В поиска духовности

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::01.07.2003

В поисках духовности

Александр Кукушкин

Converted 14619.jpg

Захар Смушкин

Захар Давидович Смушкин очень не хотел быть евреем. Но что случилось, то случилось. Захар Давидович мужественно воспринимал удары судьбы. Главное – надежные друзья и высокая духовность, не так ли?

Братья Зингаревичи тоже не любили быть евреями. Но огромное количество денег, присущее этой национальности, несколько искупало связанные с ней неприятности. Как говорится, не имей сто рублей, а имей сто друзей. Эту пословицу братья Зингаревичи помнили крепко и пронесли с честью через всю свою жизнь. На каждые сто рублей капитала у них приходился один друг, и братья имели его и так, и сяк и иногда даже противоестественным способом, который мы даже описывать не будем ввиду его полной невероятности.

А после отдыха в сауне с друзьями та же самая мысль, что и у Смушкина сверлила натруженные головы братьев Зингаревичей: а где бы набраться духовности побольше? Дело в том, что сойдясь на почве общей нелюбви к своим библейским корням и общей же любви к денежным знакам самого разного достоинства, Захар Давидович Смушкин и братья Зингаревичи организовали небольшой, но весьма дремучий бизнес. Который вскоре разросся и стал большим, но при этом оставаясь таким же дремучим.

- Почему от вас всегда елками пахнет? – часто спрашивали трех еврейских богатырей незнакомые депутаты.

- Специфика бизнеса, - скупо отвечали те.

- А почему у вас руки по локоть в крови? – не унимались незнакомцы.

- Специфика бизнеса, - скромно тупили глазки лесные братья.

Надо сказать, компания ихняя называлась настолько непонятно и непривычно для русского слуха, что даже налоговые инспекторы не могли запомнить ее с первого раза. То ли «Палп Фикшн», то ли «Фак Шит», то ли «Олим Прик». В общем, херня какая-то…

Братья и Смушкин занимались тем, что валили лес и конкурентов. Это занятие приносило им немножко денег, на которые братья и Смушкин повадились в последнее время искать духовность. Поскольку КПСС канула в Лету, а в церкви братьям было отчего-то не по себе (корчило их там и крючило неимоверно, стоило только порог пересечь), братья и Смушкин в поисках духовности проводили немало времени в саунах и офшоррах. Однако по больше части поиски духовности в этих местах ни к чему хорошему не приводили, исключая редкие случаи сифилиса и лобковых вшей.

К счастью, однажды компаньонам здорово свезло. Сейчас уже не вспомнить, кто из них первый – то ли нежноранимый Захар Давидович, то ли более дубоватые братья Зингаревичи вышли на весьма известную в Питере профессиональную прошмандовку по кличке Царапкина. Раньше Царапкина работала простой клофелинщицей, но потом переквалифицировалась. Разумеется, при встрече с лесными братьями Царапкина не сказала им, что она прошмандовка, напротив, она объяснила компаньонам, что является знаменитой гадальщицей и в доказательство продемонстрировала им хрустальный шар размером с голову самого крупного из братьев Зингаревичей, каковой шар достала откуда-то из глубин своих необъятных цаганских юбок.

Юбки произвели на лесников ошеломляющее впечатление. Захар Давидович тут же вспомнил, как еще в студенческие годы слышал что-то от одной сокурсницы-динамщицы, что «наука еще не все познала» и «что-то такое определенно есть». Эти смутные воспоминания молодости разбередили упругую душу Смушкина. А, глядя на него, и братья Зингаревичи прослезились.

- Посмотрите, пожалуйста! – Захар Давидович сунул левую ладошку-лодочку гадалке. На ладошке его при этом лежал совершенно роскошный рубль.

Царапкина с ловкостью обезьяны ухватила небольшую потную кисть лесного олигарха (рубль с нее непостижимым образом тут же исчез) и начала вглядываться в хиромантические борозды. Через минуту она вздохнула, с видимым сожалением еще раз обозрела руку и не найдя на ней еще одного рубля, отпустила оную.

- Ну, для верности надо бы еще на картах погадать, а пока по руке выходит, что ты, братец, еврей.

Смушкин потрясенно ахнул.

- А еще елками от тебя пахнет. Обосрался что ли?..

- Да нет, - очки Захара Давидовича от волнения помутнели. - Просто вспотел немного. Я олигарх вообще-то. Только не такой, как все. Лесной. Лес добываем. Деревья-с…

- Да я вижу, что не мухоморы, - Царапкина черными своими пристальными дырками уставилась в беспомощно бегающие бусинки Захара Давидовича. – А еще я про тебя вот что знаю, касатик…

И к вящему ужасу Смушкина выдала ему наизусть цифры из годового отчета его загадочной компании «Филмз Прик».

…С тех пор Смушкин и Зингаревичи стали часто встречаться с волшебницей. И, что характерно, никогда не ошибалась, зараза! Скажет, допустим: «А вот теперь дашь ты мне, мил человек, сто рублей гонорара за гадание…» И Смушкин доставал и отмусливал ровно стольник! Поразительно просто, до чего точно угадывала!

Или, допустим, говорит Царапкина: «А когда от меня выйдешь, машину твою хулиганы плохими словами испишут. С помощью гвоздика.» И точно. Спускаются Смушкин энд Зингаревичи, а на «Мерседесе» неприличные слова их трех, пяти и еще раз пяти букв накорябаны. Куда только водитель смотрел? За что и огреб, кстати…

И вот в один прекрасный день, пришедшим к ней Зингаревичам энд Смушкину Царапкина сказала то, что лесникам совсем понравилось, но деваться было уже некуда – не ошибалась никогда гадалка. А сказала она елочным королям, что компания ихняя знаменитая «Саккер Фэгот» вскоре накроется некоей иррациональной сущностью, отдаленно напоминающей то ли сверкающий медный таз, то ли женский половой орган неимоверных размеров.

Уйдя от Царапкиной Смушкин со товарищи решили не перечить судьбе, чтоб еще хуже не стало, а просто тихо и спокойно начали готовиться к иной жизни. Смушкин поступил на курсы кройки и шитья, чтобы было чем заработать на пропитание в черный день, а Зингаревичи купили щенка редкого окраса с целью стать заводчиками и вскоре занялись поиском для него подходящей суки.

Вскоре еврейскую лесную империю и в самом деле потряс ужасающий крах, а история смыла со своих страниц фамилии неудачных еловых олигархов.

Мораль: поиски духовности до добра не доводят. Особенно тех еврейских олигархов, от которых пахнет елками…