В тени АЛРОСА

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Инвестиционная группа АЛРОСА, созданная при участии неизвестных широкой публике лиц"

Оригинал этого материала
© "Русский Forbes", сентябрь 2005

В тени «АЛРОСА»

Тезка алмазной монополии — инвестиционная группа «АЛРОСА» - обещала привлечь в проекты компании сотни миллионов долларов. Где деньги?

Валерий Игуменов

Converted 19558.jpg

Сергей Выборнов: «Мы торгуем активами»

Из окна рабочего кабинета гендиректора инвестиционной группы «АЛРОСА» Сергея Выборнова открывается впечатляющая панорама Кремля. Возможно, это прибавляет ему значительности на переговорах. Но внешний вид обманчив: проблема ИГ «АЛРОСА» как раз и заключается в том, что у этой группы, чьи владения разбросаны на тысячи километров от Архангельской области до Якутии, нет поддержки из федерального центра. А если и есть, то недостаточно.

ИГ «АЛРОСА»—необычное образование. Это наполовину частная компания, которой государственная алмазная монополия «АЛРОСА» и правительство Якутии передали в свое время перспективные месторождения золота и драгоценных камней. Под контролем ИГ «АЛРОСА» оказались гигантские активы: примерно 200 млн карат алмазов в Архангельской области и 700 тонн золота в Якутии. О масштабе компании может сказать одна лишь цифра: прогнозные запасы Ломоносовского алмазного месторождения составляют около $12 млрд. Как заявил Forbes президент «большой» «АЛРОСА» Александр Ничипорук, задачей инвестиционной группы является «содействие привлечению финансирования в инвестиционные проекты АК «АЛРОСА» и Республики Саха (Якутия)». Иными словами, ИГ должна отыскать средства для тех проектов, которыми алмазная компания не может или не хочет заниматься самостоятельно.

Найти инвесторов по нынешним временам не так уж сложно. Интерес к отрасли огромный. Только за минувший год цена золота увеличилась на 12,6%, до $409 за тройскую унцию. Мировое потребление «желтого металла» в минувшем году выросло впервые за последние четыре года, отмечают эксперты World Gold Council. Цены на алмазы в 2004 году тоже поднялись почти на 20% и могут вырасти еще на 10-12% в этом году все по той же причине: покупатели готовы покупать больше, чем рынок в состоянии предложить.

Один из крупнейших инвесторов на российском рынке драгметаллов — «Норильский никель»—уже потратил на приобретение золотодобывающих компаний около $1,6 млрд, а до 2010 года намерен выложить еще $600 млн. На рынок пришли такие гиганты, как AngloGold Ashanti и Rio Tinto. Компании с меньшими запасами золота в российских месторождениях, чем у ИГ «АЛРОСА»,—Peter Hambro и Highland Gold —успешно разместили свои акции на бирже, получив от инвесторов сотни миллионов долларов.

ИГ «АЛРОСА» тоже не раз объявляла, что ее переговоры с потенциальными инвесторами вот-вот увенчаются созданием крепкого партнерства. Но всякий раз выгодные сделки срывались. Почему? Причин как минимум две. Первая из них — непрозрачная структура собственности инвестиционной группы.

Кто владельцы?

ИГ «АЛРОСА» выросла из структур московского Собинбанка, обслуживавшего счета российской алмазной монополии. Поначалу компания называлась «Лизинвест» и к нынешним проектам не имела никакого отношения—торговала векселями. Летом 2001 года «Лизинвест» «переехала» в Ханты-Мансийск, сменила название на «АСЕ Групп» и выступила посредником по кредиту в размере 1 млрд рублей, который правительство Ханты-Мансийского автономного округа (ХМАО) выделило на организацию на своей территории алмазогранильного производства. Кредит предназначался «АЛРОСА», но получателем его могла стать только зарегистрированная в ХМАО компания. В этой роли и выступила «АСЕ Групп», переуступив затем деньги алмазодобывающей монополии.

Для завершения сделки ЗАО «АЛРОСА» выкупило контрольный пакет «АСЕ Групп», а сама фирма была перерегистрирована в ОАО «Инвестиционная группа «АЛРОСА». Гендиректором ИГ назначили бывшего главу управления по инвестициям и кредитам «Норильского никеля» Сергея Выборнова. Именно он отвечает теперь за все проекты группы, ведет переговоры с инвесторами. Занятие для Выборнова привычное — в «Норникеле» он руководил отделом международного финансового и инвестиционного сотрудничества.

С руководством понятно, а кто частные акционеры компании?

Официальная версия, которую предлагает использовать президент ЗАО «АЛРОСА» Александр Ничипорук, такова: «50% -1 акция ИГ «АЛРОСА» находятся под контролем ее менеджмента», остальные акции принадлежат алмазной монополии. Выборнов говорит, что он акционером не числится, а на просьбу рассказать, от кого именно ему поступило предложение о работе в дочерней компании «АЛРОСА», с видимой неохотой поясняет: «Больше всего разговоров было с Отаром Марганией».

Имя старшего вице-президента Внешторгбанка Отара Маргании в индустрии драгоценных камней хорошо известно. Он работает внештатным советником вице-премьера и министра финансов Алексея Кудрина. Кудрин возглавляет наблюдательный совет «АЛРОСА» и курирует отрасль. А Маргания, по мнению опрошенных Forbes экспертов, имеет большое влияние на министра. Собеседники Forbes уверены также, что именно его компаниям принадлежит сейчас значительная доля неподконтрольных «АЛРОСА» акций инвестиционной группы.

Так ли это? Сам Маргания смеется в телефонную трубку: «Я занимаюсь научной, а не практической деятельностью, поэтому это не входит в сферу моих интересов». Действительно, живя в Санкт-Петербурге, Маргания преподавал на экономическом факультете университета и даже издал (в соавторстве) пространное экономическое эссе «Европейская модернизация». Тогда почему рынок приписывает владение акциями именно ему? «Была группа людей, которая, не проявив себя в «АЛРОСА», вынуждена была уйти,— говорит Маргания о возможных источниках подобной информации. — Они каким-то образом предполагали, что, если бы Отар Леонтьевич защитил, они могли бы остаться. А я сказал, что не собираюсь ни с кем говорить, после чего в прессе появились статьи, что я вроде серого кардинала в АЛРОСА». Свое участие в создании ИГ «АЛРОСА» Маргания все-таки не отрицает.

Впрочем, в определении судьбы алмазной отрасли не все решает начальник Маргании Алексей Кудрин. Есть еще одна «партия» — ее представляют якутские власти во главе с президентом республики, бывшим президентом «АЛРОСА» Вячеславом Штыровым. В установившемся двоевластии—вторая причина, по которой развитие ИГ «АЛРОСА» тормозится.

Две партии

До 2002 года у «АЛРОСА», алмазной монополии с оборотом в $2,7 млрд, было два председателя наблюдательного совета—один от Москвы, один от Якутии. Это соответствовало распределению акций компании: Москве принадлежит 37% ЗАО «АЛРОСА», Якутии — 40%, а остальные бумаги находятся у бывших и нынешних работников компании, а также сторонних инвесторов. В начале 2002-го Штыров, легко победив на региональных выборах, стал президентом Якутии, оставив пост президента «АЛРОСА». Вслед за этим была упразднена двойная должность председателя наблюдательного совета, и совет стал возглавлять один Кудрин.

Эта перестановка стала началом активных действий федерального центра, решившего получить полный контроль над алмазной монополией. Действия эти до сих пор не увенчались успехом: несмотря на очевидное превосходство московской «партии» (в смысле административного ресурса), увеличить свой пакет акций центр не может: прямой конфликт с Якутией ей невыгоден, а договориться полюбовно не получается.

На этом фоне создание ИГ «АЛРОСА» и передачу ей в собственность перспективных месторождений уже можно считать победой Москвы.

Самое ценное приобретение ИГ — компания «Севералмаз», владеющая лицензией на Ломоносовское месторождение в Архангельской области. Для его освоения требовались значительные средства, и поначалу интерес к проекту проявляла южноафриканская компания De Beers. Но проект развалился. В конце 2002 года в дело вступила ИГ «АЛРОСА» — ей было поручено найти нового иностранного партнера. Речь шла о британской Fleming Family & Partners. По предварительному соглашению FF&P должна была получить 43% акций «Севералмаза», владеющего лицензиями на 6 кимберлитовых трубок Ломоносовского алмазного месторождения с общими запасами в 200 млн карат.

Переговоры потенциальных партнеров продолжались вплоть до конца 2003 года, когда «АЛРОСА» неожиданно для многих передала управление «Севералмазом» ООО «ИК Солэкс», 100-процентной «дочке» ИГ «АЛРОСА». Фактически это означало отмену сделки с Флемингами.

После прекращения переговоров с Флемингами необходимые средства решено было привлечь на рынке: путем размещения вначале кредитных нот, а затем и акций «Севералмаза» на западных биржах. Ноты на $ 150 млн были успешно проданы (под гарантию «большой» «АЛРОСА»). Большую часть привлеченных средств компания потратила на строительство горно-обогатительного комбината на одной из трубок. Его пуск состоялся 28 июня нынешнего года— таким образом, через 25 лет после открытия месторождения наконец началась его разработка.

Размещения же акций алмазной компании на бирже, изначально запланированного на 1-й квартал 2005 года, инвесторы ждут до сих пор. Новая дата выхода—начало 2006 года, говорит Выборнов.

Иная история — с запасами золота, которые достались ИГ «АЛРОСА». Если архангельские месторождения алмазов компании передали фактически из Москвы, то золотые рудники инвестиционной группе отдал сам Штыров, который, будучи уже президентом Якутии, подписал соответствующий указ. ИГ «АЛРОСА» получила в итоге контроль над новой, свободной от долгов компанией с 12 месторождениями, чьи общие запасы золота превышают 700 тонн. Источники Forbes полагают, что Штырову в обмен на это был обещан из Москвы пост федерального министра, но потом предложение отозвали. Штыров эту обиду не простил. А сейчас — после принятия закона о прямом назначении глав регионов — он должен чувствовать себя вдвойне обиженным. Конфликт с центром из-за этого только разгорается.

Тем временем ИГ «АЛРОСА» принялась искать партнеров для добычи золота. В интервью Forbes в начале июня Выборное рассказывал, что уже есть договоренность о создании совместной компании с Barrick Gold, вторым золотодобытчиком мира. Новое предприятие, по оценке Выборнова, имело бы капитализацию около $1 млрд.

Прекрасные планы. Но спустя месяц Barrick перестал быть единственно возможным партнером ИГ «АЛРОСА» — консультации по этому вопросу, как выяснилось, велись также с американской Newmont и с «Норильским никелем».

И, похоже, эта неопределенность сохранится до тех пор, пока тянется конфликт между Москвой и Якутией. В ситуации почти открытой войны за «большую» «АЛРОСА» проекты ИГ меркнут. «Я думаю, что сейчас более важно согласование вопросов между федеральным и якутским правительствами. Присутствует политический момент»,—подмечает Отар Маргания. «Что будет завтра с ИГ «АЛРОСА» в таких условиях, не знает никто»,—говорит один из представителей алмазной отрасли.

Инвестиционная группа «АЛРОСА», созданная при участии неизвестных широкой публике лиц, должна была получить доступ к миллиардным инвестициям, но пока довольствуется скромными проектами. Например, она планирует создать ориентированный на средний класс российский ювелирный брэнд, который в течение ближайших пяти лет должен будет включать в себя сеть из 50 магазинов. Разработкой дизайна ювелирных изделий будет заниматься бывший специалист Carrier Корантен Кидо. Первый магазин планируется открыть в декабре этого года в Москве. На маркетинг ИГ потратит $2-3 млн собственных средств. По словам Выборнова, уже достигнуты договоренности с рядом компаний и частных лиц, которые получат свою долю в сети магазинов в обмен на инвестиции. «АЛРОСА», может быть, тоже возьмет 5-10%, они к этому проявляют интерес»,—говорит он. «А далее эта сеть магазинов тоже выйдет на рынок,—продолжает Выборное.—Главная цель—это капитализация. То есть мы торгуем активами. В интересах «АЛРОСА». Хочется верить, что так оно и есть.

***

Алмазная фишка

"Покупаем акции «АЛРОСА». Срочно. Дорого". Такими объявлениями пестрят сайты участников фондового рынка. Ценные бумаги российского алмазного монополиста — своего рода запретный плод: инвесторы отрывают их с руками, а сама компания грозит покупателям уголовным преследованием.

Наличие рынка акций «АЛРОСА» — закрытого акционерного общества (ЗАО) с доминирующим государственным участием — до последнего времени было секретом Полишинеля. Официально «АЛРОСА» представляла структуру своего капитала так: 37% — правительство России, 32% — правительство Якутии, по 1% акций владеют 8 улусов (районов) Якутии, а оставшиеся 23% — у бывших и нынешних работников компании. Только в марте 2005 года президент «АЛРОСА» Александр Ничипорук признал, что «банковские и иные финансовые структуры» скупили у трудового коллектива уже около 10% «АЛРОСА». К скупке, в частности, приложили руку компании Renaissance Capital и «Русские фонды». По мнению участников рынка, частными компаниями выбраны уже практически все находившиеся на руках у сотрудников акции, за исключением той доли, которая принадлежит группе бывших и нынешних топ-менеджеров компании во главе с президентом Якутии Вячеславом Штыровым (около 13%). Откуда такой ажиотаж? Интерес сторонних инвесторов возник, как только в 2002 году правительство предложило вывести «АЛРОСА» на фондовый рынок. Прямая покупка акций была невозможна: по закону, если кто-то из держателей акций ЗАО решит их продать, другие акционеры имеют преимущественное право выкупа. Однако дарить акции можно, не согласовывая свои действия с остальными собственниками. Обычно недружественная скупка акций ЗАО и оформляется через договор дарения.

Утечка акций «АЛРОСА» не выгодна ни федеральному центру, ни Якутии, которые ведут борьбу за контроль над компанией. Поэтому «АЛРОСА» пытается предотвратить скупку. Весной 2005 года по инициативе компании правоохранительные органы возбудили несколько уголовных дел, в рамках которых был арестован крупный пакет акций «АЛРОСА», находившийся в московских депозитариях. К игре подключилась и инвестиционная группа «АЛРОСА». «Мы участвуем в скупке, но в интересах «большой» «АЛРОСА», — говорит гендиректор ИГ Сергей Выборнов.

Тем временем ставки растут. В августе цена покупки одной акции «АЛРОСА» на вторичном рынке доходила до $4000-5000, хотя сама компания еще прошлой осенью установила справедливую цену одной своей акции в $2150. - В. И.