В погоне за "синей птицей"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::15.11.2005

В погоне за "синей птицей"

Сенатора Сабадаша "развели" бюрократы из Роспатента

Ну и что, что я слово давал - я же не сделал.
Виктор Черномырдин

Алексей Роменский

Для значительной части российского чиновничества эти слова экс-премьера стали жизненным принципом. Зарабатывать, делая вид, что исполняешь свои должностные обязанности, – в общем-то, обыденность для нынешней бюрократии. До сих пор жертвами этого принципа оказывались незадачливые рядовые граждане. Но чтобы чиновники средней руки из Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам РФ (Роспатент) «развели» на пустом месте на весьма немалые деньги крупного предпринимателя со связями да еще и сенатора… Такое можно увидеть далеко не каждый день…

Рождение мечты

Жертвой бюрократов из Роспатента стал предприниматель с широкими бизнес-интересами - Александр Сабадаш.

Казалось бы, все при нем - и алюминий, и лес, и бензин, и даже сенаторский статус от НАО, - жизнь удалась. Но нет пределов совершенству. Совладелец ликероводочного завода «Ливиз» Александр Сабадаш, проходя как-то по складу мимо ящиков с «Пятизвездочной» или там «Синопской» и прочими напитками собственного производства, имеющими все-таки ограниченный Северо-западным округом ареал потребления, да «Русским стандартом», барыши с которого стрижет владелец марки Рустам Тарико, с грустью подумал, что для полного счастья ему не хватает своего водочного супер-бренда. Без него он вовсе и не «водочный король», как окрестили его подобострастные питерские журналисты, а какой-то маркиз или граф. И воображение Сабадаша рисовало сладостную картину – бегут бутылки с синей птицей по ливизовскому конвейеру, а денежки – в карман его владельца. В 2003 году, когда началась эта история, водка «Гжелка» в бутылках с сине-белой этикеткой, действительно, была самой популярной маркой в среднем, как говорится, ценовом сегменте. Узнаваемость названия приближалась к 100 %. Даже токсикологи из Склифа предпочитали пить только ее.

Так, в погоне за синей птицей «Гжелки», сенатор Сабадаш оказался у дверей Роспатента, где его и встретил человек с именем кудесника из восточной сказки - Роберт Самвелович Восканян, простой начальник Отдела товарных знаков Федеральной службы по патентам, интеллектуальной собственности и товарным знакам. Специалист, без сомнения, талантливый и по-восточному хитроумный.

«Нет ничего невозможного», - вкрадчиво сказал Восканян забыв, правда, предупредить, что товарный знак «Гжелка» зарегистрирован заводом «Кристалл» аж в 1993 году и все законные сроки на то, чтобы оспорить регистрацию, уже пять лет как истекли.

Авторский беспорядок

Как только Восканян получил заявку, лучшие умы Роспатента и ФКП «Союзплодоимпорт» как обычно в сплоченном порыве приступили к решению задачи.

К тому времени руководитель ФКП Логинов получил уже широкую известность в сфере отъема товарных знаков. Так что руководство Роспатента никогда не брезгует помощью «государственных аграриев».

Далее, уважаемые владельцы любого товарного знака, от «Пепси-колы» до презервативов «Гусарские», внимательно следите за схемой – ведь от нее не застрахован никто.

Сначала была тщательно изучена ситуация. Выяснилось, что в начале 90-х сувенирные подарочные емкости, в которые разливалась уже широко известная и популярная в народе водка, производились объединением «Гжель» под чутким руководством директора ФКП Виктора Логинова (однофамильца руководителя ФКП). Поставки осуществлялись через ООО «Гжелка». Директор этого самого ООО Виктор Дубков и передал тогдашнему руководителю «Кристалла» Владимиру Ямникову право на регистрацию товарного знака «Гжелка». В свою очередь, Ямников провел регистрацию в апреле 1993 года. А в ноябре 2002 товарные знаки «Гжелка» в количестве четырех штук – две картинки и две надписи – были официально, с соблюдением всех необходимых формальностей, проданы ТПГ «Кристалл», которая и производит «Гжелку» в настоящий момент.

В делах давно минувших дней и нашлась лазейка. Ударить по товарному знаку решили авторскими правами. Саму марку оспорить невозможно. Зато авторские права на используемую на ее этикетке картинку – не сложно.

Отметим, что в поиске таких лазеек Роспатент поднаторел – «печень трески» запатентовать нельзя, ее никто не придумывал, зато можно зарегистрировать в качестве товарного знака желто-фиолетовую гамму этикетки и манеру написания самого словосочетания «печень трески».

Для начала специалисты «Союзплодоимпорта» нашли художников - супругов Хазовых, которые в творческом беспорядке мастерской откапали якобы расписанную еще к началу Перестройки сырную тарелку с изображением существа, как принято выражаться, «похожего» на синюю птицу гжели – блеклое и подмерзшее в наших краях наследие зороастризма, которое рисовали на разделочных досках многочисленные выпускники Суриковского, подрабатывающие на знаменитом на рубеже 80-х – 90-х вернисаже в Измайлово.

Потом, для пущей убедительности, отыскали и престарелого монументалиста Дьяконова, который, на склоне лет, в перерывах между ваянием, якобы нарисовал для «Гжелки» и саму этикетку.

Ошибочка вышла

Одновременно юристы ФКП и Роспатента порекомендовали Сабадашу приобрести то самое ООО «Гжелка», которое поставляло на московский «Кристалл» подарочные емкости под водку. Тогдашний руководитель компании Дубков передал в свое время право регистрации товарного знака «Гжелка» московскому заводу и оспаривать ничего, естественно, не собирался. Так что, потратив еще немного на покупку «Гжелки», Сабадаш поставил во главе ООО своего человека – члена совета директоров «Ливиза» Юрия Локтионова. Теперь под контролем Сабадаша оказался субъект, который мог оспорить права на «Гжелку».

Для завершения комбинации не хватало только одного - состряпанных задним числом договоров о передаче авторских прав на спорную птицу от художников и ваятелей к ООО «Гжелка».

Все должно было выглядеть так, будто ООО «Гжелка» обладало правами на птицу и этикетку еще с 1992 года, то есть до того, как «Кристалл» зарегистрировал их в качестве своих товарных знаков. И все бы хорошо, но видимо очередной транш от Сабадаша, как это обычно бывает, оказался «распределен» наверху, и ни копеечки не дошло до конкретных исполнителей. А потому юрист ФКП «Союзплодоимпорт» Галина Мозговенко, специализирующаяся на подобных спорах, решила не мараться сама. Договора, судя по всему, стряпали какие-то практиканты-студенты…

Незачет студентам. За неумение списывать. Где уж им предусмотреть, что с 1992 по 2003 год законодательство об авторском праве и товарных знаках в РФ ой как изменилось. При этом точные цитаты из последней редакции законодательных актов в документах, якобы составленных десятилетием ранее, смотрелись, мягко говоря, чудно.

Когда же Локтионов обратился в Палату по патентным спорам с этими бумажками, та, не обратив внимания на «странность» с формулировкой, постановила права на марку передать в ООО «Гжелка».

Отметим, однако, что как только дело вышло за пределы Роспатента, насилие над законом и здравым смыслом завершилось, как по мановению волшебной палочки. Арбитражный суд, в который обратился «Кристалл», после ознакомления с материалами дела, «беспредельное» решение Палаты отменил.

Отдадим должное упорству сенатора РФ и «интеллектуальных рейдеров» Роспатента - первый обращался в Палату по патентным спорам ШЕСТЬ (6!) раз, а последний, каждый раз это обращение удовлетворял.

К чести Фемиды, Арбитражный суд был не менее упорен – все шесть незаконных решений были отменены.

Фол последней надежды

Страшно представить, как пеняли главе ФКП «Союзплодоимпорт» Логинову за недосмотр и низкую квалификацию юристов руководитель Роспатента Борис Симонов и его зам. Владимир Шипков.

В результате, руководство Роспатента решило больше связываться с безалаберным ФКП. Да и сам Сабадаш, по всей видимости, и вовсе хотел отказать от идеи заполучить «Гжелку». Вернуть его расположение чиновникам Роспатента надеялись с помощью двух решений Палаты по патентным спорам под руководством Николая Судьина.

Под Новый 2005 год Роспатент преподнес Сабадашу первый подарок. 28 декабря Палата по патентным спорам присудила локтионовской «Гжелки» право на одну из четырех частей теперь уже самой водочной этикетки. А, отойдя от праздничного загула, Палата отдала «Ливизу» еще два товарных знака с птицами. Так три из четырех товарных знаков, которые и составляли полностью стандартную этикетку «Гжелки», были оспорены в пользу ООО Локтионова. Но Сабадаш продолжал колебаться. А руководитель Роспатента Симонов все медлил с утверждением решения Палаты по патентным спорам.

Тогда был пущен слух о том, что четвертый кусочек головоломной этикетки Палата по патентным спорам оставит за «Кристаллом». Тут Сабадаш и сломался.

Вот так, грамотно рассчитанная психологическая атака завершилась безоговорочной победой чиновников и позволила «развести» сенатора Сабадаша на весьма крупную сумму.

Так бы и было все хорошо, если бы шесть судебных решений в разных инстанциях не опровергли слова Восканяна о том, что нет ничего невозможного. Интересно, как Симонов, Шипков и Восканян теперь станут объяснять сенатору Сабадашу, мол, ну и что, что они слово давали…