огромное количество правительственных чиновников и частных лиц, которые, должно быть, были вовлечены в эту аферу [против фонда Браудера], в совокупности представляли собой искушенного и обладающего серьезными связями противника». Однако объективность и не является целью Браудера. Его цель – заставить мучителей Магнитского заплатить за свои злодеяния . Он хочет, чтобы все, кто был замешан в этом деле, предстали перед судом или были наказаны иным способом. До 16 ноября – двухлетняя годовщина со дня смерти Магнитского – Россия так и не соизволила этого сделать. Не было проведено никаких расследований относительно восьми высокопоставленных чиновников, связанных с этим делом, включая следователей, судей, прокуроров и одного генерала ФСБ, службы безопасности России. Все они сохранили свои должности или даже получили повышение. Только двум тюремным врачам были предъявлены обвинения в преступной халатности, несмотря на все свидетельства того, что дело Магнитского связано с чиновниками различных уровней. Таким образом, Браудер энергично продолжает свою кампанию, и до настоящего времени Россия не предприняла никаких попыток публично опровергнуть его аргументы. (Единственным ответом, по словам Браудера, стали 11 угроз убийством, отправленные анонимно по смс, электронной и голосовой почте.) Когда я поинтересовался в компании Ketchum, нью-йоркской фирме по связям с общественностью, которая руководит продвижением образа Кремля на Западе, имеется ли у них какая-либо стратегия относительно кампании Браудера, они кратко ответили мне «без комментариев». В 2006 году точно также ответил Путин, когда репортер спросил его о том, почему американскому инвестору запретили въезжать в страну. «Честно говоря, я не знаю, почему именно этому конкретному человеку отказали в праве въезжать в Россию», - сказал Путин. Однако если он тогда ничего не знал о Браудере, к настоящему времени он, несомненно, узнал»."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации